Илья—ТАСС


Артем ТАРАСОВ

Шел 1992 год. Илья Медков (один из первых советских бизнесменов) был очень убедителен для своих неполных 26 лет. И до сих пор я уверен, что российская земля породила только двух предпринимателей величайшего размаха: одного реального — Илью Медкова, а другого в литературе — Остапа Бендера.

Однажды Илья заявляет мне: — Артем Михайлович, а я купил ИТАР — ТАСС! Они все у меня на зарплате. Я могу теперь сообщать всему миру любую информацию, и она будет официальной, как бы государственной. Давайте на этом заработаем.

— Как? — удивился я.

— Ну, например, если передать что-нибудь ночью, у американцев ведь будет раннее утро. Никто в России за ночь не опровергнет переданное сообщение как неверное. Значит, в Америке целый день все будут на ушах стоять, прежде чем выяснят правду. Давайте, например, передадим, что Ельцин умер и власть в России снова перешла к коммунистам. Вы не могли бы это просчитать? Что в Америке после этого произойдет? Что будет с ценами на американской бирже в этот день?

Я говорю:

— Илья, по-моему, это чудовищно! И уж точно незаконно!

— Незаконно где: в России или в Америке? Пусть американцы об этом беспокоятся!

А Илюша, я почти уверен, что это был именно он, вскоре провел совершенно потрясающую комбинацию. ИТАР — ТАСС вдруг сообщил, что в Ленинградской области на атомной электростанции произошла утечка ядерного топлива. Разумеется, это сообщение тут же повторили все информационные агентства. Мир, напуганный Чернобылем, буквально закипел — такой информационной волны в прессе давно не видели. Несмотря на опровержение, скандал продолжался в течение двух недель. Нанятые Илюшей брокеры скупали акции ведущих скандинавских компаний, которые чудовищно упали в цене.

Как-то Илюша приезжает ко мне в Лондон и спрашивает:

— Артем Михайлович, вы можете класть наличную валюту в банк? Только мне нужно очень много, например $100 млн в день наличными! Буду их на самолете привозить, я тут недавно самолет специальный прикупил.

Я говорю:

— Илюша, это просто нереально! Такой объем наличности можно сдавать, ну, может быть, в Монако, и то не каждый день. В нормальной западной стране тебя немедленно арестуют. Но откуда у тебя столько денег?

— Понимаете, Артем Михайлович, сейчас происходит очень большая афера… Но вы не подумайте ничего плохого, я в ней лично не замешан. Просто государство фактически ограбило половину населения вместе со всеми иностранцами в России. А мне на этом предложили сделать свой маленький бизнес. За то, что я перевезу 100 млн и положу их в иностранный банк, мне заплатят процент.

Я не верил своим ушам, хотя поводов сомневаться в его словах у меня не было.

— Вы наверняка слышали, что несколько месяцев назад Внешэкономбанк объявил себя банкротом, — продолжал Илюша. — А на самом деле там на счету оставалось $8 млрд. Так вот, клиентам банка предлагается — неофициально, разумеется, — заплатить, чтобы вытащить оттуда часть своих денег, иначе они исчезнут совсем. Вы бы заплатили небольшой процент, чтобы спасти свой вклад?

— Заплатил бы, — согласился я.

— Ну вот видите! Сначала это стоило 10%, потом 20, а сейчас уже доходит и до 30. Деятели из Внешэкономбанка наняли множество курьеров — таких, как я, с самолетами. Вот мы и возим наличность за границу, кладем ее в банк и получаем свои проценты…

Илюша задумался.

— Я ведь понимаю, что эта деятельность согласована с Верховным Советом и наверняка с председателем Центробанка, а может, вообще с Клинтоном? Если я откажусь возить деньги, на этом просто заработает кто-то вместо меня. А я что, дурак? Это же их не остановит!

За несколько месяцев этой грандиозной аферы наличность из Внешэкономбанка была вывезена полностью.

Тогда противостояние Ельцина с Хасбулатовым и Руцким входило в решающую фазу. Центробанк вместе с Внешэкономбанком находился в подчинении у Верховного Совета. Поэтому, скорее всего, эти деньги так и уплывали мимо Ельцина и его окружения — вплоть до осеннего расстрела Верховного Совета и ареста Хасбулатова с Руцким.

…Илью Медкова убили в 93-м году. Три выстрела были произведены за десять секунд: две пули попали в печень и живот и одна — в голову.

Автор — один из первых отечественных предпринимателей, ныне живущий за рубежом.
Публикуемый очерк — фрагмент его книги «Миллионер», он был предоставлен в редакцию еще до выхода книги.