ПРИВАТИЗАЦИЯ ПО-КРУПНОМУ


Александр РОМАНИХИН, президент Союза производителей нефтегазового оборудования

Объединение РСПП, «Деловой России» и «ОПОРЫ» являет собой очередную попытку так называемого равноудаления олигархов.

Уже несколько лет эта проблема не сходит со страниц российской печати. Власть хочет избавиться от последствий «семибанкирщины» времен Бориса Ельцина, когда несколько крупнейших капиталистов имели возможность «продавить» в правительстве любое нужное им решение. Внешне сегодня ситуация вроде бы иная. Олигархи на телеэкранах обсуждают социальную ответственность бизнеса и уверяют, что не вмешиваются в политику. На съездах РСПП влиятельные предприниматели аплодируют президенту, поддерживая на словах все его инициативы. СПС, основная лоббистская сила олигархов, не прошла в Государственную думу. Однако что же изменилось на деле? Удалось ли хоть немного перераспределить сверхдоходы олигархов в пользу большинства населения?

Отрицательный ответ на этот вопрос хорошо иллюстрируется ситуацией в российском нефтяном комплексе. Несмотря на весьма благоприятную конъюнктуру мирового рынка в течение нескольких последних лет, власть так и не сумела повысить налогообложение нефтяных компаний. В результате российский бюджет оказался лишен значительных сумм. Причем оставшиеся у сырьевых олигархов средства не были вложены и в развитие самой отрасли.

14 января 2004 года президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Евгений Примаков следующим образом охарактеризовал итоги 2003 года: «Увеличение ВВП в 2003 году в России произошло также за счет увеличения объемов добычи сырья. Было добыто 420 млн т нефти. Однако этот рекордный за весь постсоветский период объем был добыт в основном на месторождениях, открытых и обустроенных в советский период. Без весьма значительных капиталовложений этот источник роста резко ограничен на будущее».

Россия — уникальная страна, здесь рост доходов нефтяных компаний сопровождается деградацией сырьевого комплекса. Увеличение добычи и экспорта нефти не приводит к развитию геологоразведки, повышению объемов бурения и обновлению оборудования. Евгений Примаков справедливо отмечает, что «накопленные в сырьевом секторе финансовые ресурсы в относительно незначительной части вкладываются в другие отрасли экономики. Несмотря на увеличение общего притока капитала в страну, владельцы сырьевых компаний, как правило, предпочитают вывоз прибылей за границу». При этом их представители в государственной власти зорко следят за тем, чтобы не были повышены экспортные пошлины на вывоз сырья и импортные пошлины на ввоз иностранной техники.

За счет чего же олигархам удавалось в течение длительного времени блокировать все попытки повысить отдачу от экспорта сырьевых ресурсов? Ответ на этот вопрос дал 23 декабря 2003 года на заседании правления ТПП РФ Владимир Путин, который так охарактеризовал деятельность лоббистов нефтяных компаний в Государственной думе: «Чуть ли не в зале ходили, раздавали (деньги. — Авт.) направо-налево».

Российская политическая система сегодня такова, что вне зависимости от названия парламентской фракции депутаты нередко отстаивают либо экономические интересы своих спонсоров, либо собственные интересы — бизнесменов и их представителей среди депутатов очень много.

Еще хуже ситуация в исполнительной власти, где большинство чиновников, принимающих важные решения, связаны с той или иной олигархической группой. Неужели кто-то всерьез думает, что нынешние российские министры и их заместители живут на одну зарплату? Конечно, нет. Доходы наших чиновников определяются пользой от их решений для отдельных коммерческих структур. И хорошо еще, если российских. Причем если раньше бизнес просто покупал крупного чиновника, то сейчас олигархи параллельно десантируют во власть своих представителей — хорошо образованных и высокооплачиваемых (естественно, не государством) специалистов.

Наглядным примером сращивания российского чиновничества с олигархатом является и история с соглашениями о разделе продукции (СРП). О несоответствии законопроекта о СРП российским интересам еще в 90-х годах абсолютно обоснованно заявляли представители Счетной палаты, группа депутатов Государственной думы и наш Союз производителей нефтегазового оборудования. Однако на деле ситуация изменилась только после того, как год назад режим СРП по ряду причин стал неугоден компании «ЮКОС». Вот тут-то, словно по мановению волшебной палочки, «мочить» СРП начали все. Интересно, что даже бывшие апологеты закона превратились в ярых его противников.

Евгений Примаков так характеризует сегодняшний период: «К моменту избрания в 2000 году Владимира Владимировича Путина президентом группы олигархов уже не только полностью сформировались, но, использовав известные особенности приватизации в России, реально создали условия для беспрепятственного сказочного обогащения. В этих целях такие группы оказывали серьезное влияние на законотворческие и нормотворческие процессы, расставляли своих людей практически во всех ветвях власти».

НА ТРОИХ

Российские отраслевые союзы и ассоциации еще относительно недавно находились вне сферы интересов олигархов, которые позволяли некоммерческим структурам оставаться независимыми организациями по причине того, что от них ничего и не зависело. Ситуация изменилась в октябре 2000 года, когда сделана попытка «равноудалить» олигархов от власти через их объединение в РСПП.

Власти тогда полагали, что в РСПП на демократической основе будут формироваться согласованные предложения по стратегическим проблемам экономической политики. Роберт Коттрелл в The Financial Times (от 11.09.2001) так оценивает этот период: «Захват союза олигархами не прошел без напряженных моментов, и по меньшей мере один из олигархов попытался с ходу скинуть г-на Вольского с поста председателя. Но сегодня олигархи, кажется, решили добиться изменения в соотношении сил. Они захватили господствующее положение в насчитывающем 27 членов бюро, которое руководит правлением, и они возглавляют рабочие группы, которые разрабатывают политику союза. Г-н Вольский говорит иронично, но реалистично о переходном периоде в деятельности союза. Что касается новых магнатов, он заявляет: ”Они контролируют половину экономики. Почему нам следует противиться их членству в ассоциациях, подобных нашему союзу?” Со временем, считает г-н Вольский, ”люди привыкают друг к другу, и проводить заседания становится легче”, даже если, как он отмечает, ”им всем инстинктивно кажется, что их слово должно быть решающим”. В своем новом обличье ”союз красных директоров” сегодня именуют в российской прессе ”союзом олигархов”».

Объединив олигархов в рамках РСПП, идеологи «гражданского общества» не забыли о среднем и мелком бизнесе. Они формально определили, что интересы среднего бизнеса должна защищать «Деловая Россия», а малого — «ОПОРА». При этом их не очень волновало то обстоятельство, что многие представители среднего и малого бизнеса даже не подозревают о существовании и функциях данных организаций.

И вот в конце января предложено объединить эти три структуры. Мотивы особенно не скрывались: РСПП необходимо избавиться от малопочетного сейчас звания «профсоюз олигархов». По замыслу авторов подобной реформы, РСПП должен превратиться в демократическую организацию, отражающую интересы всех слоев отечественного бизнеса.

КОНСОЛИДИРУЮЩАЯ СТРУКТУРА

Сегодня система управления в РСПП далека от демократической. Крупный частный капитал сразу же поставил под контроль комитеты и рабочие группы РСПП. Комитет по промышленной политике возглавил Владимир Евтушенков, Комитет по международной деятельности — Михаил Ходорковский, Комитет по налоговой и бюджетной политике — Каха Бендукидзе, рабочую группу по судебной реформе — Михаил Фридман, рабочую группу по реформе энергетики — Рубен Варданян.

Все ключевые решения в РСПП рассматривает в закрытом режиме бюро правления. Подавляющая часть его членов — представители крупного частного капитала или их последовательные сторонники. В бюро не вошли представители директорского корпуса оборонных предприятий, ранее составлявшие костяк РСПП.

В 2001 году был изменен Устав РСПП, теперь, согласно ему, бюро правления «представляет интересы Российского союза в отношениях с органами государственной власти», а кроме того, «от имени Российского союза вносит предложения в органы государственной власти». Именно на бюро решается вопрос о позиции РСПП, с которой он выходит в органы государственной власти, а также определяется персональный состав делегаций.

Бюро делегирует своих представителей во многие правительственные структуры. В частности, члены РСПП включены в состав правительственных комиссий по административной реформе, жилищной и транспортной политике, защитным мерам во внешней торговле, миграционной политике, научно-инновационной политике, земельным отношениям и многих других. Всего их насчитывается более 40. Казалось бы, что здесь плохого? Но проблема в том, что представители бюро отстаивают интересы исключительно крупного частного капитала, которые далеко не всегда совпадают с интересами государства.

В Уставе РСПП записано, что бюро правления «принимает решение о создании средств массовой информации», «утверждает бюджет Российского союза и отчеты о его исполнении», «разрабатывает целевые программы и определяет источники их финансирования», «утверждает бухгалтерский баланс и годовой отчет Российского союза». Согласно ему, именно бюро принимает решение о структуре аппарата РСПП, создает структуры с правом юридического лица. В частности, для того чтобы учредить совместно с известным фондом «Открытая Россия» Институт внешней и оборонной политики (это событие произошло в августе 2003 года) бюро РСПП не должно было никого информировать.

В Устав РСПП также внесен пункт, гласящий, что «члены бюро правления Российского союза без доверенности действуют от имени Российского союза». Но и это еще не все. «Члены бюро правления Российского союза по должности являются вице-президентами Российского союза». Они представляют кандидатуру президента РСПП и решают многие другие вопросы.

Характерно, что президент РСПП Аркадий Вольский заявил СМИ, что сначала, 11 февраля, предложение по объединению трех организаций будет рассмотрено на бюро, и только потом, 19 февраля, — на правлении РСПП. Это обычная практика в РСПП, когда на правление выносятся подготовленные бюро решения. Основные дебаты проводятся в закрытом режиме на бюро, а правлению предлагается за эти решения проголосовать. Тех, кто не принимает данных правил игры, из правления исключают. Таким образом, сформировать в РСПП демократическую структуру управления очень непросто, учитывая то, что российский бизнес привык решать все вопросы кулуарно.

Вызывает большие сомнения, что создаваемая структура будет принимать какие-то решения в интересах малого и среднего бизнеса. Все связи в исполнительной и законодательной власти находятся в руках крупного капитала. Малый бизнес в России не имеет выхода на высших правительственных чиновников и не финансирует избирательные кампании.

Возникает закономерный вопрос: зачем олигархам вообще нужна какая-то консолидирующая структура? Позиции крупного капитала во власти очень сильны, они складывались в течение многих лет и сегодня ничуть не ослабли. Представители олигархата в органах государственной власти по-прежнему старательно отрабатывают свой хлеб, отстаивая интересы хозяев, а в ряде случаев и деловых партнеров.

По мнению экспертов, такое пристальное внимание к отраслевым союзам и ассоциациям связано исключительно с проводимой административной реформой. Олигархи понимают, что многие вопросы неизбежно будут переданы от исполнительной власти на уровень некоммерческих организаций, которым они до недавнего времени внимания не уделяли. Поэтому крупный капитал начинает работу по формированию собственного «главного» бизнес-объединения. Формально оно должно отражать интересы всех слоев российского бизнеса, а на деле быть подконтрольным олигархическому политбюро. Крупный бизнес начал наступление на все неподконтрольные ему союзы и ассоциации.

Не случайно сегодня им активно лоббируется проект Федерального закона «О саморегулируемых организациях» (СРО), предполагающий перерегистрацию действующих российских союзов и ассоциаций. В ст. 3 законопроекта сказано, что «некоммерческая организация признается саморегулируемой организацией лишь при условии ее соответствия всем установленным настоящим Федеральным законом признакам и требованиям в совокупности». В том числе потребуется перерегистрация некоммерческой организации, желающей получить (а именно о передаче СРО «избыточных» властных функций говорят авторы административной реформы) государственные полномочия. Только избранные смогут попасть в государственный реестр, о котором идет речь в ст. 4 указанного законопроекта.

В ст. 2 отмечено, что некоммерческая организация для получения статуса СРО должна иметь «механизм обеспечения ответственности ее участников перед потребителями». По сути дела, необходима страховка — имущественный ценз для приобретения права называться СРО. Имущественный ценз, а не что-то иное, — основной критерий для присвоения бизнес-сообществу статуса СРО. Согласно ст. 3, критерием отнесения некоммерческой организации к СРО является «объединение в составе саморегулируемой организации в качестве ее участников не менее десяти субъектов предпринимательской деятельности или не менее 100 субъектов профессиональной деятельности».

Получается, что приобрести статус СРО в сфере российского машиностроения или металлургии, а потом и устанавливать свои правила в отрасли может любая структура, объединившая десять субъектов предпринимательской деятельности. Главный фактор — деньги. Очевидно, что при таком подходе появятся и выживут только некоммерческие организации, опирающиеся на финансовый и административный ресурс, а олигархи при помощи положений закона устранят всех независимых конкурентов по получению государственных полномочий. (Более подробно автор анализировал закон о СРО в прошлом номере журнала «БОСС». — Ред.)

МЕЖДУ БИЗНЕСОМ И ВЛАСТЬЮ

Во всех государствах создание ассоциаций и союзов происходит естественным путем, без каких-либо специальных законов. В России же пытаются ввести искусственные ограничения, чтобы передать государственные полномочия тем структурам, которые опираются на финансовый и административный ресурс крупного капитала.

Появление подконтрольных крупному капиталу бизнес-сообществ приведет к легальной приватизации олигархами государственных функций. Этот пагубный процесс, сопровождаемый риторикой о необходимости саморегулирования бизнеса, уже пошел. Сейчас всерьез обсуждается вопрос о введении обязательного членства в ряде, мягко говоря, не демократических организаций. Нельзя этого делать! Крупный бизнес покупает высших чиновников, и подконтрольные СРО он создаст без особых проблем.

В сегодняшней России надо не передавать различным олигархическим новообразованиям государственные функции, а идти по пути отмены лишних лицензий и разрешений. Если же получится так, что вместо министерств их начнут выдавать СРО, то данный механизм неизбежно будет использован крупным капиталом для устранения конкурентов.

Российское предпринимательство формировалось в условиях криминала и коррупции, в нашей стране нет по-настоящему демократичных бизнес-сообществ, нет никаких традиций самоорганизации бизнеса. Ошибочно считать, что он способен сам себя регулировать, как происходит в развитых странах мира, где подобные традиции складывались в течение многих десятков лет.

Поэтому нереально создать «главное» российское бизнес-сообщество путем формального объединения трех организаций, не имеющих серьезных традиций. РСПП был образован в 1991 году, но после формирования олигархического бюро он превратился, по сути, в совсем иную организацию, так что отсчет времени следует вести с 2000 года. «Деловая Россия» появилась в 2001 году, а «ОПОРА» — в 2002-м году.

В объединении этих трех организаций нет ничего плохого, но, по мнению экспертов, затем последует попытка превратить новую структуру в основную прослойку между бизнесом и государственной властью. Крупному капиталу надо иметь возможность «рулить» некоммерческим сектором, который, вполне вероятно, получит часть государственных полномочий. Объединение еще не произошло, но уже раздаются предложения о введении обязательного членства в новой организации, о выдаче ею «разрешения» союзам и ассоциациям называться СРО и т. д.

Осуществленная в 2000 году реконструкция РСПП не привела к равноудалению олигархов. Крупный капитал не только не лишился подконтрольных ему чиновников, но еще и присовокупил к имеющимся в его распоряжении теневым рычагам возможность вносить решения от имени РСПП. Теперь на повестке дня новая задача — создание «головной» организации по приватизации государственных полномочий.

Очередная реконструкция РСПП не должна быть направлена на монополизацию права озвучивать позиции российского бизнеса в государственной власти. Нельзя забывать, что помимо РСПП, представляющего интересы крупного капитала, в нашей стране действуют и другие, более демократичные, бизнес-сообщества. К ним относятся Российский союз товаропроизводителей (РСТ) и Торгово-промышленная палата Российской Федерации (ТПП РФ).

Российский союз товаропроизводителей, в отличие от РСПП, объединяет не отдельные компании, а отраслевые союзы и ассоциации. Он сформирован по аналогии с Федеральным союзом германской промышленности (BDI). К сожалению, из-за ряда субъективных причин, в первую очередь кадровых проблем, РСТ не занял достойного места в ряду российских бизнес-сообществ.

ТПП РФ — единственное объединение предпринимателей, действующее на основании Федерального закона «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации». Эта структура возникла не в 90-х годах, как большинство предпринимательских объединений, она активно функционировала еще в советское время. Торгово-промышленные палаты существуют во всех странах мира, это повсеместно принятая форма предпринимательских объединений.

ТПП РФ обладает наиболее развитой региональной сетью, ни одно российское предпринимательское или политическое объединение не может даже сравниться с ее региональной структурой. ТПП РФ обладает собственностью и имеет свои источники финансирования, поэтому не зависит от подачек олигархов. Сегодня ТПП в максимальной степени избавлена от влияния олигархата — это единственная организация, где олигархи во время заседаний сидят не в президиуме, а в зале.

Роль ТПП РФ хорошо охарактеризовал Владимир Путин в выступлении 19 июня 2002 года на IV съезде Торгово-промышленной палаты России: «За последнее десятилетие в России появилось немало бизнес-сообществ, но Торгово-промышленная палата по-прежнему занимает среди них особое место. Я бы сказал, ключевое место. Причиной тому — и уникальный опыт, и многолетняя известность, и тесные, хорошие, наработанные связи с коллегами за рубежом. Российская Торгово-промышленная палата — это организация, с которой считаются и внутри страны, и за ее пределами».

РСТ и ТПП способны стать альтернативой «объединенному» РСПП.

От редакции. Напоминаем, что мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

ИПОТЕЧНЫЙ РЫНОК ЖИЛЬЯ: НАЧАЛО ПОЛОЖЕНО

В конце января в Москве было объявлено о создании Национальной ассоциации участников ипотечного рынка (НАУИР), ставшей первой подобной структурой в России. Вице-премьер Владимир Яковлев, присутствовавший на состоявшейся в РСПП церемонии подписания документов по учреждению ассоциации, отметил, что новой организации нужно сосредоточиться на разъяснительной работе и соответствующих изменениях в российском законодательстве. По его словам, до апреля нынешнего года в Госдуму будут внесены 32 законопроекта и поправки в действующие законы.

Как декларируют учредители, главная цель НАУИР — опираясь на мировой и отечественный опыт, используя современные технологии и учитывая особенности социально-экономического положения страны, к 2010 году сформировать в России эффективный массовый ипотечный рынок и обеспечить его устойчивое комплексное развитие.

Учредителями некоммерческого партнерства НАУИР стали Ассоциация российских банков, Всероссийский союз страховщиков, Национальная ассоциация участников фондового рынка, Профессиональная ассоциация регистраторов, трансфер-агентов и депозитариев, Российское общество оценщиков, Международная ассоциация фондов жилищного строительства и ипотечного кредитования, Российский союз промышленников и предпринимателей, Российская гильдия риэлторов.

Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков, считает, что одна из ключевых проблем, от решения которой зависит развитие ипотечного рынка, — необходимость законодательного закрепления очередности возврата средств в случае банкротства компаний. «Сейчас наше законодательство в отношении ипотечных облигаций данный вопрос не регулирует, что неизбежно превратит эти бумаги в так называемые мусорные облигации, не являющиеся эффективным инструментом для развития ипотеки», — отметил глава АРБ.

Владимир Пономарев, заместитель председателя Госстроя России, заявил, что одним из первых мероприятий ассоциации станет участие в организации международной конференции по развитию ипотечного рынка, которая пройдет 9—11 февраля в подмосковной Дубне.

Участники учредительного собрания приняли Устав НАУИР, утвердили состав совета ассоциации и избрали председателя правления.{EMAILPRINT}