ЮКОС и демос


Алла МАРКОВА

О событиях вокруг компании «ЮКОС» говорят уже в течение нескольких месяцев. Реакция разная. Кто-то безразличен к этой теме, кто-то сочувствует олигарху-узнику, а кто-то думает: «Пусть ему, богачу, станет плохо». Будет, будет плохо, и не только Ходорковскому. Плохо будет крупнейшей нефтяной компании и 100 тысячам ее рабочих. А заодно — всей экономике страны.

ООТ «ЮКОС» было создано в марте 1993 года постановлением Правительства РФ. Тогда в него входили нефтедобывающее предприятие «Юганскнефтегаз», нефтеперерабатывающие «Куйбышевнефтеоргсинтез» и Новокуйбышевский завод, а также восемь сбытовых предприятий. В 1995 году к хозяйству ЮКОСа прибавилось объединение «Самаранефтегаз» плюс ряд предприятий и научно-исследовательских институтов.

В том же году Госкомимущество и РФФИ объявили о проведении залогового аукциона и инвестиционного конкурса по передаче в залог и продаже 78% акций компании. Победителем конкурса и аукциона стало АОЗТ «Лагуна», гарантом которой выступил банк «МЕНАТЕП».

Вот компания какая

Сегодня некоторые политики говорят, что ЮКОС был продан за бесценок. Но любая компания стоит ровно столько, сколько за нее кто-то готов заплатить в данный момент.

И ни одна не имеет постоянной цены. В 2004 году цена ЮКОСа менялась в диапазоне от $16 млрд до $45 млрд. А в середине 90-х долг компании перед бюджетом равнялся $3 млрд. Добыча нефти составляла 34 млн т, менее одной десятой части общероссийского объема. И ни в стране, ни за рубежом не нашлось инвестора, готового вложить в покупку ЮКОСа средств больше, чем Ходорковский и группа «МЕНАТЕП». Даже государство, крупный акционер компании, не воспользовалось правом выкупа акций эмиссии, поэтому госпакет сократился до 33%. Последним этапом приватизации стал инвестиционный конкурс по залоговому пакету ЮКОСа, в результате которого МЕНАТЕП получил контроль над 90% акций. Шел 1996 год.

Затем ЮКОС приобрел контрольный пакет акций Восточной нефтяной компании, объединяющей 12 предприятий в центре Сибири, и Ангарскую нефтехимическую компанию в Иркутской области. Потом — 68% акций Восточно-Сибирской нефтегазовой компании и 49% акций государственной словацкой трубопроводной компании Transpetrol — оператора магистральных нефтепроводов на территории Словакии. В 2002 году — пакет акций литовского концерна Mazeikiu Nafta, в который входят Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод, терминал Бутинге и Биржайский нефтепровод. Сегодня ЮКОС — крупнейший акционер Mazeikiu Nafta и обладает правами на управление предприятием. В активе компании появились газодобывающие предприятия «Арктикгаз», «Роспан» и ИНК «Уренгойл».

В 2003 году ЮКОСом добыто 80,8 млн т нефти, 5,65 млрд куб. м газа. Согласно данным аудиторской оценки, проведенной компанией DeGolyer & MacNaughton, в 2003 году ЮКОС увеличил доказанные запасы нефти и газа до 16 млрд баррелей нефтяного эквивалента. Дивиденды ЮКОСа: $300 млн по итогам 2000 года, $500 млн в 2001 году, $700 млн по итогам 2002 года и около $2 млрд за девять месяцев 2003 года.

В 2004 году ЮКОС планирует увеличить объемы добычи нефти до 90 млн т, переработки — до 39,2 млн т. Уже в I квартале текущего года объем добычи нефти и газового конденсата составил 21,1 млн т, что на 9,3% больше прошлогоднего за аналогичный период. За это же время объем нефтепереработки увеличился на 6,4% и достиг 9,8 млн т. Объем добычи газа составил 1,8 млрд куб. м., что на 18,6% больше объема добычи в I квартале 2003 года.

Глава ЮКОСа Михаил Ходорковский стал самым успешным российским предпринимателем, создав крупнейшую компанию с менеджментом западного образца. Осенью 2003 года он договаривался о слиянии с «Сибнефтью», следствием этого договора мог бы быть нефтяной концерн, четвертый в мире по объемам добычи. Одновременно концерны Exxon Mobil и Chevron Texaco спорили, кто из них купит 25% акций объединенной компании. Если бы сделка состоялась, то «ЮКОС — Сибнефть» могла бы всерьез конкурировать с крупнейшими мировыми нефтяными компаниями. Именно в этот момент, в октябре 2003 года, олигарх был арестован.

Сами себе государство

ЮКОС давно раздражает власть. Ходорковскому удалось создать собственное государство в государстве, причем преуспевающее. Сегодня здесь работает 110 тыс. человек. Для них существуют серьезные социальные программы. Помните историю с арестом решением Басманного суда счетов ЮКОСа в швейцарских банках? Тогда швейцарские судьи провели собственную проверку. Одним из поводов для нее стало разглашение Генпрокуратурой информации о суммах вкладов, что нарушает швейцарский закон о банковской тайне.

Выяснилось, что заблокированные средства не имеют никакого отношения к преступлениям, в которых обвиняются акционеры ЮКОСа и МЕНАТЕПа. Деньги на этих счетах принадлежат фонду ЮКОСа «Ветеран Петролеум», а точнее, 40 тыс. сотрудников компании, работающих в ней более десяти лет. Сумма в $5 млрд оказалась адресована тем, кто выйдет на пенсию после 2005 года и захочет перебраться из районов Крайнего Севера в европейскую часть России. ЮКОС берет на себя значительную долю затрат на поиск, приобретение нового жилья и переезд. Компания намерена была в ближайшие годы профинансировать улучшение жилищных условий почти 35 тыс. пенсионеров.

В то время как власть планирует сокращение числа студентов в государственных вузах, ЮКОС платит студентам и аспирантам ведущих профильных вузов именные стипендии, поддерживает их преподавателей. Это относится к Томскому политехническому и Самарскому государственному техническому университетам, Российскому государственному университету нефти и газа им. Губкина в Москве, Тюменскому государственному нефтегазовому университету, Сибирскому государственному технологическому и Уфимскому государственному техническому университетам, а также Санкт-Петербургскому государственному горному институту им. Плеханова. ЮКОС регулярно перечисляет спонсорские взносы на развитие базовых кафедр и факультетов, финансирует новые лаборатории и научные исследования, образовательные программы.

Средняя зарплата рабочих ЮКОСа — а это, напомним, более 100 тыс. человек — в несколько раз превышает среднюю по стране. Причем ежегодно зарплата увеличивается примерно на треть. Словом, ЮКОС, государство в государстве — как бельмо на глазу у российской власти. Кто же такое станет терпеть?

Политики и бизнес

Ни для кого не секрет, что в основе дела ЮКОСа лежат политические мотивы. Ведь аукцион, где в свое время он был куплен у государства, проводился с благословения правительства и мало чем отличался от других. Что же касается использования безналоговых зон, к ликвидации которых государство приступило лишь в этом году, то ЮКОС далеко не единственный прибегал к подобным схемам. Как признал глава Минэкономразвития Герман Греф, «нельзя отрицать, что в деле ЮКОСа есть политическая составляющая. Компания сама не раз декларировала эту составляющую, участвуя в политических процессах». И добавил: «Невозможно привлечь компанию к ответственности за политическую нелояльность. В нашем Уголовном кодексе такой статьи нет».

Еще одна возможная причина возникновения дела ЮКОСа — попытка компании перейти дорогу «Транснефти». Концерн принадлежит государству и является монополистом в сфере нефтепроводного транспорта.

В прошлом году через «Транснефть» было прокачано более 93% всего нефтяного экспорта. Но мощности его нефтепроводов недостаточны, и строительство новых не помешает. Закон не запрещает сооружение частных нефтепроводов. Однако государство не хотело бы лишиться монополии на прокачку нефти. И Ходорковский мог разозлить власть уже тем, что упорно добивался разрешения на строительство собственного нефтепровода в Китай.

Чем дальше развивалось дело, начавшееся, в общественном мнении, как политическое, тем больше оно обрастало подробностями экономических правонарушений. Когда в июле Федеральная налоговая служба (ФНС) увеличила сумму налоговых претензий к компании до $6,8 млрд, стало очевидно, что государство преследует определенные экономические цели, доводя компанию до банкротства.

В сложившейся безвыходной ситуации владельцы контрольного пакета акций ЮКОСа готовы расстаться со своими акциями, чтобы решить проблему налоговых претензий. Но генпрокурор России Владимир Устинов, похоже, считает, что этого мало. В интервью радиостанции «Эхо Москвы» он сказал, что к ЮКОСу могут быть предъявлены новые налоговые претензии — за 2002 и 2003 годы: «Это как снежный ком. У этого дела есть начало, но очень сложно увидеть конец». По оценкам экспертов, суммарный размер претензий к ЮКОСу за 2000—2003 годы может оцениваться в $12 млрд.

Между тем компания не в состоянии расплатиться и по первому иску, поскольку, по словам руководства ЮКОСа, имеет лишь чуть более $1 млрд свободных денег. В ответ на проект «мирного договора», посланного в ФНС (компания выплачивает долг в течение двух лет, а сумма государственных претензий сокращается за счет неуплаты штрафов и пеней), правительство заявило, что не собирается вступать в какие бы то ни было переговоры с компанией.

Власть не раз утверждала, что банкротство ЮКОСа не входит в ее планы. На деле же происходит обратное. Официальная процедура банкротства, вероятно, займет несколько месяцев, но фактический крах компании может наступить гораздо раньше. В условиях, когда счета ЮКОСа заморожены, а срок платежей за транспортировку нефти приближается, компании трудно продолжать работу.

«Очевидно, что государство укрепляет свой контроль над экономикой, — считает независимый депутат Владимир Рыжков. — Сегодня бизнесу угрожают большие неприятности. Его атакуют со всех сторон. Это черные дни для российского капитализма».

Как могут поделить ЮКОС

Главными претендентами на ЮКОС являются госкомпании и компании, лояльные государству. Это прежде всего «Газпром», «Роснефть», ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз». «Газпром» заинтересован прежде всего в нефтяных активах ЮКОСа, в то время как ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз» планируют развивать свою газовую составляющую. Распродажа некоторых активов компании может начаться в самом скором времени, и в первую очередь она коснется «дочек» ЮКОСа: «Юганскнефтегаза», «Саханефтегаза», Ангарской НХК, ВСНК, Mazeikiu Nafta, 35% акций «Сибнефти», а также непрофильных активов — «Арктикгаза», «Уренгойла» и «Роспана».

В результате смены собственника ЮКОС, точнее, то, что от него останется, может вернуться к показателям 1993—1995 годов. То есть стать обычной средней российской компанией.

О чем думает власть

Ситуация вокруг ЮКОСа заставляет нервничать как российских, так и зарубежных бизнесменов. Расследование еще 140 приватизационных сделок — его результаты обнародовала Счетная палата — выявило нарушения в 56 случаях, причем общий ущерб государства оценивается в $1,5 млн. Деньги небольшие по сравнению со счетом, предъявленным ЮКОСу, но их хватит для того, чтобы осложнить жизнь другим олигархам.

Кредиторы и миноритарные акционеры напуганы. Поставщики требуют от ЮКОСа предоплаты. Инвестиционный фонд Roxwell Holdings подал на компанию в суд за обман инвесторов. Банковский синдикат во главе с Societe Generale объявил ЮКОСу технический дефолт по кредиту в миллиард долларов, хотя пока и не требует немедленного возвращения займа. Причем возможный дефолт по обязательствам компании негативно отразится не только на ЮКОСе.

Вице-президент РСПП Игорь Юргенс полагает: «Если в августе произойдет дефолт ЮКОСа, то упадут рейтинги всех российских заемных организаций». Такая ситуация скажется на положении дел во всей стране. «Все подорожает», — отметил вице-президент РСПП.

Доводить компанию до банкротства опасно. По мнению западных экспертов, следствием этого может стать экономический кризис, сравнимый по масштабу негативных последствий с августовским кризисом 1998 года. То есть проблемы ЮКОСа чреваты трудностями для национальной экономики.

Так что банкротство ЮКОСа не выгодно власти. Но власть сегодня не думает о выгоде. Она думает о победе.

Девушка и нефть

Денис БОБРОВ

Все ближе срок продажи основной добывающей «дочки» ЮКОСа — компании «Юганскнефтегаз», на долю которой приходится порядка 60% добычи холдинга и почти 10% всей российской нефти.

Кто бы ни стал новым владельцем «Юганскнефтегаза», очевидно, что подобная сделка бесповоротно изменит расстановку сил в нефтяной отрасли.

Напомним: найти компромисс с государством владельцам и акционерам ЮКОСа не удалось — на все 12 писем руководителей компании оно ответило молчанием. Лица, готовые оплатить долги холдинга перед бюджетом или выступить в качестве посредников на переговорах, официального ответа от властей также до сих пор не получили.

Что же будет, если ЮКОС потеряет свою основную «дочку»? В этом случае уровень добычи компании упадет минимум на 60%. Крупнейший российский холдинг превратится в весьма среднюю по показателям компанию, добывающую около 30 млн т нефти в год, и то, если распродажа активов не продолжится. Для сравнения: «Сургутнефтегаз» в прошлом году добыл 54 млн т нефти, ЛУКОЙЛ — чуть более 80 млн т, а «Сибнефть» — 31 млн т нефти.

Эксперты отмечают, что сам по себе «Юганскнефтегаз» должен быть интересен для всего российского нефтяного бизнеса. Иностранных инвесторов можно исключить почти со 100-процентной уверенностью: разрушать такую компанию, как ЮКОС, чтобы передать ее активы западным холдингам, было бы для государства нелогично, тем более что в последнее время власти позволяют иностранцам приходить на наш рынок исключительно в альянсе с отечественными компаниями.

Один из основных нерешенных вопросов, от которых не в последнюю очередь зависит список покупателей, — цена актива. Пока государственные органы не говорили, сколько хотят выручить, продав компанию. Но в самом ЮКОСе неоднократно заявляли, что только запасы «Юганскнефтегаза» должны оцениваться в $30 млрд. Однако вряд ли эта сумма будет приниматься в расчет. Источники в компании утверждают, что, по их информации, «дочку» ЮКОСа продадут за $1,75 млрд.

Независимые эксперты оценивают «Юганск-нефтегаз» значительно выше, по крайней мере в $4,5 млрд. Теоретически его покупателем мог бы стать ЛУКОЙЛ, но в этой компании уже заявили, что не собираются вкладывать деньги в активы ЮКОСа. «Сибнефть» тоже вряд ли решится на такой шаг: сейчас она занята разделом активов с ЮКОСом и до сих пор не вернула ему $3 млрд, которые прошлым летом были заплачены Роману Абрамовичу и его партнерам за 20% акций сибирской компании.

Кроме того, напоминает аналитик ИК «Проспект» Дмитрий Мангилев, «”Юганскнефтегаз” станет спорным активом, и председатель правления ЮКОСа Стивен Тиди уже заявлял, что его компания будет судиться с любым покупателем, который приобретет ЮКОС по заниженной цене». Но даже если «Юганскнефтегаз» продадут дороже, чем за $1,75 млрд, в ЮКОСе, скорее всего, и эту цену сочтут заниженной. «Таким образом, покупателем станет компания, которая сможет получить от государства определенные гарантии и оградить себя от судебных разбирательств», — считает г-н Мангилев.

Именно поэтому среди наиболее вероятных новых хозяев эксперты называют «Роснефть» и «Газпром» (он, правда, уже заявил, что не будет претендовать на «дочку» ЮКОСа), а также «Сургутнефтегаз». Тем более что еще в начале года они заключили соглашение о создании консорциума для дальнейшего освоения запасов Восточной Сибири. Практически все месторождения этого региона пока находятся в нераспределенном фонде, и конкурсы на них должны пройти в следующем году.

Как отмечают в своем отчете аналитики инвестиционной группы «Регион», у «Сургутнефтегаза» достаточно большой запас наличности — около $6 млрд, так что он может купить актив ЮКОСа целиком. Если компания получит «Юганскнефтегаз», она автоматически станет лидером российского нефтяного рынка, поскольку ее добыча увеличится практически в два раза и достигнет почти 110 млн т. Кстати, месторождения «Юганскнефтегаза» и «Сургутнефтегаза» расположены в одном регионе — Ханты-Мансийском автономном округе, причем практически рядом, в 30 км друг от друга. Эксперты «Региона» убеждены, что государство может быть заинтересовано в продаже компании именно «Сургутнефтегазу», поскольку «в этом случае будут получены реальные деньги, а не произойдет перекладывание средств из одного кармана в другой», как в случае продажи актива «Роснефти» или «Газпрому».

В то же время эксперты отмечают, что, хотя «Сургутнефтегаз» способен приобрести компанию самостоятельно, «идею формирования консорциума покупателей из государственных и близких к государству компаний можно считать наиболее вероятной. При этом “Сургутнефтегаз” не обязательно будет возглавлять данный консорциум, а вот средства компании, кажется, непременно будут использованы».

У «Роснефти», скорее всего, не найдется необходимой для самостоятельной покупки суммы. На начало года компания располагала средствами в размере $700 млн, и еще $500 млн она недавно получила по кредиту. Впрочем, не исключено, что холдинг сможет взять недостающие деньги из государственных банков. Если «Юганскнефтегаз» достанется «Роснефти», она станет второй после ЛУКОЙЛа нефтяной компанией России с объемом добычи более 70 млн т нефти в год.

То, что государственный холдинг рано исключать из претендентов на активы ЮКОСа, аналитики поняли, когда недавно председателем совета директоров «Роснефти» был избран заместитель главы Администрации президента Игорь Сечин. Назначение этого «серого кардинала» на пост в нефтяной компании, который, как правило, занимают чиновники из профильных министерств, заставило наблюдателей вернуться к теме создания «Госнефти». По мнению экспертов, она может быть образована на базе уже существующего консорциума «Роснефть» — «Газпром» — «Сургутнефтегаз».

После приобретения активов ЮКОСа мощный триумвират сумеет установить фактический контроль над нефтяной отраслью страны. И в дальнейшем именно он станет вырабатывать правила игры для отечественных нефтяников: решать, кого и к каким месторождениям допускать, сколько России необходимо добывать нефти, сколько сырья отправлять на экспорт.