О НУЖНЫХ ЗАКОНАХ ЗАМОЛВИЛИ СЛОВО


Татьяна ПУДОВА

Какой должна быть национальная энергетическая стратегия России на ближайшие 20 лет? Ответить на этот вопрос попытались ведущие российские нефтяники, энергетики и газовики, собравшиеся на всероссийском энергетическом форуме «ТЭК России в XXI веке», который проходил в Кремле 3—5 марта.

Вопрос этот отнюдь не праздный. Дискуссии о реформе в топливно-энергетическом комплексе длятся с 1998 года. Не стихли они и после принятия в прошлом году Энергетической стратегии России на период до 2020 года. Уже сегодня многие отмечают, что этот документ носит консервативный характер и не отвечает интересам цивилизованного энергетического рынка.

Чтобы избавить его от этих недостатков, недавно была создана рабочая группа по мониторингу энергостратегии, в которую вошли представители министерств, парламента, РАН РФ и потребителей энергоресурсов. Но никакой мониторинг не поможет, если документ не будет подкреплен необходимыми нормативными актами. В их отсутствии участники форума видят главную проблему. И не случайно, что инициатором его проведения выступили представители законодательной власти.

НЕДРА ПОД УГРОЗОЙ

Одна из сфер, где недостаток нормативной базы наиболее очевиден, — недропользование. Проблема исчерпаемости запасов углеводородного сырья уже достаточно давно и глубоко осознана в мире. Именно она является главной причиной большинства современных межгосударственных конфликтов. И именно она приводит к конкуренции за контроль над теми странами, в чьих недрах сосредоточены основные ресурсы углеводородов. В связи с этим наблюдается повышение темпов добычи нефти даже в ущерб полноте отработки месторождений. В такой ситуации проблемы полноты использования разведанных запасов нефти, газа, конденсата, их восстановления (за счет увеличения объема геолого-разведочных работ), по мнению председателя Комитета Госдумы РФ по природным ресурсам и природопользованию депутата от ЯНАО Натальи Комаровой, выступавшей перед участниками форума, должны рассматриваться законодателями и Правительством Российской Федерации как ключевые.

К сожалению, действующее законодательство этого не обеспечивает. Темпы изъятия углеводородов из недр превышают темпы разведки новых запасов. В период с 1994 по 1999 год добыча природного газа в 1,5—2,5 раза превышала прирост его запасов. И только к 2002 году ситуация изменилась. Это позволило приблизиться к уровню 1991 года по объему запасов. Однако в 2003 году темпы добычи природного газа вновь перекрыли темпы прироста разведанных запасов. Кроме того, выработанность относительно дешевого и простого по технологии добычи («сухого») природного газа перевалила за 50%. А резерв для новых открытий месторождений такого газа на суше практически исчерпан. Не лучше обстоят дела и в нефтяной отрасли, где выработанность освоенных месторождений составляет уже 60—83%.

Ситуацию мог бы исправить закон «О недрах». Но, по словам Натальи Комаровой, несмотря на многочисленные поправки, которые в него вносились, он до сих пор не содержит «достаточных стимулов и механизмов для решения проблем простого воспроизводства изъятых запасов».

Оставляет желать лучшего и состояние геологоразведки. Сегодня степень разведанности ресурсов недостаточна для обеспечения воспроизводства запасов и устойчивой конкурентоспособности России: 35—38% против 60% в мире. Чтобы мы смогли приблизиться к мировому уровню, необходимо законодательное обеспечение притока инвестиций в отрасль, и прежде всего на этапах максимальных геологических рисков. К сожалению, на практике объемы финансирования геолого-разведочных работ не только не возрастают, но и ежегодно падают.

К ускоренному истощению минерально-сырьевой базы углеводородов прямое отношение имеют добывающие компании, в массовом порядке нарушающие технологические схемы и режимы разработки (сокращение фонда эксплуатационных скважин, низкие коэффициенты нефтеотдачи и т. д.). Интенсивное освоение основных нефтегазоносных провинций привело к их значительной выработке. Учитывая, что это, как правило, инфраструктурно и социально обустроенные территории, по мнению Натальи Комаровой, необходимо создавать правовые механизмы, обеспечивающие «максимально длительное использование остаточного ресурсного потенциала этих регионов». «И дело даже не в уровне добросовестности тех или иных недропользователей, а в том, что действующая нормативно-правовая база позволяет им смещать баланс интересов государства и общества в свою пользу, — подчеркнула председатель думского комитета. — Полагаю, что депутатам Государственной думы четвертого созыва удастся законодательно закрепить приоритет интересов государства и общества в сфере недропользования».

МИРНЫЙ АТОМ ПРОСИТ ГАРАНТИЙ

Помощь государства требуется и атомной энергетике, об этом говорил на форуме первый заместитель министра РФ по атомной энергии Игорь Боровков. Правда, в данном случае речь шла не столько об изменении нормативно-правовой базы, сколько о более конкретной помощи — государственных гарантиях коммерческих кредитов.

В последнее время четко прослеживается тенденция по недофинансированию инвестиционных программ (до 40% от необходимого уровня). Как считает Боровков, если ситуация не изменится, это приведет к прекращению развития атомной энергетики — самой перспективной области отечественной энергетики. Решить проблему возможно за счет перехода к новым источникам инвестиционного финансирования: из прибыли, амортизационных отчислений и за счет привлечения кредитных ресурсов. Но последний вариант станет реальным лишь при условии государственного гарантирования коммерческих кредитов.

«Атомная энергетика — неотъемлемая, высокоэффективная и конкурентоспособная на мировых рынках часть экономики России, — сказал первый заместитель министра. — Поэтому вопросы выбора объектов для размещения инвестиций должны решаться, исходя из задач оптимизации и рационализации энергетического баланса страны на среднесрочный и долгосрочный период развития. Эффективность атомной энергетики доказана и должна быть гарантирована государством на весь период преобразований в электроэнергетической сфере».

То, что отрасль действительно очень перспективна, ни у кого уже не вызывает сомнения. По сообщению информационного агентства RusEnergy, еще в 2001 году был достигнут уровень производства электроэнергии на АЭС, который являлся максимальным для времен Советского Союза, — 129 млрд кВт•ч (1989 год). За последние пять лет он вырос в 1,4 раза. В настоящее время доля электроэнергии АЭС в энергобалансе европейской части страны превысила 20%. В 2003 году в России выработано около 149 млрд кВт•ч электроэнергии. Темпы роста производства на действующих АЭС за счет повышения его безопасности и эффективности соответствуют ежегодному пуску ядерного энергоблока мощностью 1 млн кВт.

Планы по выработке на 2005 год еще выше — более 160 млрд кВт•ч. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года предусматривает опережающие темпы развития атомной энергетики. Они в два раза превзойдут темпы роста традиционной энергетики. К 2020 году выработка электроэнергии АЭС достигнет уровня 270—300 млрд кВт•ч в год.

В настоящее время, по сообщению Игоря Боровкова, приоритетными задачами для отрасли являются: модернизация энергоблоков первого поколения с целью повышения безопасности и продления сроков службы; снижение издержек и увеличение эффективности АЭС; организация воспроизводства и развития атомных станций с темпами ввода мощностей 1 ГВт в год; оценка и внедрение перспективных инновационных технологий. Согласитесь, было бы обидно расстаться с такими радужными перспективами только из-за недочетов в энергетической политике государства.

ЛЕД ТРОНУЛСЯ?

Конечно, для решения проблем отрасли сделано уже немало. Как сообщил на форуме заместитель министра энергетики Анатолий Яновский, Правительство РФ в ближайшее время намерено принять 17 нормативных актов, касающихся энергетики. Это законопроекты «О федеральных энергетических системах», «О концессиях», «Об основах ценовой политики РФ», «О магистральном трубопроводном транспорте», «О недрах и недропользовании», «Об энергосбережении» и т. д.

Концепция законопроекта о федеральных энергосистемах уже согласована в ведомствах. Он разграничит полномочия региональной и федеральной власти в сфере пользования федеральными энергосистемами, определит понятие и перечень таких систем.

Кроме того, как сообщает Бюро правовой информации, Минэкономразвития завершает подготовку новой редакции закона об энергосбережении. Законопроект содержит механизмы, которые будут действовать в федерально-бюджетной сфере, призванные стимулировать внедрение энергосберегающих технологий, а также предусматривающие форму воздействия и ответственность за непроведение ресурсосберегающих мер.

Заместитель министра подчеркнул, что правительство считает необходимым регулировать отношения в области газо-, тепло- и энергоснабжения в рамках соответствующих законов. В частности, речь идет о поправках в закон «О естественных монополиях», подготовленных в Совете Федерации. Сенаторы предложили расширить перечень естественных монополий, включив в него работающие на локальных рынках дочерние структуры газовых и энергетических компаний.

В то же время в Минэнерго одобряют разработанный Федеральной энергетической комиссией РФ законопроект об основах ценовой политики. «С одной стороны, законопроект позволяет регулировать ценообразование, а с другой — защищает от ценовых манипуляций», — заметил Анатолий Яновский.

В ближайшее время, во II квартале 2004 года, планируется принятие законопроектов о теплоснабжении, электроснабжении и по оптово-генерирующим компаниям. Об этом заявил заместитель председателя Комиссии Совета Федерации по естественным монополиям Олег Толкачев. «Я думаю, что новое правительство вплотную займется этими вопросами», — сказал он. По его мнению, без единой концепции электроснабжения сбои в энергосистемах будут происходить и в дальнейшем.