Анатолий ЧЕПАЙКИН: такая конструкция далеко не уедет


Беседу вел Леонтий Букштейн

Мегион — один из центров нефтегазодобычи Западной Сибири. Сюда в свое время приехали тысячи энтузиастов, чтобы, невзирая на суровые природные условия, неустроенность быта и прочие неудобства, дать стране нефть и газ. Недавно НПУ «Мегионнефть» и все горожане торжественно отметили 40-летие отгрузки первой мегионской нефти. Событие значимое и радостное. Но что стоит за этой юбилейной цифрой? Страна получила более 500 млн т нефти, тем не менее условия жизни рядовых нефтяников по-прежнему далеки от комфортных. В первые годы большинство из них ютилось во времянках и вагончиках. Многие живут здесь и по сей день.
25% жилищного фонда имеет износ 60% и более. Это и стало основной темой нашей беседы с главой администрации г. Мегион Анатолием Чепайкиным.

— Анатолий Петрович, есть ли у города программа по ликвидации ветхого жилья?

— Такая программа принята в целом по Ханты-Мансийскому автономному округу, и Мегион в ней участвует. Но она рассчитана на все территории ХМАО, поэтому быстро наши проблемы решить не может. Кроме того, люди, проживающие в ветхом жилье, при получении новой квартиры обязаны оплатить половину ее стоимости. А это под силу далеко не всем.

Ветхое жилье составляет в Мегионе треть жилищного фонда. Добавьте сюда жилищные проблемы молодых семей, мигрантов — и получите примерное представление о потребностях города. Ситуация усугубляется еще и тем, что прекращено строительство ведомственного жилья. Более того, наши предприятия передали весь свой жилищный фонд — поселки, состоящие в основном из балков и приспособленных под жилье строений,— на баланс муниципалитета. Здесь завязан целый узел проблем, которые достались нам по наследству, и теперь их приходится разгребать в прямом смысле этого слова. Главная же проблема состоит в том, что руководству города так или иначе, но приходится искать способы наращивания объемов строительства жилья. Ведь люди хотят жить в нормальных условиях, а за решением таких вопросов они обращаются в первую очередь к местной власти. И нам очень нелегко отвечать им, особенно тем, кто проработал на Тюменском Севере 15 и более лет, что времена изменились и свои жилищные проблемы они должны решать сами. Ипотека — дело хорошее, но для того чтобы она заработала, нашим гражданам нужно получать не менее 30 тыс. руб. в месяц. К сожалению, это нереально.

Чтобы поддержать горожан, администрация Мегиона оформила в 2004 году кредитную линию на сумму свыше 126 млн руб. для обеспечения целевых кредитов, выданных банком участникам программы сноса ветхого и аварийного жилья для оплаты своей доли. Важно, что кредитование в данном случае производится на льготных условиях: на пять лет под 12% годовых.

Ищем и другие пути, внимательно изучаем и применяем лучший опыт, накопленный как в России, так и за рубежом. Расширяем круг индивидуальных застройщиков, участвуем в строительстве на долевых началах с подрядной организацией, привлекаем средства потенциальных квартиросъемщиков. В этом году создали еще один жилищно-строительный кооператив по принципу немецких сберегательных касс, в попечительский совет которого вошли и руководители муниципальных предприятий.

— А в каком состоянии городские коммунальные сети? Ведь их эксплуатация проходит в жестких климатических условиях.

— Климатические условия действительно жесткие. И главная сложность здесь в том, что у нас очень мало времени на проведение ремонтных работ: максимум три месяца. А успеть надо многое. Естественно, с учетом особенностей климата нужно и более тщательно подходить к подготовке сетей. Но благодаря усилиям наших коммунальщиков аварий в городе не бывает. Отопительный сезон мы начинаем и заканчиваем в соответствии с местными условиями. К примеру, в этом году в дошкольные учреждения, школы, больницы тепло подали 1 сентября. Раньше срока включили отопление и в жилом секторе.

Гораздо большей проблемой для нас является общее состояние сетей, отставание по темпам капитального ремонта. Реальный срок службы трубопроводов выше нормативного, и меняем мы только те трубы, которые уже невозможно эксплуатировать. Как всегда, не хватает средств. Общая протяженность тепловых сетей — 157 км. Ежегодно мы должны менять более 6 км трубопроводов, выработавших свой ресурс, но за последние два года смогли осилить лишь 8 км. Ускорения темпов ремонта требуют и исторические особенности развития города: после получения промышленной нефти его застройка велась хаотично — в соответствии с потребностями различных ведомств. Поэтому кардинальные изменения необходимы и в самой схеме сетей.

— «Производство коммунальных услуг — это бизнес» — так руководители города определяют основной принцип работы предприятий коммунальной сферы. Поясните, пожалуйста, эту формулировку.

— Все очень просто. Каждое предприятие ЖКХ самостоятельно и напрямую, без каких-либо посредников, занимается продажей собственных услуг. Производители и потребители строят свои отношения на договорной основе. Административные рычаги при этом задействованы минимально. Схема общеизвестная, но на практике мы стали применять ее одними из первых в регионе — жизнь заставила. Не могу сказать, что достигли желаемого уровня, но работа идет именно в данном направлении. Еще в прошлом году перешли на 100-процентную оплату коммунальных услуг населением. Как для власти, так и для горожан это был непростой шаг. Но уже сегодня видны позитивные результаты принятого два года назад решения.

Коммунальщики теперь не ждут «подачек» из местного бюджета, больше рассчитывают на собственные силы и возможности. С 2003 года предприятия проводят собственную политику по сбору средств, поступающих от населения, благодаря чему мы довели собираемость платежей до 93—94%. За городской администрацией остались функции контроля за соблюдением установленных нормативов, выполнением договоров между поставщиками и потребителями услуг, а также защиты прав последних.

Кроме того, предприятия коммунальной сферы начали больше заботиться о качестве предоставляемых услуг, снижении их себестоимости. Как показал социологический опрос, проведенный специалистами окружного Комитета социально-политического анализа и общественных связей, жители Мегиона сегодня достаточно высоко оценивают уровень коммунального обслуживания в городе: по многим параметрам ему дана удовлетворительная и хорошая оценка. Работа, проводимая предприятиями и органами местного самоуправления по энерго- и ресурсосбережению, также дает свои результаты. В течение последних двух лет нам удается сдерживать рост тарифов на содержание жилья. К примеру, в текущем году среднеокружной тариф содержания 1 кв. м жилья составляет 45 руб., а в Мегионе – 37 руб. Аналогичная картина была и в прошлом году.

Конечно, мы понимаем, что находимся только в начале пути. Но нам хватит настойчивости и, я надеюсь, здравого смысла и профессионализма, чтобы довести все до логического завершения. Кстати, в ряду этих преобразований стоит и акционирование предприятий ЖКХ: в 2004 году акционерными обществами стали «Горэлектросеть» и «Жилищно-коммунальное управление».

— Что вы думаете о реформе ЖКХ? Поможет ли она решить основные проблемы обустройства жизни в России?

— Смотря как понимать реформу. Если исходить из ее первоначального варианта, то об этом уже и так много сказано… Хорошо, что сегодня у общества и государства есть понимание того, что многое из прописанного далеко от реальности. Если говорить о влиянии реформы на жизнь населения, скажу сразу: установленный стандарт по доле оплаты коммунальных услуг — 22% от совокупного дохода семьи — это много. Необходима дальнейшая проработка вопроса о социальной защищенности малообеспеченных граждан, стандарт следует дифференцировать в зависимости от доходов семей, начиная с 10%. Причем такое положение должно быть закреплено законодательно, а не зависеть от возможностей местного бюджета. Бремя коммунальных платежей для нашего населения, бесспорно, тяжеловато. Около 20% мегионских семей получает субсидии на оплату услуг ЖКУ. Что уж говорить о не столь богатых регионах? При существующем разрыве в темпах роста заработной платы и цен на энергоносители нетрудно предсказать: очень скоро б?льшая часть населения будет претендовать на субсидии. Мы все понимаем: такой механизм не может существовать долго. Одно это подтверждает вывод о том, что реформа не продумана до конца.

Тем не менее преобразования в жилищно-коммунальном комплексе идут. Это хорошо видно даже на примере нашего небольшого, по столичным меркам, сибирского города. Но их главный недостаток, а точнее, слабость заключается в том, что они, как нередко у нас бывает, не затрагивают главного, как бы скользят по поверхности. Что я имею в виду? А то, что главной цели реформирования — повышения качества услуг и снижения их стоимости невозможно достичь без приведения в надлежащее состояние всего жилищного фонда.

— Наверное, и работать «по старинке» в ЖКХ все труднее?

— Практически все вопросы модернизации производства коммунальных услуг упираются в наличие большой доли ветхого, аварийного и неприспособленного жилья. Мы убедились в этом на собственном опыте. Ставим трубы из полимерных материалов для экономии тепла и затрат — но в то же время в ветхом здании тепло теряется в огромных количествах. Стремимся ввести учет потребления тепла — и сразу же возникает вопрос: а как поставить прибор учета в старый дом? И подобных проблем – море. Я бы сказал так: на инженерном уровне в Мегионе делается немало.

В частности, завершаем разработку схемы перехода теплосетей на повышенный график эксплуатации, продолжаем монтаж элеваторных узлов в микрорайонах, замену подогревателей горячего водоснабжения на более современные, занимаемся автоматизацией и компьютеризацией станции подмешивания, устанавливаем на котельных новые системы безопасности, а также в образовательных учреждениях новые теплоузлы с функциями регулирования учета. Но все это лишь полумеры. Граждане, проживающие в четверти жилищного фонда, так и не смогут получить услуги в полном объеме, если получат их вообще.

Не наша вина, что есть такое жилье. Для реального реформирования жилищно-коммунального комплекса необходима масштабная инвентаризация источников тепла, сетей и, главное, состояния жилищного фонда. Оценив все это, государство должно определиться в финансовых затратах для приведения их к норме. На мой взгляд, само государство обязано заняться жильем. Без такой оценки и соответствующей программы настоящей реформы не будет.

— И у вас есть конкретные предложения, как это можно сделать?

— Мой опыт, опыт моих коллег подсказывают, что необходимо создать специальный фонд строительства жилья (по типу дорожного). Сделано это должно быть на уровне субъекта РФ, которому, согласно законам № 95-ФЗ от 4 июля 2003 года и № 95-ФЗ от 29 июля 2004 года, переданы соответствующие полномочия с одновременным закреплением конкретных источников доходов: налога на физических лиц, на имущество предприятий, на объекты жилищной и социальной сферы. Такой подход поможет хотя бы частично обеспечить воспроизводство жилищного фонда.

Вообще, надо заметить, что в этой сфере, как и в других, есть масса непроработанных вопросов, остающихся и после вступления в силу нового закона «Об общих принципах организации местного самоуправления». Не определены, например, источники капитального ремонта жилищного фонда в течение 25 лет с момента постройки дома. Здесь необходимо организовать систему накопления средств, потребность в которых составляет до 50% от объемов нового строительства. Законодатель закрепляет эту функцию за муниципальными образованиями, не оговаривая источники поступления средств. В целом по Мегиону в капитальном ремонте нуждается 287 двухэтажных домов, а финансирование ежегодно выделяется всего на четыре дома. Сохраняется большой процент «недоремонта» и соответственно интенсивный износ жилищного фонда. Поэтому еще раз хочу подчеркнуть, что модернизацию ЖКХ нельзя рассматривать лишь с точки зрения замены коммунальных сетей, уменьшения себестоимости услуг. Работа только в данном направлении — это бомба замедленного действия. Поступая так, мы уподобляемся автолюбителю, который ставит двигатель от «запорожца» на BMW. Такая конструкция далеко не уедет.

На мой взгляд, определенную лепту в решение жилищной проблемы внесло бы стимулирование строительства предприятиями нового жилья для своих работников. Было бы правильным закрепить законодательно, какой минимальный процент от прибыли должен ими направляться на эти цели. Естественно, следует продумать систему льгот для таких предприятий.