Наталья КАСПЕРСКАЯ, Сергей ЗЕМКОВ: у нас еще все впереди


Беседу вела Анастасия Саломеева, фото Марии Чижовой

Популярность продуктов «Лаборатории Касперского», самого известного в нашей стране производителя систем защиты компьютеров от вирусов, спама и хакерских атак, вышла далеко за пределы России. Однако в компании не любят говорить о достигнутых успехах. Чем же живет сегодня лидер отечественного рынка антивирусного программного обеспечения?
Об этом нам рассказали генеральный директор «Лаборатории Касперского» Наталья Касперская и директор по корпоративным продажам в России, странах СНГ и Балтии Сергей Земков.

— Наталья, первый вопрос к вам. «Лабораторию Касперского» часто приводят в пример другим отечественным компаниям IT-сектора. Ведь она, пожалуй, единственная из них сумела завоевать популярность на зарубежных рынках. С чем это связано?

Н.К.: На мой взгляд, нашу компанию нельзя назвать единственной российской IT-фирмой, решения которой известны на иностранных рынках. Достаточно вспомнить Paragon Software, имеющую очень сильные позиции в Германии, 1С, чья продукция пользуется спросом за границей, ABBYY с программой Fine Reader, продающейся во всех европейских магазинах.

Почему мы оказались столь успешны за пределами России? Я думаю, сыграла свою роль совокупность нескольких факторов. Во-первых, момент нашего появления на зарубежном рынке, а это был 1994 год, совпал с началом роста мирового рынка продуктов компьютерной безопасности, что в какой-то степени облегчило наши первые шаги там. Во-вторых, продукт, который мы выпускаем, нужен всем, он пользуется постоянным спросом. В этом плане антивирус выгодно отличается от других продуктов в области безопасности. Например, нам нередко приходится объяснять клиентам, зачем им нужно покупать системы защиты от спама, — здесь связь не так очевидна.

— Почему?

Н.К.: Это проблема зрелости рынка и готовности компаний к трате времени и денег. Когда в декабре 2002 года мы анонсировали свой продукт Kaspersky Anti-Spam, то многие журналисты спрашивали нас: «Неужели вы думаете, что кому-то это нужно, что ваш продукт будут покупать?» Сегодня нам никто не задает таких вопросов, потому что спам надоел всем, однако платить все равно пока не готовы.

С.З.: Я хотел бы добавить, что многие руководители не до конца понимают, какой ущерб деятельности их компаний наносит несанкционированная рассылка электронных писем. Вот очень показательная история. Одному из заказчиков, сомневавшемуся в целесообразности покупки антиспамового продукта, мы поставили его в опытную эксплуатацию. В процессе работы удалось установить, что из 10 тыс. писем, пришедших в компанию в течение нескольких часов, 60% составил спам. Мы подсчитали, сколько фирма потеряла на этом, — сумма оказалась довольно значительной. Ознакомившись с полученными данными, руководитель компании принял решение о приобретении нашего продукта.

— Давайте вернемся к первому вопросу. Почему, на ваш взгляд, другим отечественным IT-фирмам не удалось добиться за границей столь же впечатляющих результатов?

Н.К.: Я не согласна с тем, что наши успехи на западном рынке можно назвать впечатляющими. Напротив, я недовольна ими, мне кажется, мы бы могли за это время достичь большего. Сегодня за рубежом «Лаборатория Касперского» входит в первую десятку игроков данного рынка, но не занимает первые места. И я думаю, здесь у нас все еще впереди.

Знаете, беда отечественных IT-компаний в том, что они пока очень молоды и не представляют себе, как устроен западный рынок. Конкурировать с иностранными коллегами российским производителям трудно, ведь мы уступаем им сразу по нескольким параметрам.

Прежде всего это касается человеческих ресурсов. В западных фирмах, как правило, работают специалисты с многолетним опытом, знающие все нюансы маркетинга. Для России же маркетинг, как и продажи, относительно новая область. Кроме того, иностранные компании располагают колоссальными финансовыми ресурсами.

Я уже не говорю о том, что в большинстве развитых стран фирмы, занимающиеся экспортом, пользуются серьезной поддержкой государства, — у нас этого нет.

Кстати, далеко не все российские IT-фирмы готовы выйти на зарубежные рынки. У кого-то просто нет желания рисковать, кто-то считает, что ему хватит и внутреннего рынка, а кто-то уже попробовал, обжегся и потому не хочет испытывать судьбу еще раз.

Однако я уверена, что наша страна может быть достойно представлена в мировом секторе программного обеспечения. Особенно это касается таких областей, как образовательное программное обеспечение, которое у нас довольно хорошо развито, компьютерные игры, уже известные за рубежом, а также наработки в области искусственного интеллекта, языковые программы, веб-приложения. И конечно же, решения в области компьютерной без-

опасности.

— Вы упомянули о том, что у наших IT-компаний, желающих выйти на зарубежные рынки, нет поддержки государства. Возможно, как раз этого-то им и не хватает для успешной работы как внутри страны, так и за границей?

Н.К.: Конечно, поддержка государства необходима, но нужно определиться, в чем именно она будет выражена. На мой взгляд, нам не нужны льготы, поскольку тогда множество компаний станет маскироваться под софтверных разработчиков, что отечественной IT-индустрии очень невыгодно.

Российскому IT-рынку прежде всего требуется моральная поддержка государства. Возможно, помогла бы и некоторая отсрочка налогового бремени, хотя бы на период, пока компания встанет на ноги, то есть на два-три года.

— Давайте вернемся к «Лаборатории Касперского». Какой рынок для вас наиболее привлекателен — европейский, азиатский, американский?

Н.К.: Первый и главный — наш родной, российский рынок. Затем европейский, поскольку там мы завоевали неплохие позиции и нам есть куда расширяться. Потом — азиатский. Например, мы выходим сейчас в Китай и Японию. Что касается американского рынка, то мы пока лишь планируем выйти туда.

— А вы не боитесь, что из-за активных действий за рубежом потеряете часть российского рынка?

Н.К.: Боимся. Поэтому мы постарались по возможности максимально разделить деятельность компании внутри страны и за ее пределами. У нас есть дочерняя компания, совершенно самостоятельная, которая занимается исключительно продвижением продукции на российском рынке, и есть локальные офисы и франчайзинговые фирмы, реализующие наши решения за границей. Сделали мы это совершенно сознательно, чтобы у менеджмента компании не возникало желания перетянуть ресурсы из одного направления в другое. Кроме того, мы стремились, чтобы наши сотрудники имели больше свободы и более гибко реагировали на рыночные изменения.

Кстати, 70% маркетингового бюджета «Лаборатории Касперского» уходит на российский рынок. За границей мы не так много рекламируем свои решения и не столь часто, как в России, проводим различные промо-акции. Это связано как раз с нашим нежеланием потерять завоеванные позиции на родине. Мы видим, что здесь жесткая конкуренция, и понимаем, что расслабляться нельзя.

— Насколько сильно различается стратегия продвижения продуктов в России и за границей?

Н.К.: У «Лаборатории Касперского» есть свои ценности, которые действуют везде: мы должны защищать клиента, спасать его от вредоносных программ любого рода.

А дальше уже идут маркетинговые коммуникации. Они в России и за границей абсолютно разные. Дело в том, что на отечественном рынке «Лаборатория Касперского» занимает уникальную позицию, здесь мы — лидеры. На Западе, как я уже говорила, ситуация другая, и соответственно другие методы работы. Например, там довольно сложно привлечь к своей рекламной кампании крупные издания или собрать большую пресс-конференцию, потому что неизвестно, придут ли все приглашенные журналисты. Кроме того, это гораздо дороже, чем в России.

Правда, в последнее время интерес к мероприятиям, посвященным антивирусным продуктам, очень велик, и, как правило, на пресс-конференциях собирается много журналистов. Связано же это с тем, что проблема компьютерной безопасности стоит в мире чрезвычайно остро.

— А в России?

Н.К.: Так же остро, как и в других странах. И со временем ситуация будет лишь усугубляться. Почему? Во-первых, потому что количество компьютеров, подключенных к Интернету, становится все больше. Во-вторых, серьезную проблему представляет сам Интернет, не имеющий никаких внутренних средств защиты от хакеров и вирусов.

К тому же наше общество очень легкомысленно относится к компьютерной безопасности, причем это касается как частных пользователей, так и корпоративных. Серьезно данную проблему воспринимают только банки, крупные корпорации и компании топливно-энергетического комплекса. Остальные живут по принципу «пока гром не грянет…».

И наконец, люди, которые пишут вирусы, заносят спам в электронные почтовые ящики и пытаются взломать корпоративные сети, зарабатывают на этом большие деньги. Создание вирусов — бизнес, приносящий очень хороший доход определенной группе населения. Не случайно мы наблюдаем сращивание технологий: вирусы присылают со спамом, а сами вирусы тесно связаны с технологиями взлома.

Как с этим бороться? Пока неясно.

В Интернете, повторю, нет ни правил, ни законов, регулирующих деятельность пользователей. Вернее, некоторые законы существуют, но они носят точечный характер. Я думаю, что ситуация будет ухудшаться до тех пор, пока мы не дойдем до некоего предела, когда работать в Интернете станет просто невозможно. Тогда, вероятно, интернет-сообщество предпримет какие-то меры. До тех пор нам остается только бороться с помощью технических средств, то есть антивирусных программ.

— А насколько эффективно в этой борьбе государственное регулирование?

Н.К.: Законодательные акты против вирусописателей существуют, есть статьи и против взломщиков корпоративных сетей. Их действия относятся к уголовным преступлениям. Но разве это помогает? Нет. 99,9% вирусописателей остаются безнаказанными.

Сейчас мы усиленно работаем над тем, чтобы внести поправки в закон «О рекламе», которые бы запрещали распространение спама. Но даже если их примут, это приведет лишь к тому, что из наших почтовых ящиков исчезнет легальный спам, зато появится больше нелегального. На мой взгляд, законодательными методами мы не сможем полностью решить данную проблему.

Вообще, рассчитывать на то, что с введением государственного регулирования, в частности в области предоставления интернет-услуг, ситуация улучшится, довольно смешно, поскольку Интернет — явление внегосударственное и границ не имеет. Скорее всего, регулирование приведет к усложнению коммуникации, а проблемы не решит. Я лично полагаю, что оно даже вредно, так как большинство чиновников не понимают, по каким правилам живет Интернет.

Пока же, по моему мнению, нам нужны разумные законы и хорошие технические средства. Впоследствии, возможно, будут приняты какие-то меры международного регулирования, над которыми сегодня работают крупные иностранные провайдеры интернет-услуг.

— «Антивирус Касперского» отличается многоплатформенностью. Ваша программа работает под управлением всех версий Windows, Linux, NetWare и других платформ. Но, насколько мне известно, у вас нет решений для компьютеров производства Apple. Почему?

Н.К.: Да, к сожалению, антивирусный движок, который мы сейчас используем, работает только на процессорах Intel, поэтому на Macintosh он функционировать не может. Когда мы создавали его, то решили, что интеловских платформ будет достаточно; при наших ресурсах на тот момент мы просто не могли позволить себе большего. Теперь же, когда у нас больше средств, мы занялись переписыванием движка. Так что в будущем у нас появится возможность портирования «Антивируса Касперского» на все операционные системы без ограничений.

— Среди клиентов «Лаборатории Касперского» немало крупных государственных структур. Есть ли, на ваш взгляд, специфика работы с такими организациями? И если да, то в чем она заключается?

С.З.: Безусловно, взаимодействие с государственными структурами имеет свои особенности, поэтому в «Лаборатории Касперского» создано специальное подразделение, которое работает только с государственным сектором. Прежде всего специфика связана с большой территориальной рассредоточенностью государственных учреждений. Например, один из наших клиентов — Центральный банк РФ имеет около 80 территориальных подразделений, более 1 тыс. расчетно-кассовых центров. В общей сложности в нем работает порядка 50 тыс. человек, обеспечивающих круглосуточную деятельность этого аппарата. Соответственно компания, поставляющая средства безопасности для такой организации, тоже должна работать в круглосуточном режиме на всей территории РФ и иметь возможность оперативно решать вопросы, которые возникают у заказчика. Нам это оказалось под силу.

Другой немаловажный момент — наличие в государственном секторе большого количества устаревшей техники и достаточно частое использование таких устаревших систем, как DOS или Windows 95. Поэтому мы должны быть в состоянии создавать и поддерживать специальные версии своих продуктов, адаптированные под эти системы.

Еще одна характерная черта — невысокий уровень осведомленности сотрудников госучреждений о компьютерной безопасности. Поэтому при работе с государственными организациями большое внимание мы уделяем обучению персонала.

Однако, наверное, самая главная особенность госструктур — их высокие требования как к качеству программного обеспечения, так и к обязательному его соответствию различным нормативным документам.

— Какие проекты, выполненные в госструктурах, вам показались особенно интересными?

С.З.: Для нас интересны и важны все проекты в госструктурах. Но я хотел бы опять упомянуть о Центральном банке РФ. С этой организацией мы заключили генеральное соглашение сроком на пять лет.

В соответствии с ним «Лаборатория Касперского» обеспечивает не только антивирусную защиту всех региональных подразделений ЦБ, но и по требованию клиента создает различные специальные решения. Также соглашение предусматривает проведение научно-исследовательских работ.

Еще один интересный проект — модернизация системы антивирусной защиты Министерства экономического развития и торговли. Весной 2004 года Минэкономразвития объявило тендер, и наше предложение было признано лучшим. Первый этап сотрудничества — анализ состояния антивирусной безопасности в министерстве и разработка предложений по совершенствованию антивирусной защиты всего министерства и его IT-инфраструктуры. Очень важный и показательный факт, что оно столь тщательно подошло к такой проблеме. Ведь далеко не во всех государственных учреждениях понимают, что внедрение средств антивирусной защиты — не просто покупка программного обеспечения, а целый спектр услуг, связанный с созданием правильной системы защиты.

— Не кажется ли вам, что клиентов «Лаборатории Касперского» среди государственных организаций могло бы быть больше, ведь проблема защиты корпоративных сетей сейчас актуальна для всех?

С.З.: В действительности таких клиентов у нас немало, просто мы не имеем права упоминать обо всех наших заказчиках. Это связано с их требованиями безопасности и внутренними ограничениями.

Если же говорить о проблеме в целом, то большинство госструктур так или иначе используют антивирусные программы. Но дело в том, что они не подходят к данному вопросу комплексно. Бывает, что тендер на приобретение антивирусного програм-

много обеспечения в государственной организации проходит вместе с тендером на закупку компьютерной техники. И к антивирусу предъявляется только одно требование — его наличие, а уж какими функциями он должен обладать, никого не волнует. Этим пользуются некоторые поставщики компьютерной техники, не упускающие возможности сэкономить на антивирусной защите. В результате заказчик получает продукт, не способный полностью защитить его организацию.

— Один из проектов вашей компании связан с созданием комплексной системы информационной безопасности ОАО «Управляющая компания “Волжский гидроэнергетический каскад”». Насколько я знаю, ранее «Лаборатории Касперского» не доводилось внедрять свои решения в энергетическом секторе. Каковы особенности этого проекта?

С.З.: На самом деле с энергетическими компаниями мы давно и плодотворно работаем, просто по уже упомянутым причинам мы не можем рассказывать о большинстве подобных проектов.

Что же касается «Волжского гидроэнергетического каскада», то наше сотрудничество с ним включало довольно большой спектр услуг. Так же, как и в ЦБ РФ, мы не только поставили антивирусное обеспечение, но и создали концепцию антивирусной безопасности, выполнили весь комплекс операций, связанных с антивирусной и общей защитой предприятия. К слову, само программное обеспечение не зависит от сектора, в котором работает клиент, но вот подходы к реализации программы в той или иной отрасли могут различаться. Кроме того, при необходимости мы готовы доработать наше программное обеспечение, подстроить его под заказчика.

— Каковы планы «Лаборатории Касперского» на ближайшие годы? В чем вы видите стратегическую задачу компании?

Н.К.: У нас есть одна амбициозная цель — создать лучшую в мире защиту от вредоносных программ, спама и хакерских атак, которая позволила бы решить проблему растущей киберпреступности и не дала бы умереть Интернету. Если нам это удастся, то я буду считать миссию компании выполненной.