НДС БЕЗ ПРАВА ПЕРЕПИСКИ


Александр ЮХНОВ, главный специалист Департамента аудита аудиторско-консультационной группы «Развитие Бизнес Систем»

Основной задачей, возлагаемой на систему специальных банковских НДС-счетов, через которые в следующем году будут проводиться все расчеты по налогу на добавленную стоимость, является подрыв экономического основания для функционирования фирм-однодневок, позволяющих осуществлять уход от налогообложения. С теоретической точки зрения введение такой системы в какой-то степени поможет решению этой задачи.
А с практической — вызовет множество проблем.

В частности, можно предположить следующие негативные последствия:

  • рост цен;
  • увеличение «черного» наличного оборота;
  • затраты на организацию и поддержку расчетной системы;
  • дополнительные издержки налогоплательщиков, связанные с выполнением новых функций;
  • затраты предприятий на привлечение дополнительного оборотного капитала ввиду отвлечения из этого оборота части сумм, находящихся на спецсчетах;
  • неисследованное влияние на общую денежную массу, находящуюся в обращении;
  • злоупотребления со стороны банков — агентов контроля;
  • перераспределение огромных денежных ресурсов в пользу этих банков;
  • проблемы неденежных расчетов.

    НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС

    Прежде всего необходимо обратить внимание на то, что порядок операций, проводимых по НДС-счетам, ограничен. Налогоплательщик не имеет права произвольно, по собственному усмотрению, расходовать средства с указанного счета. Допустимо лишь перечислять их на другие НДС-счета (свои или иных лиц) либо в бюджет.

    Представим, в какую сложную ситуацию попадут налогоплательщики, использующие в учетной политике для расчета НДС метод «по отгрузке». Реализация (передача) товара (работы, услуги) в конкретном налоговом периоде (календарном месяце) уже является для них основанием для исчисления и уплаты НДС в срок не позднее 20-го числа следующего календарного месяца. То есть независимо от оплаты и поступления средств на НДС-счета они обязаны изыскать средства и перечислить их в бюджет.

    Допустим теперь, что договором поставки предусмотрена значительная (например, на два месяца) отсрочка или рассрочка платежа за предоставленные товары (работы, услуги). Это условие часто используется в хозяйственной практике. Однако с появлением НДС-счетов оно приведет к тому, что средства на свой НДС-счет налогоплательщик получит уже после того, как уплатит НДС в бюджет. В результате чего значительные денежные суммы будут «зависать» на этих счетах, тем самым лишая налогоплательщика оборотных средств. Что к тому же нарушает его конституционное право собственника.

    Не в лучшей ситуации окажутся и налогоплательщики, использующие учетную политику «по оплате» и рискнувшие погасить задолженность контрагента за поставленные товары путем проведения зачета, получения векселя третьего лица или иным неденежным способом. Согласно ст. 167 НК РФ, любое прекращение встречного обязательства признается оплатой. Следовательно, получив одним из таких (неденежных) способов «оплату», налогоплательщик вынужден будет рассчитаться по налогу с бюджетом. Поступившие же позднее на НДС-счет деньги останутся на нем без движения.

    Следовательно, предлагаемая к введению система НДС-счетов не учитывает всей сложности хозяйственных взаимоотношений, базирующихся в Российской Федерации на действующей Конституции и Гражданском кодексе. Тем самым она способна серьезно ущемить права налогоплательщиков и полностью уничтожить действующую систему обложения налогом на добавленную стоимость, лишив его экономической составляющей. Фактически налог на добавленную стоимость может превратиться в налог на оборотные средства, используемые в расчетах за товары (работы, услуги). Страшно подумать, какие негативные экономические последствия это повлечет.
    ПРИВИВКА ОТ МОШЕННИЧЕСТВА

    Единственная причина, обусловливающая введение НДС-счетов, — мошенничество в области уплаты и возврата НДС. Именно оно, по мнению инициаторов создания НДС-счетов, является основным экономическим фактором функционирования фирм-однодневок и, как следствие, нарушений законодательства в области взимания других налогов (на прибыль, на доходы физических лиц, единого социального налога) и вывода средств в офшорные зоны.

    Перечисленные нарушения в области исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость чаще всего представляют собой административные правонарушения или даже преступления. В общем же случае они затрагивают не только область налогового законодательства.

    Для борьбы с правонарушениями (преступлениями) у государства существуют самостоятельные механизмы и средства. Тогда как использование экономических санкций означает признание государством собственной беспомощности в этой борьбе и желание исправить ситуацию за счет налогоплательщиков.

    А ведь введение НДС-счетов и есть, по сути, экономическая мера, поскольку затрагивает экономические интересы участников расчетов (налогоплательщиков, банков, государства). В частности, ограничивает формы расчетов, используемые налогоплательщиками, приводит к отвлечению оборотных средств, способствуя таким образом росту цен. А также усложняет и без того сложный порядок исчисления НДС.

    Но почему государство готово расписаться в собственной беспомощности? Ведь еще не задействовано большое количество механизмов, способных отрегулировать негативную ситуацию в области налоговых правонарушений. Достаточно обратить внимание на неэффективную систему налоговой, иной административной и уголовной ответственности. Она слабо дифференцирована, недостаточно высока, опирается на слабую теоретическую подготовку правоохранительных органов.
    ЗАКОН — В ПОМОЩЬ

    Проблема, которую предлагается решать с помощью введения НДС-счетов, фактически сводится к функционированию фирм-однодневок. Такие фирмы в большинстве случаев прошли процедуру государственной регистрации и постановки на учет в налоговых органах. Они получили все необходимые атрибуты юридических лиц, но зарегистрированы, как правило, незаконно по поддельным или утерянным паспортам и таким образом управляются не теми лицами, которые являются их официальными представителями. В то же время номинальные официальные представители и не ведают вовсе, что от их имени осуществляется управление юридическим лицом.

    Наверное, есть и другой механизм существования фирм-однодневок. Но в любом случае он основан на невозможности налогового или правоохранительного органа установить какой-либо контакт с лицом, фактически ответственным за совершенные такой фирмой правонарушения. Это с очевидностью показывает, что данное правонарушение носит не только налоговый характер. Оно комплексно затрагивает и другие области законодательства, потому и решаться должно комплексно, универсальными, уже не раз опробованными средствами.

    Хорошую помощь правоохранительным органам здесь может оказать закон «О государственной регистрации юридических лиц». Он предусматривает идентификацию посредством записи в государственном реестре управляющих лиц (то есть уполномоченных действовать от имени предприятия без доверенности). В конечном счете постоянная и строгая их идентификация со стороны контрагентов, безусловно, будет способствовать легитимизации сделок. А контроль со стороны регистрирующих органов за соответствием управляющих лиц их реальному статусу (выявление регистраций по поддельным и утерянным паспортам) в значительной степени облегчит пресечение такого рода преступлений.

    В следующем номере мы рассмотрим проблему ЕСН