Валентин ЗАВАДНИКОВ, член Совета Федерации: «МЕХАНИЗМЫ УПРАВЛЕНИЯ ДОЛЖНЫ БЫТЬ АДЕКВАТНЫ КОНСТИТУЦИОННЫМ ПРИНЦИПАМ»


Записал Виталий Мареченков

— Административная реформа, вне всякого сомнения, нужна. Но проводить ее имеет смысл только тогда, когда на политическом уровне будет очень жестко зафиксировано, за что государство отвечает, а за что нет. Ибо пока мы не разобрались с пределами ответственности государства, бессмысленно реформировать его исполнительную власть как таковую, поскольку непонятно, подо что она реформируется, под какие задачи выстраивается.

Проводить административную реформу нужно исходя из того, что тот социалистический аппарат, который мы унаследовали со времен СССР, никуда не годится. Ведь при социалистическом устройстве государство решало абсолютно иные задачи, чем те, что в условиях рыночной экономики.

А раз так, то, зафиксировав пределы ответственности государства, нужно определить механизмы реализации тех задач, за которые оно отвечает, и уже на основе этого проводить административную реформу. А не исходя из того, что у каждого министра должно быть по два зама. Это, конечно, очень содержательный тезис, но, с моей точки зрения, к административной реформе он отношения не имеет.

Смысл реформы часто сводят к двум постулатам: во-первых, чиновников должно быть меньше и получать они должны больше, чтобы быть менее коррумпированными, а во-вторых, нужно разделить функции на законодательные, правоприменительные и контрольно-надзорные. Но ведь это и так понятно! Подобные решения надо принимать вне рамок реформы.

Административную реформу следует проводить для того, чтобы механизмы управления в государстве стали адекватны той стране, про которую говорится в российском Основном законе. Каковы эти механизмы? Нужно попытаться построить государство, описанное в нашей Конституции: не занимающееся хозяйственной деятельностью и заботящееся лишь о природных ресурсах, науке, здравоохранении и образовании, а также об инфраструктуре. Причем в инфраструктуре необходим переход от ценового регулирования к рыночному определению цен, максимальная приватизация всей хозяйственной деятельности с четким выстраиванием и жестким исполнением обязательств государства, в первую очередь с точки зрения его правовой модели: суды обязаны судить, а не представлять интересы государства.

Согласно этой логике, министерства связи, транспорта, сельского хозяйства, промышленности и энергетики, то есть любые отраслевые ведомства, — вещь странная. Должно быть министерство, которое отвечает за инфраструктуру, и министерство, отвечающее за промышленность в целом. Но в настоящее время их четыре. При этом непонятно, как они делят полномочия с Министерством экономического развития и торговли.

Сейчас, еще не выяснив, за что государство отвечает, а за что нет, и не определив механизмы его ответственности, мы пытаемся реформировать ведомства. На мой взгляд, это неэффективно. И хотя некий эффект возможен, минусы, которые при этом возникают, полностью его нивелируют.