Наполеон с Уолл-стрит


Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Джон Пирпонт Морган, которого современники называли просто по инициалам его имени — Джей Пи, не был воплощением «американской мечты» в обычном понимании этих слов, его нельзя назвать предпринимателем, который сделал себя сам. Однако ему удалось невозможное: он дважды выводил экономику США из глубокого кризиса, на протяжении нескольких десятков лет контролировал бо2льшую часть предприятий страны, стоял у истоков компаний, ставших потом гордостью экономики Соединенных Штатов, и, наконец, во многом благодаря ему Metropolitan Museum of Art сформировал свое уникальное собрание предметов искусства.

Будущий финансовый гений родился в г. Хартфорт, расположенном в штате Коннектикут, 17 апреля 1837 года в семье преуспевающего бизнесмена. Его отец, Джуниус Спенсер Морган, был партнером известного предпринимателя и мецената Джорджа Пибоди. Ко времени рождения первенца благодаря торговым и финансовым операциям, которые он совершал не только в Америке, но и в Европе, Джуниус Морган нажил приличное состояние, оценивавшееся в несколько миллионов долларов. Мать, Джульетта Пирпонт Морган, происходила из благородной семьи со старинной родословной. От нее Джон унаследовал тягу к искусству, а также слабое здоровье. Вскоре после рождения сына семья переехала в Бостон.

Джуниус Морган, возлагавший на сына большие надежды и видевший в нем продолжателя своего дела, воспитывал мальчика в строгости и не жалел денег на его образование. Джон учился в самых престижных школах США, которые по прихоти отца и из-за слабого здоровья менял довольно часто, и везде становился первым учеником. Он был бойким, веселым и очень сообразительным ребенком.

Джон подрос, и отец, переехавший в то время по делам бизнеса в Великобританию, отправил его в швейцарскую частную школу, после окончания которой юноша поступил в Геттингенский университет в Германии. Способности молодого человека, наиболее ярко проявившиеся в математике, произвели большое впечатление на геттингенскую профессуру. Ему было предложено стать ассистентом на одной из кафедр университета и заняться научной карьерой. От этого предложения Джон не раздумывая отказался: он уже твердо знал, что станет бизнесменом.

Первый опыт

В 1857 году Джон по рекомендации отца поступает на работу в нью-йоркский частный банк Duncan, Sherman & Со. Джуниус мечтал о собственной банковской империи, в которой, наподобие старейших европейских банков, управление передается от отца к сыну, а для этого нужно было, чтобы единственный наследник Моргана-старшего в совершенстве овладел всеми тонкостями банковского дела.

Изучение на практике азов предпринимательской деятельности давалось Джону легко, это оценил и его отец. В 1860 году Джон, не покидая Duncan, Sherman & Со, становится американским агентом лондонской компании George Peabody & Со.

В 1861 году в США началась Гражданская война между Севером и Югом. Отец и сын Морганы быстро поняли, что военные действия только на руку предприимчивым деловым людям. Они объединили усилия и провели множество краткосрочных спекулятивных операций с товарами, необходимыми для армии, и акциями компаний.

Одна из таких спекуляций чуть было не подмочила репутацию молодого финансиста. В самом начале войны к Джону обратился человек по имени Саймон Стивенс с просьбой профинансировать перевооружение армии северян. Стивенс договорился с военными о том, чтобы купить у них признанные устаревшими 5 тыс. винтовок. Эти винтовки надо было усовершенствовать и продать обратно военным за довольно высокую цену. Сделка обещала хорошую прибыль, и Морган ссудил Стивенсу деньги. Время шло, но модернизированного оружия все не было. Джон забеспокоился и разорвал сделку, потребовав свои деньги назад. Возможно, ему помогла интуиция, возможно, он узнал, что эта операция вызвала подозрение в правительстве. Вскоре дело о модернизации винтовок подверглось тщательному расследованию в конгрессе, в ходе которого был установлен факт мошенничества. Разразился громкий скандал, но, к счастью для Моргана, он не затронул его.

Любовь всей жизни

Конец 50-х — начало 60-х принесло Джону не только первые финансовые успехи, но и самую большую любовь в его жизни, драматически сказавшуюся на его дальнейшей судьбе. В Нью-Йорке он познакомился с Эмилией Стергис. Эмилия или, как ее еще называли, Мими считалась одной из самых завидных невест Нью-Йорка: она была хороша собой, безукоризненно воспитанна и жизнерадостна. Увлекающийся по натуре, Джон сразу же влюбился в девушку. Он ухаживал за ней два года. В конце концов избранница Моргана ответила взаимностью. Вскоре состоялась их помолвка. Однако незадолго до свадьбы Мими тяжело заболела, врачи заподозрили страшное для того времени заболевание — туберкулез. Беспокоясь за будущее Джона, Джуниус Морган настаивал на том, чтобы сын разорвал помолвку. Но Джон был настолько влюблен, что не внял призывам отца и не отказался от невесты.

В 1861 году, когда Мими стало немного лучше, они поженились. Молодые супруги отправились в свадебное путешествие на средиземноморское побережье Франции, надеясь на то, что теплый климат и морской воздух благотворно скажутся на здоровье новобрачной. Однако вскоре Эмилия опять занемогла. Французские медики оказались единодушны с американскими коллегами, они поставили молодой женщине тот же диагноз — туберкулез. Джон полностью посвятил себя заботам о Мими, передав все деловые операции отцу. Но болезнь миссис Морган прогрессировала, и вскоре, прожив с преданно любящим супругом всего лишь несколько месяцев, она умерла. В Нью-Йорк из свадебного путешествия Джон вернулся один, везя с собой гроб с телом жены.

Смерть Мими повергла когда-то веселого и жизнерадостного Джона в глубокую депрессию, с которой он боролся всю жизнь. Кроме того, тяжелый стресс привел к тому, что слабое здоровье Моргана пошатнулось: он перенес легкую форму оспы, обострились наследственные кожные заболевания, участились головные боли.

Позже в жизни Джона Моргана появились и другие женщины, но ни одна из них не значила для него столько, сколько Мими. В 1865 году он женился во второй раз. Его избранницей стала Фрэнсис Луиза Трэйси, родившая ему четырех детей — одного сына и трех дочерей. Однако этот брак не был счастливым.

Великий предприниматель имел множество любовниц, среди которых были самые изысканные и красивые дамы Нового Света. Всех их он осыпал драгоценностями и роскошными подарками, охотно появлялся со своими пассиями в обществе, но ни одну не любил.

В личной жизни он был очень одинок. Пожалуй, единственной женщиной, которая потеснила в сердце Джона Моргана Мими, стала его любимая старшая дочь Луиза, самый близкий ему человек в семье.

Yes-or-No Morgan

После смерти первой жены Джон полностью погрузился в работу. Его состояние росло на глазах, Моргана-младшего уважали и опасались в деловых кругах, где он приобрел репутацию человека агрессивного по отношению к конкурентам, требовательного к партнерам и склонного к чрезмерному риску. Кроме того, всех поражала невероятная работоспособность молодого предпринимателя, привыкшего делать деньги чуть ли не круглые сутки напролет.

Джон Морган создает собственную компанию — J. P. Morgan & Co. Но самостоятельно она просуществовала недолго — вмешался Джуниус Морган. В 1864 году он уговорил сына сделать старшим партнером фирмы Чарлза Дэбни, прежнего руководителя Джона, а сам Джон стал младшим партнером новой банковской фирмы, которая теперь называлась Dabney, Morgan and Co. Компания процветала. И к 1870 году Джон Морган получал фантастическую для того времени сумму — $75 тыс. в год.

Морган-младший быстро понял, что основная проблема США — инвестиции. В 1865 году закончилась Гражданская война. Это привело к тому, что в Америке начался всплеск финансовой активности. Деловые люди стремительно осваивали ранее заповедные для них земли Запада. Однако стране больших возможностей катастрофически не хватало денег.

Потенциальные инвесторы — европейские финансисты, хоть и понимали блестящие перспективы нового рынка, относились к США очень настороженно. Их отпугивала непредсказуемость государственной политики и экономики США, они не были уверены в своих заокеанских партнерах и не имели полной информации о ситуации в стране. Более того, американское государство было в то время слишком озабочено другими проблемами и не могло предложить никаких гарантий иностранным инвесторам.

Пользуясь знакомствами отца в высших сферах финансового мира Лондона, Джон Морган сумел убедить британских банкиров в том, что вложенные ими средства не только будут в надежных руках, но и принесут инвесторам огромную прибыль. В итоге очень многие финансовые операции, проводившиеся англичанами в Америке, совершались через банк Моргана.

Джей Пи активно работал над собственным бизнес-стилем. Он приобрел репутацию раздражительного бизнесмена-аристократа, обладающего холодной головой и горячим сердцем. По воспоминаниям современников, Джон не любил длинных переговоров и славился тем, что мог мгновенно охарактеризовать перспективу потенциальной сделки. Благодаря своей лаконичности он заслужил на Уолл-стрит шутливое прозвище Yes-or-No Morgan.

В 1871 году Чарлз Дэбни объявил о решении оставить бизнес. Джуниус Морган посоветовал сыну объединить Dabney, Morgan and Co с уважаемым филадельфийским банком Drexel and Co. Его основатель Энтони Дрексель сделал состояние на торговле правительственными облигациями во время Гражданской войны и был заинтересован в партнерстве с европейскими финансистами. Джуниус и Джон могли это обеспечить. Новую фирму назвали Drexel, Morgan and Co. Семейство Дрексель вложило в уставный капитал компании $7 млн, Джуниус Морган — $5 млн. Однако данное слияние вызвало недовольство Джона Моргана, который, вероятнее всего, хотел уйти из-под отцовской опеки. Он даже грозил своим партнерам, что выйдет из общего бизнеса. Но его удалось уговорить, и Джон, взяв 15-месячный отпуск для путешествия по Европе, вошел в дело.

Он вернулся к работе в 1873 году. И успел как раз вовремя. В стране бушевал скандал, связанный с Северной тихоокеанской железной дорогой. В центре его оказался один из главных конкурентов Drexel, Morgan and Co — известнейшая филадельфийская фирма Джея Кука, она держала облигации железной дороги, а также страховала и финансировала этот проект. Финансовый кризис, случившийся 18 сентября 1873 года, серьезно пошатнул позиции компании на рынке. Это вызвало панику среди инвесторов, которая привела к тому, что Нью-Йоркская фондовая биржа впервые с момента своего основания в XVIII веке закрылась на десять дней. В конечном счете европейские инвесторы, участвовавшие в проекте строительства Северной тихоокеанской железной дороги, потеряли $600 млн. Экономика США оказалась в глубокой рецессии, и отныне в этой стране был только один банк, на который могли положиться иностранные инвесторы и американские вкладчики, — банк Джея Пи Моргана.

Drexel, Morgan and Co выступала как посредник между железнодорожными компаниями, которые с большой охотой продавали свои акции, и частными инвесторами, как с американской, так и с европейской стороны. Компания ссужала деньги и американским предпринимателям. Более того, Морган предложил финансовому миру новую стратегию управления частными инвестициями в сложных проектах, основные принципы которой действуют и по сей день.

История с модернизацией винтовок во время Гражданской войны, чуть было не закончившаяся для финансиста печально, научила Джона Моргана одной простой вещи. Он никогда не соглашался инвестировать в проект, если не имел информации о бизнесе своего заемщика. На Уолл-стрит шутили, что Морган знает о состоянии дел своего клиента значительно больше, чем сам клиент.

Тотальная «морганизация»

В 80-х годах XIX века не без помощи Джона Моргана постепенно оформляется новое явление рыночной экономики — выстраивание промышленной структуры в соответствии с интересами той стороны, которая финансирует проект. Немногим позже данное явление назовут «морганизацией», и, как правило, это слово будет произноситься с явно негативным оттенком.

В основе «морганизации» лежит принцип, по которому в конце XIX века работали все инвесторы в Америке. Безусловно, многие из них давали обыкновенные ссуды под проценты или возможную прибыль, но чаще всего этим дело не ограничивалось. В то время на Уолл-стрит не было жестких корпоративных правил, гарантировавших кристальную честность сделок, и нередко встречались мошенники, стремящиеся нажиться на слишком доверчивых кредиторах. Поэтому, как правило, инвестор, чтобы защитить свои интересы, просил и получал место в правлении компании, на развитие которой он давал деньги. Так же вел себя и Морган, он не просто инвестировал в американскую промышленность, но и требовал активного участия в управлении финансируемых им компаний. Однако активность Моргана как инвестора, авторитет его банка и безошибочная интуиция предпринимателя привели к тому, что постепенно в США появилось несколько мощных монополистических образований, вскоре ставших известными как империя Джея Пи Моргана.

В 80-х Морган занимался финансированием и развитием сети железных дорог в США. В 1886-м он реорганизовал две самые важные дороги Америки — Нью-Йоркскую и Пенсильванскую центральные железные дороги. Потом он занялся железнодорожными линиями, расположенными в Огайо. Стоит ли говорить, что после реструктуризации финансист стал членом совета директоров компаний, владеющих этими железными дорогами.

В 1893 году в США наступил очередной финансовый кризис. Разорилось более 600 американских банков и более 15 тыс. коммерческих предприятий. Особенно жестко кризис отразился на железнодорожном транспорте Америки. Львиная доля железнодорожных компаний оказалась под угрозой банкротства. Их владельцы, которые имели финансовые обязательства перед европейскими инвесторами, активно финансировавшими железнодорожное хозяйство США, обратились за помощью к всесильному Моргану, чьи компании кризис не затронул.

Оценив перспективу сделки и чувствуя ответственность перед европейскими инвесторами, многие из которых приобретали акции железных дорог именно через Моргана, Джей Пи пошел навстречу собственникам этих компаний и предложил гениальное решение проблемы, позже ставшее известным под названием voting trust — «голосующая трастовая компания». Суть его заключалась в том, что акционеры несостоятельных компаний должны передать банку-опекуну, то есть самому Моргану, свои доли в обмен на трастовые сертификаты. Большинство акционеров, желая избежать ответственности перед европейскими инвесторами, на это согласились. Таким образом, Морган получил контроль над десятком важнейших железных дорог страны. Любящий порядок в делах Джей Пи провел реорганизацию всех подконтрольных ему железных дорог и сделал их экономически эффективными.

Авторитет Моргана рос на глазах, его уважали и боялись. Современники вспоминают, что, когда Джей Пи шел по улице, встречные пешеходы благоговейно расступались, чтобы дать дорогу великому финансисту.

Большая политика

Финансовая паника 1893 года привела к серьезному спаду производства и падению цен. Напуганные кризисом европейские бизнесмены стали поспешно выводить свои средства из США, меняя при этом доллары на золото (в то время американская валюта поддерживалась золотым запасом, известным как золотой стандарт). Золотой запас страны таял на глазах, правительство США пошло путем увеличения денежной массы и начало выпускать доллары, конвертируемые в серебро, металл менее ценный. В свою очередь иностранцы обеспокоились, что новые деньги приведут к обесцениванию доллара. В результате число людей, желающих обменять доллары на золото, увеличилось в несколько раз. Экономика страны оказалась на грани катастрофы.

И тут на сцене появился Джон Морган, кровно заинтересованный в том, чтобы иностранные инвесторы не уходили из страны. Он поехал в Вашингтон и добился встречи с президентом Гровером Кливландом. Финансист предложил ему создать синдикат инвесторов, которые продавали бы золото казначейству в обмен на государственные облигации. Это было сделано. Ситуация стабилизировалась. Золотой стандарт страны вырос до $120 млн, а сам Морган получил от этой сделки колоссальную прибыль и фактическую монополию на распространение облигаций.

К тому времени Джей Пи был полноправным хозяином своей компании. В 1890 году умер Джуниус Морган. А в 1895 году из Drexel, Morgan and Co вышло семейство Дрексель. После этого Джон Морган дал банковской компании название, которое когда-то носила его первая собственная фирма, — J. P. Morgan and Co.

Интересы Моргана распространяются, пожалуй, на все сферы американской экономики. Он финансирует талантливого изобретателя Томаса Эдисона, решившего создать собственную фирму Edison General Electric. А в 1891 году участвует в ее объединении с компанией Thompson-Houson Electric в мощнейшую электротехническую корпорацию General Electric, которая по сей день является одним из столпов экономики США.

Джей Пи инвестировал средства в создание металлургической компании Federal Steel, а в 1901 году принял активное участие в ее слиянии со сталелитейным гигантом Carnegie Steel Co, принадлежащим известнейшему магнату Эндрю Карнеги, и с другими металлургическими компаниями. В результате этой сложной операции родилась корпорация United States Steel Corporation, которая стоила по тем временам невиданных денег — $1 млрд.

В 1902 году Морган объединил несколько конкурировавших между собой компаний, производящих сельскохозяйственное оборудование, в фирму International Harvester.

К началу ХХ века в экономике США, пожалуй, не было крупного предприятия, в создании и развитии которого не участвовал бы Морган. Его банк был самым могущественным в США, и его влияние распространялось далеко за пределы этой страны.

Главный банкир страны

В 1907 году США погрузились в очередной финансовый кризис, связанный с неудачной конъюнктурой акций на бирже. Банки перестали давать кредиты. Нью-Йоркская фондовая биржа была парализована, и ее глава обратился к Джону Моргану за помощью, который, кстати, сам пострадал от кризиса: за 11 месяцев 1907 года цена акций его стальной монополии упала более чем в два раза. Морган был как всегда лаконичен, его ответ звучал примерно так: «Скажите им, что денег хватит на всех». В течение нескольких недель Морган выступал как главный банкир страны, а его банк фактически выполнял функции центрального банка США, которого в то время еще не существовало. Он же уговорил других банкиров снова начать выдавать кредиты.

Кризис 1907 года плачевно сказался на здоровье Моргана: обострились его хронические заболевания, он стал более раздражительным. Но самое большое испытание было еще впереди.

В 1912 году сенат подверг деятельность Джона Моргана антимонопольному разбирательству. Началось расследование, Моргана признали олигархом, вменяя в вину то, что он контролировал значительную часть банков, корпораций, железных дорог, страховых компаний и фондовых рынков США. Как всегда нашлись люди, которым захотелось получить лакомый кусочек от империи Моргана. Подключилась и пресса. Страна очень быстро забыла, что человек, которого она обвиняла во всех смертных грехах, дважды спасал национальную экономику от кризиса и то, что он был одним из самых активных и щедрых меценатов своего времени.

Расследование повергло Джея Пи в депрессию, он отошел от дел и больше не занимался бизнесом. Все свое внимание он сосредоточил на давнем хобби — коллекционировании. Им он увлекся еще в юности и, путешествуя по Европе (а туда на несколько месяцев отправлялся каждый год), покупал живописные полотна великих художников, античные статуи, старинные гравюры, средневековые гобелены и многое другое.

Незадолго до смерти по совету врачей Джон Пирпонт Морган уехал в горячо любимую им Европу. Он умер в Риме 1 апреля 1913 года. Как только о кончине великого финансиста стало известно на Уолл-стрит, на всех зданиях этой улицы приспустили флаги.

После смерти Джона Моргана была произведена оценка его состояния. Уникальная коллекция была оценена в $50 млн (что сегодня равняется примерно $1 млрд), в то время как личное состояние магната стоило $69 млн (немногим больше нынешних $1,2 млрд). Говорят, что узнав об этом, конкурент Моргана Джон Рокфеллер цинично сказал: «Надо же! А я-то думал, что он тоже из богатых».

После смерти Джей Пи сделал своей стране еще один подарок. Согласно завещанию, большая часть коллекции финансиста была передана Metropolitan Museum of Art (Нью-Йорк) и составила основу его коллекции. Такой щедрый подарок музею больше не делал ни один меценат. Сенатское расследование о деятельности Моргана с его смертью фактически сошло на нет. Компанию J. P. Morgan and Co унаследовал сын великого финансиста, которому удалось сделать ее самым мощным частным банком в мире.