Искусы искусственного питания


Маргарита ВОДЯНОВА, Константин ДАНОВ

…Административная реформа, оказывается, еще не завершена, она вышла на новый виток. По заданию вице-премьера Александра Жукова профессура Высшей школы экономики создает теперь критерии оценки эффективности каждого министерства и ведомства.

Сроки окончания работы пока неясны, но ее итогом, как предполагается, должно стать принципиально отличное от нынешнего качество государственного управления. Похоже, правительство придумало себе новую игру, которая, подобно предыдущим, со временем ему наскучит и вряд ли изменит нашу жизнь к лучшему.

Из всех замысленных в последние годы структурных реформ лишь административная сумела сохранить статус любимого дитяти премьер-министра и его ближайшего окружения. Что вполне объяснимо: перераспределение функций и полномочий и соответственно статусной ренты — само по себе занятие увлекательное. Высшее чиновничество втянулось в него так по-ребячески азартно, что подзабыло о заявленной конечной цели начинания — сокращении численности правительственных структур и повышении эффективности их работы.

В результате перетасовки функций, дробления на министерства, федеральные службы и федеральные агентства общее количество ведомств выросло с 56 до 80. Видные госчиновники, не вписавшиеся в постреформенный кабинет министров, нашли себе пристанище в Администрации президента и «дочерних» структурах Белого дома.

Все настолько поглощены происходящим, что забыли о прежних разногласиях, даже если они когда-то и были. Правда, поговаривают о серьезных претензиях, которые премьер имеет к деятельности Германа Грефа. Так, Михаил Фрадков нелицеприятно высказывался о качестве прогноза экономического роста, сделанного Германом Оскаровичем, явно не отвечающего национальной идее удвоения ВВП. На самом деле все это — игра на публику, чтобы правительственная жизнь не казалась ей медом. Грефу, человеку из ближайшего окружения президента, никто не страшен в нынешнем правительстве, как, впрочем, не был страшен и в предыдущем. И опытному царедворцу Фрадкову это известно как никому другому.

Пациент ни жив ни мертв

Создание критериев эффективности должно вывести реформу на качественно новый уровень. По общему мнению политологов, замысел вице-премьера Александра Жукова стратегически верен: оценивать результаты работы ведомств и в самом деле надо. Но в уже предложенных правительством новых принципах оценки хватает откровенных несуразиц, прямых противоречий и просто невнятицы.

Например, перед Минздравсоцразвитием поставлена задача увеличить к 2005 году продолжительность жизни больных с хроническими патологиями с шести с половиной до десяти лет. И как, спрашивается, быть, если министерство с ней не справится: прекратить финансирование или снять задачу? Впрочем, данную частность можно отнести к разряду казусов. По мнению Игоря Николаева, руководителя аналитического департамента компании «ФБК», у новаций есть дефекты и посерьезнее, вроде отсутствия связи между качеством работы ведомства и зарплатой его чиновников.

Но, пожалуй, самое знаменательное на нынешнем этапе административной реформы — это то, что правительство намерено вернуться к институту федеральных целевых программ (ФЦП). Он, как известно, столько раз себя компрометировал, что вполне может быть причислен к криминальным явлениям отечественной экономики. Практически всегда деньги, направляемые на ФЦП, независимо от масштаба и значимости поставленных в них задач становились добычей государевых слуг. Интересно, что разговоры об упразднении ФЦП как самого неэффективного способа расходования бюджетных средств велись еще при Касьянове. Возрождение этого института, да еще превращение его из вспомогательного инструмента госуправления экономикой чуть ли не в основной, никак не согласуется с декларациями о благих намерениях правительства.

Кому за державу не обидно?

Вообще, чем дольше просвещенный обыватель наблюдает за действиями кабинета министров, тем меньше он видит радения об интересах державы. По мнению одного бывшего белодомовского чиновника, не нашедшего счастья в новом правительстве, нынешний государственный топ-менеджмент вовсе не ставит перед собой стратегических экономических целей. Как и в Средние века, человека сажают на ведомство, «на кормление». Именно эту задачу каждый «посаженный» решает в меру возможностей — собственных и ведомственных.

Бесспорно, свой личный интерес чиновники старались блюсти всегда. Как, впрочем, и видимость приличий. Последний же кабинет в этом смысле стоит, мягко говоря, особняком. По наблюдениям Евгения Гавриленкова, главного экономиста компании «Тройка-Диалог», с приходом в Белый дом Михаила Фрадкова из его стен не прозвучало ни одного заявления об экономической политике государства. На отсутствие у правительства выверенных принципов экономической политики указывают и многие другие аналитики.

По свидетельству источника в Белом доме, политики этой и быть не может по одной простой причине: премьер ощущает себя временной фигурой и готов в любой момент услышать предложение подать в отставку. Ничем иным не объяснишь его отпускной вояж в Сочи в те дни, когда принимался закон о монетизации льгот и страна стояла на пороге революционной ситуации. Зато «кормящей» функцией отечественной экономики он воспользоваться не преминул: cын Михаила Фрадкова уже получил назначение в Дальневосточное морское пароходство — курировать спецпроекты.

Тому, что элемент «кормления» стал несущей конструкцией в действующем правительстве, есть и другие косвенные подтверждения. В Федеральном агентстве по промышленности, подчиненном Министерству промышленности и энергетики, первым оказалось занято кресло начальника управления госзакупок, должность, заметим, при любом режиме весьма хлебная. Зато до сих пор свободно место начальника управления авиапромышленности: желающих взвалить на свои плечи эту хлопотную и неблагодарную работу просто не нашлось.

Правила жизни, которые определил для себя кабинет, все более заметно влияют на качество принимаемых им решений. По свидетельству того же Игоря Николаева, министры не генерируют идей — эта сложная миссия доверена ученым из Высшей школы экономики, Центра стратегических разработок, Института экономики переходного периода и др. А когда выдается очередной готовый проект, руководители ведомств решают, насколько он им подходит.

Особенно показательна в этом смысле судьба административной реформы. Комиссия под руководством Бориса Алешина, созданная в прежнем правительстве, в течение года изучала функции министерств и ведомств, пытаясь найти и усечь лишние, причем делала это с помощью тысяч экспертов. Но их труд остался невостребованным. Очень похоже, что подобная участь постигнет работу ученых и на сей раз. Из всех предложенных критериев эффективности министры, скорее всего, выберут те, с которыми проще получить финансирование и легче дать оптимистический отчет.