Владимир СПИВАКОВ: скрипка всегда со мной


Беседу вел Сергей Иванов

12 сентября 2004 года всемирно известный скрипач и дирижер, меценат, видный общественный деятель Владимир Спиваков отпраздновал свое 60-летие.

Журнал «БОСС» присоединяется к многочисленным поздравлениям и искренне желает Владимиру Теодоровичу здоровья, бодрости, творческих успехов.

Вскоре после своего юбилея Владимир Спиваков любезно согласился дать нам интервью.

— Владимир Теодорович, 2004 год для вас юбилейный. Произошли ли за последнее время какие-то события, которые вас удивили, потрясли и надолго остались в памяти?

— Для меня жизнь и сцена переплетены в единое целое, и я не считаю, что живу в некой башне, где в качестве затворника нужно творить для избранных. Потому что вокруг происходят события — страшные события, которые не могут оставить тебя равнодушным, требуют твоего участия, твоего голоса.

Для меня это то, что случилось в Беслане… Я почувствовал себя человеком, с которого живьем содрали кожу. Думаю, такую же боль испытывала вся страна, все мы. Поэтому и мой юбилейный вечер, прошедший 12 сентября, — а я, признаться, не очень-то люблю юбилеи, я совсем не юбилейный человек — был посвящен памяти жертв Беслана.

— А есть ли у вас какая-нибудь мечта, исполнения которой вы пожелали бы в свой юбилей?

— Я бы хотел, чтобы у наших детей была надежда на лучший мир — мир без страха, ненависти, хаоса, безнадежности, неверия. Я бы очень хотел, чтобы они могли творить светло, радостно и свободно. Такое будущее рождается сегодня, и мы должны сделать все, чтобы оно наступило.

— Вы чрезвычайно активный человек: руководите оркестром, дирижируете, занимаетесь преподавательской работой, возглавляете музыкальный фестиваль в Кальмаре, являетесь членом жюри многих музыкальных конкурсов и, наконец, большое внимание уделяете благотворительной деятельности. Но не отвлекает ли все это вас от сольного творчества? Хватает ли времени на скрипку?

— Мы все находимся в плену у своего времени. Его постоянно мучительно не хватает, но все надо успеть. А скрипка… Она всегда со мной.

— Вы желанный гость в самых знаменитых залах мира, вас боготворит зарубежная публика, не говоря уже о том, что гонорары за выступления за границей значительно выше отечественных. Тем не менее вы очень активно выступаете в России, причем не только и не столько в ее центральных городах, сколько в самых отдаленных уголках нашей Родины. Почему?

— Потому что я по-прежнему уверен: Россия жива той самой провинцией, о которой вы говорите. Вообще-то, мне ближе слово «глубинка», в нем ее действительная глубина, ее бесконечность. Люди там удивительно искренние, чистые, настоящие подвижники, и для меня встречи с ними всегда праздник.

— Фактически каждый день вы работаете с вечными произведениями великих композиторов. Как это влияет на ваше мироощущение?

— В вашем вопросе содержится и ответ. Понятия «вечные», «вечность» нам неведомы. А они те, кого мы теперь называем классиками, перешагнули свое время и по-прежнему загадочны, неповторимы и притягательны.

И пусть эту тайну разгадывают следующие поколения.

— С 1997 года вы играете на уникальном инструменте — скрипке Страдивари. Насколько я знаю, музыканты считают, что каждая скрипка — живое существо и имеет особый характер. Как вам работается с этим инструментом, нашли с ним взаимопонимание?

— Да. Надо стремиться к взаимопониманию со своим инструментом, потому что

у каждого действительно собственный характер, собственная индивидуальность.

И чтобы скрипка раскрылась, надо чувствовать ее, как любимую женщину, как дорогого друга.