Веселые времена


Беседу вела Наталья Григорьева

Татьяна Недзвецкая любит говорить, что она «простая уборщица и вот чего добилась». Добилась многого: ее фирма шьет качественные и не очень дорогие платья и костюмы, которые хорошо расходятся.

Правда, насчет «простой уборщицы» Татьяна лукавит. Когда-то, в студенческие годы, подрабатывала уборщицей в Московском театре им. М.Н.Ермоловой. Училась она в МИСиСе, а еще в Литературном институте, во ВГИКе на сценарном факультете и на разных бизнес-курсах.

– Сейчас даже трудно вспомнить, что было десять лет назад. Вообще, мы быстро забываем плохое, вычеркивая из памяти серые улицы и людей в одинаковых пальто.

Я начала заниматься бизнесом в 88 году. Тогда, правда, понятия «бизнес» у нас не существовало, говорили «кооперация». Мы шили платья и блузки. Однако в начале 90-х их не принимали ни в одном магазине, и одежду мы продавали у станций метро. И продавали мешками. В каждом мешке было 50 платьев, в день обычно уходило 25 мешков. Я помню, как однажды даже завязалась драка между торговцами из-за наших платьев, в которой явным преимуществом победили оптовики из Сибири.

Это сегодня хорошо: хочешь – итальянские ткани, хочешь – немецкие или турецкие. А десять лет назад можно было рассчитывать лишь на стоки с фабрик или бракованную ткань.

Кооператоры готовили конверты с деньгами и занимали очередь к заместителю директора нужной фабрики. Если все складывалось удачно, заместитель продавал смесовые ткани, скажем, лен с вискозой. На фабрике из них выпускали мужские рубашки, а мы – женские блузки. Если не удавалось договориться с фабриками, приходилось покупать ткани в обычных магазинах в розницу, что резко повышало цену изделий.

В начале 90-х рынок был пустым. Тогда было меньше конкурентов и легче было прогнозировать, какой товар будет пользоваться спросом. Ведь у наших женщин преобладал специфический вкус: успехом пользовались костюмы определенных цветов – черного, красного и бирюзового (обидно, наш народ года три назад отучился носитьбирюзовый цвет, потому что сейчас он снова в моде) и платья с яркими белыми воротничками.

В 1993-1994 годах существовало две напасти. Первая – дешевые некачественные тряпки из Китая и Турции. Они наводнили рынки Москвы и регионов и трудно было конкурировать. А вторая – бандиты. У нас на фирме они тоже появились – с присказкой: «Мы всю жизнь по тюрьмам да по тюрьмам, делать ничего не умеем — платите деньги». Я пыталась с ними как-то объясниться, вела задушевные беседы, одному даже подарила сборник своих стихов. На следующий день он пришел ко мне в кабинет и сказал: «Татьяна Ивановна, я в жизни прочел всего две книги – Уголовный кодекс и ваши стихи…» Все кончилось, когда я предложила бандитам продать наши платья, а деньги взять себе. А надо сказать, продавцы из них никудышные. В общем, вернули они мне с понурым видом платья и больше не появлялись.

Знаете, мне кажется, что и тогда, и сегодня в России одна проблема: все хотят кое-как получить образование, работать как бог на душу положит и при этом зарабатывать тысячу долларов в месяц. В бизнесе надо думать о перспективе, а все русские хотят получить деньги немедленно. И у нас на фирме было сложно убедить людей, что надо перейти с простой «одежды для всех», которая долгие годы успешно продается, на стильную одежду для среднего класса.

Впрочем, любое понимание приходит с опытом. Я, например, сейчас очень жалею, что десять лет назад не относилась к своему бизнесу серьезно, это был лишь способ заработать деньги. Почему? Не могла себе представить, что мы когда-нибудь сможем шить одежду, способную конкурировать с западной. Нас приучили к тому, что хорошее могут делать только там.

И все-таки я скучаю по тем временам… Не было заботы о завтрашнем дне и весело было. Может быть, даже слишком весело.