Камиль ИСХАКОВ: «Я СТРЕМЛЮСЬ, ЧТОБЫ КАЗАНЦАМ ЖИЛОСЬ ЛУЧШЕ, КОМФОРТНЕЕ, СВЕТЛЕЕ»


Беседу ведет Леонтий Букштейн, фото Сергея Ростегаева

Если человек родился в городе, забота о котором стала главной целью его жизни, то можно сказать, что он просто счастливец. Если ему удается реализовать свои планы, улучшая жизнь и быт горожан, то можно считать, что и городу с ним повезло. Полтора десятка лет управляет Казанью Камиль Шамильевич Исхаков. За эти годы город стал краше, здесь появились новые архитектурные ансамбли.
В 2005 году будет отмечаться 1000-летие Казани. В преддверии этого события мы решили встретиться с мэром столицы Татарстана и узнать, чем сейчас живет его любимый город, что волнует самого мэра и каковы его планы на будущее.

— Камиль Шамильевич, не будем делать вид, что мы не знакомы. Я был на том самом общем собрании студентов и сотрудников Казанского университета, когда вас, студента третьего курса физфака, отличника и именного стипендиата, выдвигали кандидатом в депутаты Верховного Совета Татарской АССР.

— Откровенно говоря, я тогда думал, что все это происходит как бы понарошку, а не на самом деле. Староста группы сказал: нужно обязательно быть на собрании, тебя будут куда-то выдвигать. Сначала обсуждали кандидатов в депутаты районных Советов, потом — в городской Совет. Я сижу и думаю: ребята из группы пошутили… Потом дошла очередь до кандидатов в Верховный Совет. И тут называют мою фамилию, вслед за ректором Михаилом Тихоновичем Нужиным.

— Вот так и начался ваш путь во власть…

— Разве заранее знаешь, куда тебя судьба выведет? А тогда было необычно сидеть рядом с солидными людьми в зале заседаний Верховного Совета, принимать законы, бюджет…

— А откуда вы родом?

— Я коренной казанец. Как говорится, где родился, там и пригодился. Отцовский дом стоял на улице Островского, в историческом центре города. Я в нем родился и вырос…

— Что было после учебы в университете?

— Не после, а прямо во время учебы и даже вместо нее. Меня на пятом курсе избрали первым секретарем райкома комсомола. Так что я заканчивал университет позже однокашников. Затем была работа на других выборных должностях, первым секретарем райкома партии. Потом — руководство предприятием «Алгоритм», где мы обучали специалистов стран СЭВ работе на советских вычислительных машинах. А уже после этого — горисполком.

— Вы пришли в Казгорисполком в 1989 году, пережили трех первых секретарей обкома партии и остались у руля города-миллионника при смене государственного строя. Много, однако, перемен вам досталось! Вы еще помните, как республикой руководил Фикрят Ахметжанович Табеев?

— Он уже давно живет в Москве. Но и сейчас, когда приезжает в Казань, звонит, расспрашивает, как у меня дела, как мэрия работает, какие проблемы. Переживает за родную республику, за ее столицу. Этот человек много сделал для Татарстана, да и в Москве потрудился немало: был заместителем председателя Совмина РСФСР, работал послом в Афганистане.

— Вы о своих предшественниках вспоминаете?

— Ну как же! Я приступил к работе непосредственно после Рево Рамазановича Идиатуллина, он четыре года был председателем горисполкома. А до него многие годы, 18 лет, эту должность занимал легендарный Александр Иванович Бондаренко. Он еще в 70-х годах, учитывая перспективы развития Казани, начал продвигать идею строительства метрополитена. Тогда ведь существовало правило: как только город отметит рождение миллионного жителя, сразу же разрешают начать проектирование и строительство метро.

Так что Александр Иванович работал на перспективу: заказывал технико-экономическое обоснование, ходатайствовал в союзных министерствах и ведомствах. Он очень об этом мечтал и подготовил хорошую базу. И когда уходил на пенсию, мы предложили ему заниматься вопросами продвижения проекта метро. Да и вообще, он городское хозяйство знал наизусть, во всех деталях, со всеми проблемами. Я у него многому научился. Сейчас в Казани есть улица, носящая его имя.

— Так у вас у самого уже 15 лет стажа в мэрии. Еще три года — и повторите рекорд Бондаренко.

— Рекорды другие надо ставить. Сделать столько, сколько он, и при том скудном финансировании — это нужно быть очень большим энтузиастом и одновременно тяжеловозом: в жизни города легких вопросов нет. Хоть тогда, хоть сейчас.

Я помню, что в 70—80-х годах бюджет Казани недотягивал до 20 млн неденоминированных рублей. А нам только на то, чтобы привести в порядок внутреннюю водную артерию, реку Булак, требовалось порядка 13 млн… Тяжко было.

— Как же выходили из положения?

— Как тогда говорили, за счет изыскания внутренних резервов. Правда, найти их удавалось не всегда. Многие проблемы не решались годами. Теперь это дела минувших дней.

— Вернемся к вашей мэрской биографии. Все годы вы работали и работаете в тесном и продуктивном контакте с руководством республики. И с президентом Татарстана Минтимером Шариповичем Шаймиевым, насколько я знаю, у вас достаточно конструктивные деловые отношения…

— Да, это так. У нас есть взаимопонимание, я Минтимера Шариповича уважаю за мудрость и дальновидность. Работать с таким руководителем — серьезная школа жизни.

— У вас должность не выборная, на нее назначают. И все-таки испытание выборами вы проходили, причем уже дважды, когда баллотировались в Госсовет Республики Татарстан по округу № 1.

— Округ № 1 — вся Казань. Следовательно, можно сделать вывод, что, давая мне мандат для работы в Госсовете республики, жители города тем самым фактически подтверждали мои полномочия мэра. Вот это для меня по-настоящему ценно. Тем более, как мне передавали, многие искренне считали, что выбирают мэра.

— Наверное, приятно осознавать, что люди вам верят и хотят видеть вас мэром города?

— Если честно — да. Конечно, слышать приходится всякое. У нас нет еще такого изобилия, чтобы город с тысячелетней историей жил как в сказке. Все у нас земное, и проблемы тоже. Но и руководство республики, и мэрия стараются делать все, что в их силах, для того чтобы казанцам жилось лучше, комфортнее, светлее.

— В центре Казани, в ее исторической части, всегда очень остро стояла проблема ветхого жилья. Несколько лет назад была принята программа по ликвидации ветхого и аварийного жилья. Много, наверное, уже сделано. Каково положение сейчас?

— Ее полное название «Программа ликвидации ветхого жилого фонда и реконструкции исторической части города». Начиналась эта программа в сложное время, в конце 90-х годов. Но, как говорится, дальше уже некуда было. Мы образовали фонд сноса ветхого жилья, предприятия отчисляли в него 1% своих доходов. Город наш древний, ему вот-вот тысяча лет исполнится. Старого жилья достаточно много. Оно все больше контрастировало с районами современной застройки, где дома имеют все удобства.

Жили в старых домах преимущественно ветераны, пенсионеры, малообеспеченные семьи. Сделать удалось немало. По программе ликвидации ветхого жилья 32 тыс. семей уже переехали в новые квартиры. В 2005 году эта программа будет завершена. К 9 мая, к 60-летию великой Победы, 1 тыс. семей ветеранов-фронтовиков получат новые квартиры.

Одним словом, центр города мы почистили основательно. Теперь на месте одноэтажных деревянных развалюшек возводятся современные жилые дома и офисы. И так четвертый год подряд. В прежние годы мы и мечтать не могли о таких темпах. За 500 тыс. кв. м ежегодного ввода, точнее, за необеспечение такой цифры угрожали и снятием с должности, и наказанием по партийной линии, и испорченной карьерой. Но все равно выше 430 тыс. кв. м не поднимались… А сейчас? Причем только часть строительства финансируется из бюджета города. В основном это деньги населения.

Мы сегодня застраиваем огромные массивы, например район бывшего аэропорта, там земли немерено. Параллельно активно развиваем ипотеку, для чего планируем использовать тот же жилищный фонд, что и по программе сноса ветхого жилья. Именно поэтому мы должны думать о будущем: ну, скажем, раскрутим ипотеку, народ начнет еще активнее покупать жилье, а где дальше будем город строить? Тут есть проблема.

Не знаю, как у других, но у нас такая линия. Вокруг большинства городов есть поселки. Они малоэтажные, а земли занимают много. Их жители по большей части работают в городе. Однако город в такие поселки ничего не вкладывает, ничего там из инфраструктуры не развивает. А если ввести их в черту города? Понимаете, какие перспективы открываются? Городу — новые площади для застройки, жителям поселков — возможность получить благоустроенное жилье. От подобных перспектив, думаю, мало кто откажется. Поэтому мы подготовили и приняли программу «Поселок». Правда, пока реализуем ее на малой скорости, поскольку есть более срочные проблемы.

— У Казани сегодня 14 целевых программ, в том числе по таким важным направлениям, как энергоресурсосбережение и адресная социальная защита.

— Это две наши застарелые «болячки». Если мы данные программы не реализуем, то никогда с ними не справимся. Сейчас уже есть сдвиги: правительство Татарстана признает работу Казани по энергоресурсосбережению лучшей в республике. И с адресной социальной защитой тоже работаем, видя перед собой пример Москвы, где это дело давно и хорошо поставлено. Наши ресурсы, конечно, поскромнее, но и с ними можно добиться положительных результатов.

— А как обстоят дела с охраной природы? Ведь вредных производств в Казани хватает.

— Мы постоянно отслеживаем состояние природы вообще и воздушного и водного бассейнов в частности. Обстановка постепенно улучшается. Некоторые вредные производства закрываются сами, какие-то мы стимулируем к закрытию.

— Как выглядит бюджет города на этот год?

— Казанский совет народных депутатов утвердил бюджет города на 2004 год по доходам в размере 7,8 млрд руб., по расходам — 8,24 млрд руб.

— Дефицит для вас большой?

— Дефицит бюджета составит 5,5%. Это приемлемо.

— За счет чего или кого будете его покрывать?

— Как обычно, за счет дополнительных доходов при исполнении бюджета города, банковских кредитов, ссуд и кредитов из бюджета Республики Татарстан, доходов от продажи муниципального имущества, изменения остатков на счетах по учету средств бюджета города.

— Но работа по укреплению социально-экономического фундамента города, видимо, продолжается? Я знаю, что еще в конце 2002 года по инициативе городской администрации началась разработка Стратегии социально-экономического и пространственного развития г. Казани до 2015 года. Звучит как-то необычно, особенно в отношении пространственного развития.

— Это была большая работа, причем не только администрации города и совета народных депутатов. Документ готовили всем миром, он обсуждался с представителями всех социальных слоев, принимались предложения от каждого казанца.

— Вы сказали, совет народных депутатов?

— Да, я понимаю, что это звучит немного архаично, но по предложению горожан мы решили пока не менять названия законодательного органа и оставить его в структуре управления городом. Так вот, в совете обсуждалась и эта масштабная концепция, и Миссия г. Казани до 2015 года. Мало того, мы предложили всем жителям, поддерживающим идеи развития города, подписать «Декларацию о стратегии развития г. Казани до 2015 года». Сами отцы-разработчики резюмировали завершение своей работы так: «Казань готова к подписанию ”брачного” контракта между населением, администрацией и бизнес-элитой». Сказано не без юмора, но по сути верно.

В городе была проведена масштабная работа по определению целей, приоритетов, задач и мер по дальнейшему его развитию, результатом которой стала Миссия г. Казани — документ, сочетающий в себе долгосрочную программу действий и договор общественного согласия по ее выполнению. Он сформулирован в ходе многочисленных дискуссий и обсуждений, прошедших в рамках работы над Стратегией развития г. Казани до 2015 года, утвержденной Казанским объединенным советом народных депутатов.

— Камиль Шамильевич, я думал задать этот вопрос позже, но, поскольку в Миссии г. Казани лейтмотивом звучит мысль о единстве людей, проживающих здесь, хочу спросить о «тонкой материи» — межнациональных отношениях. Ведь Казань — город многонациональный и разнообразный по конфессиям.

— Она такой была всегда. В ее истории немало примеров переплетения культур, обычаев, традиций, языков. Уже одно то, что Казань издревле являлась торговым центром, свидетельствует, что люди здесь ладили, жили в дружбе и мире. Бизнес в «горячие точки» не ходит. Ему нужен комфортный инвестиционный климат.

— Помнится, в начале 90-х годов эта традиция подверглась испытанию в ходе массового демократического движения — движения за достойную жизнь в бывшей автономной республике. Вы тогда еще только-только набирались опыта управления городом.

— Бурное было время. Митинги, шествия, петиции, пикеты… И не только в Казани. Но сюда как в столицу из районов республики съезжались наиболее активные граждане. Они хотели напрямую донести до руководства Татарстана свои мысли и чаяния. А бремя обеспечения порядка и мирного прохождения манифестаций ложилось как на республиканские, так и на городские структуры.

Ряд участников тогдашних мероприятий стали депутатами Госсовета Татарстана, Государственной думы РФ. Ну а нам приятно вспомнить те бурные годы хотя бы потому, что в Казани не произошло ни одного инцидента, который бы носил характер межнационального конфликта. Это традиционная и неизменная линия руководства и Республики Татарстан, и города: межнациональный мир и согласие являются нашим общим достоянием. И его мы будем беречь всегда.

Возьмем татарский язык, с развитием которого были проблемы. Прежде иной раз скажет человек пару слов по-татарски, а на него цыкают: «Ты чего, парень, не можешь на обычном языке говорить?!» Причем происходило это в период расцвета социалистического «интернационализма». Хотя во всем мире считается, что чем больше языков человек знает, тем лучше.

Мы подготовили и реализуем программу развития языков народов, проживающих в Казани. Открыли Дом дружбы, он располагается в центре, в старинном особняке. В нем сейчас обитают 22 национально-культурных общества. Если, скажем, проводим какие-то культурные мероприятия, например выставки национального искусства или концерты (а у нас с этим полный порядок, работа идет активно), то представители обществ принимают в них участие. К новому учебному году также в центре города мы откроем многонациональную начальную школу с изучением грузинского, армянского, азербайджанского, чувашского и других языков. Никто у нас не обделен вниманием властей. А как иначе?

То же самое и с религиозными культовыми зданиями. В Казани имеются и мечети, и православные храмы, и синагоги. Отказа никому нет, хотя в свое время вопросы эти решать было ой как непросто. Но все прошло, желания верующих удовлетворены, пусть молятся за мир на нашей земле. Теперь уже очевидно: нужно давать всем сестрам по серьгам. Именно потому, рассчитывая на укрепление мира и дружбы, администрация не стала продвигать интересы какой-то одной конфессии.

— Вернемся к стратегическому плану развития города. В нашем распоряжении есть текст вашего выступления, посвященного основным проектам этого плана, на заседании Генерального совета по стратегическому развитию столицы Татарстана. Вы тогда сказали: «Расположенный на месте скрещения и симбиоза евро-азиатских цивилизаций, наш город должен быть одинаково привлекателен для предпринимателей всех уровней: представителей малого бизнеса, ученых и бизнесменов, занятых развитием инновационных технологий, крупных зарубежных инвесторов. Только тогда мы создадим динамичную экономику, построим устойчивую городскую среду, сделаем Казань по-настоящему комфортной для всех населяющих столицу поколений и социальных групп». Очень масштабно, очень объемно, очень обязывающе и для вас лично, и для мэрии, и для Казанского городского совета.

— Если ставить маленькие и легко достижимые цели, то можешь сколько угодно сам себе повторять: я сделал то-то и то-то, у меня все хорошо, мы свое дело выполнили. Но горожане судят по результату, а не по разговорам. Поэтому мы и идем на серьезные проекты и ставим перед собой высокую планку в развитии города. Тем более что впереди у нас большой юбилей — 1000-летие Казани. Теперь наша обязанность — достойно его встретить.

— А что вы подразумеваете под словом «достойно»?

— Это не банкет-фейерверк. Такое как раз очень легко организовать. Намного сложнее добиться того, чтобы каждый казанец почувствовал праздник у себя дома, почувствовал заботу о себе. А это и реконструкция внутриквартальных территорий, и замена изношенных коммуникаций, и благоустройство дворов, и создание новых игровых площадок для детей… Да много чего нужно еще сделать.

— Полтора десятка лет в управлении городом — это не шутки. И вряд ли кто в Казани скажет, что Исхаков сидел и ничего не делал.

— Все равно хочется громкого аккорда. Поэтому я счел своим долгом доделать то, что прежние отцы города не успели в силу объективных причин. В конце прошлого года летал в Париж, подписал контракт на поставку проходческих щитов для рытья тоннелей метро. Меня спросили: «Какое имя дать этим комплексам?» Подумал-подумал и написал: «Алтынчеч». Так звали легендарную татарскую золотоволосую красавицу. Пусть она принесет нам удачу в этом предприятии.

— Да, пусть. И скорей бы уж прозвучал гудок первой подземной электрички. Вот праздник будет!

Кстати, о праздниках. В ноябре прошлого года я видел телевизионную трансляцию футбольного матча между казанским «Рубином» и московским ЦСКА. Отличная, интересная была игра! Казанцы победили, тем самым обеспечив себе место в премьер-лиге. Вы вместе с командой бежали круг почета, потом давали интервью для телевидения, и я видел слезы на ваших глазах. Президент Татарстана Минтимер Шаймиев тоже присутствовал на стадионе и в своем поздравлении команде и болельщикам подчеркнул ваши заслуги в развитии спорта в городе.

— Большой был праздник и для города, и для республики. Мы так стремились к победе, так желали ее, что не смогли сдержать эмоций в тот радостный момент. С самого начала мы взяли курс не на какое-нибудь там третье место. Какой в нем смысл? Я думал: «Елки-палки, вот был бы подарок казанцам к 1000-летию города, если бы к нам, начиная с сентября 2004 года, со стартом европейского цикла, приезжали лучшие европейские команды!» Но для этого требовалось, чтобы наша команда стала призером чемпионата. Мы все хотели и желали нашим парням только победы. И они сделали это!

— Небось, накануне матча страсти кипели?

— Еще какие! Кое-кто говорил, что команда ЦСКА приедет в Казань, чтобы матч проиграть… А по ходу все смотрят: москвичи нам первый гол закатили. Ничего себе — приехали проигрывать! Ну, мы потом сквитались и еще один забили.

— Любите спорт? Помнится, вы наводили ужас на коллег беспрерывным курением, да не «Мальборо», а «Беломорканала»…

— С курением давно покончено, много лет тому назад. Правда, не без помощи случая. Я все думал: должно же мне что-то помочь или ударит меня как следует — и я брошу… Ну и ударило. А дело было так.

Во время поездки в соседний регион на юбилей города мы попали под сильный и холодный дождь, а мероприятия на городских объектах продолжались весь день — слякоть, укрыться невозможно. После этого я с двусторонним крупозным воспалением легких попал в реанимацию. Практически уже уходил из жизни.

Но Аллах меня услышал, наказал и спас одновременно. И я папиросы свои забросил навсегда. Кстати, у нас в руководстве и республики, и города курящих почти не осталось. И хотя я сам уделять спорту много времени просто физически не могу, стараюсь поддерживать активный интерес и к спортивным мероприятиям, и к занятиям горожан физической культурой. Меня даже иногда упрекают за перебор в данном вопросе.

У нас создано много команд. И не в одном-двух видах спорта: это хоккей, гандбол, водное поло, регби, хоккей на траве, хоккей с мячом, женский волейбол и баскетбол… Они выступают и в высших лигах, и в суперлигах. Казань по числу таких команд в игровых видах спорта опережает даже Санкт-Петербург. Но главная наша цель не только и не столько в том, чтобы было больше команд и больше чемпионов. Для нас главное — чтобы к спорту приобщалось как можно больше мальчишек и девчонок. Чтобы все шло оттуда, из детства, а потом и для взрослого поколения создавать условия для занятий спортом.

Но просто так ребята в спорт, а тем более в большой спорт, не пойдут — им нужна путеводная звезда. Если такая звезда в лице чемпиона, победителя, героя есть, то и они за ним потянутся. Вот в чем наш умысел: дать подросткам неформальных лидеров из мира большого спорта. Это их увлечет, выведет на орбиту содержательной, насыщенной жизни. А там, глядишь, и родителям, и учителям меньше работы будет.

Мы вот даже и по «Рубину» видим. Пока команда играла во второй и первой лигах, интерес к ней со стороны болельщиков, в том числе и юных, был умеренным. Футбол их не очень интересовал, на матчи они ходили редко, во дворах играли мало, школьные спортивные площадки пустовали. Но когда команда поднялась на свой нынешний уровень (а это произошло, когда «Рубин» стал выступать в премьер-лиге), в городе появился огромный интерес к футболу, к спорту. И в первую очередь у пацанов. Это же известная система: если в городе есть сильная команда, то ее перспективы определяют десятки, сотни дворовых команд. Там мальчишки получают первые навыки, приобщаются к спортивной культуре. А потом — спортшколы, школы резерва, и смотришь — команда живет, подпитываясь свежими силами из родного города.

— А вы сами спортом занимаетесь?

— Конечно, занимаюсь. Только нерегулярно: себе ведь не всегда принадлежишь, много форс-мажорных ситуаций бывает, когда мэр должен находиться на месте и решать проблемы. Потом еще командировки, вызовы к руководству республики, на заседания и совещания… Но форму поддерживаю. Тогда, после финального матча с ЦСКА, круг почета по стадиону запросто пробежал, футболисты еще и отставали. Но они устали в тот раз прилично.

— Последние вопросы из разряда тех, что вы не очень любите. Расскажите, пожалуйста, о вашей семье.

— В свое время в одной казанской газете опубликовали статью под заголовком «Женщины в жизни мэра». Я думаю, многие на этот заголовок «купились». Как и мои женщины — кинулись читать, а там про них же: жену, двух дочек и внучку. Старшая дочь у меня и комсомолкой была активной. А сейчас она бизнес-леди. Кроме того, сама создала детский театр, занимается благотворительностью, а теперь еще и на телевидении программу ведет. Младшая учится в вузе на мастера бизнес-администрирования. На собеседовании ее тестировали и по уровню знаний, и по образу мыслей. Вывод был такой: знания приличные, желание добиваться успехов есть, но не хватает того, что называется «умение расталкивать локтями». А может, это и к лучшему?

Им, конечно, сложно жить в городе, где отец — глава администрации. Отношение к ним очень разное, иногда негативное. Но все равно за печкой дома не сидят, они у меня активные, целеустремленные. Дочери уже взрослые, а с нами теперь все время внучка, ей десять лет.

— А жена как все эти годы выносит ваш стиль жизни и ваш рабочий режим? Ведь мэра, если какое-то ЧП случается, из дома выдергивают невзирая ни на что — хоть ночь-полночь на дворе, хоть воскресенье или праздничные дни.

— Она терпит, но не знаю, откуда силы берет. Раньше я хотя бы по воскресеньям брал документы домой и там с ними работал. А теперь, когда разворачивается строительство метро, полным ходом идет подготовка к 1000-летию Казани, даже в воскресенье дома не появляюсь. Она мой тыл, и тыл надежный.

— Оглянитесь на 15 лет в администрации Казани. Что вы можете сказать об этом немалом и непростом отрезке своей жизни?

— Мне моя работа нравится. Правда, на первых порах — после размеренной работы на производстве — было очень нелегко. Это ведь только со стороны кажется, что служебная машина — предел мечтаний. А на самом деле, когда по многу часов колесишь на ней по городским и пригородным объектам, она превращается просто в рабочий инструмент.

— Я навел справки: машина у вас российской марки, «Волга» называется…

— Да. И что?

— Нет, ничего. И мебель у вас в кабинете, похоже, с давних времен.

— Да сколько себя помню, она так и стоит.

— Неужели в городском бюджете нет средств на иномарку или новую обстановку в кабинет мэра?

— Средств там действительно не так много, как хотелось бы. Но на стол и стул из красного дерева хватило бы.

— А чего ж не поставите, для солидности не помешало бы…

— Что-то наша беседа под конец не в то русло пошла.

— Тогда извините. А сколько длится ваш рабочий день?

— Расписание за много лет уже сложилось: в 7.30 — первое диспетчерское совещание, в 22.00 или позже — подведение итогов дня.

— Многовато будет.

— Да и этого не хватает. Тем не менее моя работа связана с людьми, в силу чего она мне и интересна.

— А все-таки, под конец беседы, как вы сами считаете, кто вы по натуре: градоначальник, хозяйственник или кто-то еще?

— Я — казанец, коренной казанец. Этим все сказано. И потому с пониманием своей миссии несу бремя ответственности за то, насколько комфортно чувствуют себя жители моего родного города. Хочу, чтобы в нем, самом красивом городе на Земле, все менялось только к лучшему!

СПРАВКА «БОССа»

Камиль Шамильевич Исхаков родился 8 февраля 1949 года в Казани.

Свой трудовой путь он начинал электромонтером связи на телефонной станции химзавода им. Куйбышева. Затем окончил Казанский государственный университет. В дальнейшем работал заместителем директора, директором Казанского научно-учебного центра НПО «Алгоритм», генеральным директором Казанского НПО вычислительной техники и информатики и одновременно директором Казанского научно-учебного центра Государственного комитета СССР по вычислительной технике и информатике.

С 1989 года — председатель исполкома Казанского городского Совета народных депутатов. С 1991 года — глава администрации Казани. С 1995 года — председатель Казанского совета народных депутатов, глава администрации (мэр) Казани.

Является членом-корреспондентом Международной академии информатизации, членом-наблюдателем Организации городов Всемирного наследия, председателем Палаты исторических городов и регионов России, вице-президентом Европейской ассоциации городов и регионов, президентом регионального отделения Центра содействия программам ЮНЕСКО, членом-корреспондентом Международной академии национальной безопасности объединенной Европы.

К.Ш. Исхаков отмечен государственными наградами: премией Совета Министров СССР (1986 год), орденом Почета (1996 год), орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (1999 год). Также ему присужден приз «Золотой Меркурий» за победу в конкурсе «Российский мэр-95», вручена почетная грамота Республики Татарстан (1998 год).

Почетный работник жилищно-коммунального хозяйства России.

Женат, имеет двух дочерей.

МИССИЯ Г. КАЗАНИ ДО 2015 ГОДА (извлечение)

«Мы, жители Казани, опираясь на исторический опыт мирного диалога народов, основанный на бережном сохранении и развитии их культур и традиций, хотим передать будущим поколениям уютный и процветающий город равных возможностей. Для этого мы, осознавая свое единство в ответственности за будущее и признавая высшей ценностью справедливость, сделаем власть ответственной, открытой и подотчетной; будем уважать и ценить инициативу каждого; сделаем предпринимательство основой нашего процветания; сделаем образование потребностью каждого горожанина; будем добрыми соседями; сделаем чистыми и благоустроенными наши подъезды и дворы; сделаем город удобным для всех поколений».