«РОДНИК» — ОТ ИСТОКОВ И ДО НАШИХ ДНЕЙ


Татьяна ПУДОВА, фотоочерк Александра ДАНИЛЮШИНА

Столько черных полос, сколько выпало на долю ОАО «Самарский комбинат спиртовой и ликеро-водочной промышленности ”Родник”», из российских заводов мало кому доставалось. За более чем 100-летнюю историю заводу пришлось пережить и Великую Отечественную войну, во время которой здесь делали бутылки с зажигательной смесью, и приказ о закрытии в период антиалкогольной кампании, и почти что доведение до банкротства всего лишь год назад. А «Родник», несмотря ни на что, продолжает выпускать высококачественную продукцию и завоевывать награды на международных и российских выставках. Меньше года назад к руководству заводом пришла новая команда во главе с молодым директором Александром Милеевым. У предприятия наконец-то появилась надежда на стабильность.

Предание гласит: первая промышленная винокурня в Самаре была заложена по приказу Степана Разина около 1670 года. Монахиня Алена, командир одного из его отрядов, по указанию атамана отыскала некоего самарского купца и под страхом смерти повелела тому соорудить винокурню и доставлять «ко двору Тимофеевича» водку на все почти 80-тысячное Степаново войско. Гуляли казаки недолго. Восстание было разгромлено, но винокурня уцелела. От нее и пошла самарская водка.

В 1767 году Екатерина II совершила путешествие по Волге. Вот запись, сделанная ею о Самарском крае: «Хлеб всякого рода так здесь хорош, как еще не видали». А 4 августа 1773-го императрица дала указание поставлять самарскую водку «вкусом отменную, зело сладкую, здравию пользительную» к императорскому двору. И потянулись в стольный град обозы…

Следующий этап развития самарского виноделия пришелся на XIX век, и связан он был с именем графа Сергея Юльевича Витте. В июле 1895 года начал работать «Самарский № 1 казенный винный склад», созданный по его протекции. Ныне это комбинат «Родник».

— Александр Владиленович, а что пришлось пережить комбинату в советское время?

— История комбината — это история страны. Все, что происходило в СССР, отражалось на жизни «Родника»: и Первомаи, и октябрьские тосты «За Родину! За Сталина!», и спирт для авиаприборов, и фронтовые 100 грамм в солдатские окопы…

— Ну а позже, в мирное время?

— В мирное время самым запоминающимся и, пожалуй, самым трагичным стал 1985 год, когда в рамках антиалкогольной кампании из Москвы пришло указание свернуть производство. Вместо ликеро-водочной продукции здесь начали выпускать «тархуны», «байкалы», «колокольчики». Было приказано демонтировать все прежнее оборудование, иными словами, заводу подписали смертный приговор и было велено привести его в исполнение. Но на свой страх и риск тогдашнее руководство «Родника», надо отдать ему должное, оборудование не демонтировало, а законсервировало — замуровало вместе с частью заводского корпуса. На комбинат приезжали комиссия за комиссией: «Сколько оборудования сняли, уничтожили? Ах, еще не успели?!» Директора еженедельно вызывали в обком партии.

Те, кто постарше, хорошо помнят итоги такой политики: давка в магазинах, талонная система, «сухие» показательные свадьбы и пять бутылок на поминки по справке из ЗАГСа…

— Но все-таки ваше предприятие выжило…

— Да, и не просто выжило. Вопреки всем указам и постановлениям «Родник» смог сохранить оборудование и первым в отрасли восстановить производство и вновь вывести его на проектную мощность: уже в 1989 году комбинат выпустил около 4 млн дал (декалитров) — в десять раз больше, чем в 1987-м.

— Декалитр, конечно, звучит гордо, но сколько это в переводе на понятные цифры?

— Декалитр — это 10 л, 20 бутылок водки. А умножьте их на 4 млн…

НОВАЯ ЖИЗНЬ СТАРОГО «РОДНИКА»

Александр Милеев пришел на «Родник» в феврале 2003 года, в период, когда завод снова стало лихорадить. По непонятным причинам прежнее руководство остановило производство на двух спиртзаводах, входящих в состав комбината, — Ново-Буянском и Рождественском. Спирт брали с Ульяновского спиртзавода, который к тому времени находился в стадии банкротства, что, естественно, не замедлило сказаться на качестве. На вопрос, для чего все это делалось, Александр Владиленович отвечает: «Видимо, комбинат просто хотели вогнать в долги, обанкротить и продать, заработав на этом неплохие деньги».

— Но не удалось?

— Не удалось. Первое, что мы сделали, когда пришли сюда, — отказались от ульяновского спирта, снова запустив свои спиртзаводы: использование низкокачественного спирта погубило бы наши брэнды. Кроме того, пересмотрели договоры поставок с рядом фирм, так как они нам должны крупную сумму денег — почти 100 млн руб.

Мы уже выиграли несколько судов, добились решения о выплате нам долга, но практического продвижения в данном вопросе никакого. Фирмы оказались однодневками, и сейчас ни с кого ничего взять не удается. Из-за этого «Родник» испытывает большие трудности. Завод вынужден брать кредиты, хотя раньше нужды в деньгах никогда не было.

— А на что берете кредиты?

— В текущем году около 100 млн руб. направлено на реконструкцию производства. Убираем старое оборудование: хотя оно и дает хорошее качество, но достигается это слишком большими усилиями и затратами. В цехах стояло восемь линий допотопных ополаскивателей, работавших на паре, очень громоздких, энергоемких и требующих привлечения значительного числа обслуживающего персонала. Мы заменили их на итальянские ополаскиватели. Они компактны, удобны, экономичны. За счет этого планируем сократить издержки на 10%. Если раньше бутылки мыли водой с примесями, то теперь — водкой.

— Водкой? А не жалко?

— Пока водка не обложена акцизом, она стоит недорого.

— Что нового вы еще привнесли на завод?

— Мы заключили контракт с ульяновским филиалом Симбирской стекольной компании на разработку нового дизайна бутылки. Он уже готов. Это будет оригинальная бутылка с нашим фирменным логотипом — рюмочкой. До сих пор на заводе использовалась обычная, «гостовская», тара. И только водка «Премиум» разливалась в фирменную, французскую. Мы же хотим постепенно перейти к тому, чтобы вся продукция «Родника» продавалась в фирменной бутылке.

ЧИСТОТА — ЧИСТО «РОДНИК»

Не единым количеством декалитров славен «Родник». Его гордость — качество продукции и ее ассортимент. Еще 15—20 лет назад комбинат выпускал лишь пять-шесть наименований: «Столичную», «Московскую», «Пшеничную», просто «Водку»… Сейчас в ассортименте «Родника» более 50 наименований высококачественных водок и настоек. И нет среди них таких, которые бы не завоевали наград на престижных российских и международных выставках.

В чем секрет успеха? Прежде всего в интенсивной модернизации производства и строжайшем контроле качества. Здесь не используют искусственных красителей и добавок. Все натуральное, без ферментов и ароматизаторов. В состав водки входят только экологически чистые пищевые добавки: мед, молочная и винная кислота, ароматные спирты и настои из целебных трав.

Особый секрет мягкости и неповторимых вкусовых качеств родниковской водки — ее ингредиенты. Например, в «Таежной» есть настой березовых почек. В «Самарской охоте» — яблочный спиртованный сок, рябиновый морс, настой бадьяна, девясила, дягеля, имбиря, калгана, кориандра, душистого и черного перца, коры дуба, можжевеловой ягоды, тысячелистника, черного байхового чая, свежего лимона.

Водка проверяется не только на крепость, содержание эфиров, альдегидов, но и на отсутствие тяжелых металлов и других элементов. Вода умягчается, фильтруется. По нормативам ГОСТа даже в элитном «люксе» содержание метанола допускается в 14 раз больше. Вот это чистота!

До недавнего времени на заводе существовали проблемы с зерном: покупали, отправляли на элеватор, а оттуда получали, мягко говоря, не то, что было. Руководство «Родника» пошло в этом году на значительные траты, но построило несколько больших зернохранилищ, так что теперь все под контролем.

— А новые технологии в производстве водки вы используете?

— Технология одна — классическая. Ее нельзя ни улучшить, ни ухудшить. Ей нужно просто следовать. Можно придумывать только новые рецепты, улучшать компоненты, чем и занимаются сотрудники заводской лаборатории. Но это уже секрет наших специалистов. Они его никому не раскрывают. Совершенствование идет все время.

Недаром же рецептуры нескольких водок «Родника» признаны изобретениями, что подтверждено свидетельствами патентного ведомства России. На всемирном салоне изобретений, научных исследований и инноваций «Брюссель-Эврика’ 99», где более 40 стран выставляли около 1 тыс. разработок, «Родник» завоевал золотые медали. В прошлом году в работе 7-й международной выставки «Интердринк» приняло участие 81 ведущее предприятие мира. «Родник» представил шесть наименований водок. И все шесть удостоились золотых медалей!

— Управленческая команда тоже является вашей гордостью?

— Управленческую команду пришлось создавать заново. В прежней были не самарские, приезжие люди. С нашим приходом они разбежались. Теперь топ-менеджмент «Родника» — молодые люди, имеющие несколько высших образований. Их средний возраст — 33—35 лет. В ликеро-водочном бизнесе они около семи лет. Мы вместе начинали, вместе работали в оптовой компании по продаже алкоголя. Так что они великолепно знают рынок продвижения и производства брэндов. Помимо тех сотрудников, что пришли на завод со мной, в управленческой команде есть и специалисты, работавшие на заводе раньше, но вынужденные уйти при прошлом руководстве.

Если говорить о рабочем составе, большинство из этих людей трудится на заводе по 20—25 лет. Это костяк комбината, на котором держится весь производственный процесс. Им уже по 40—45 лет, и надо думать о постепенном привлечении молодых кадров. Возможно, специально ради этого даже пойдем на расширение штата. Многие наши сотрудники оканчивали Воронежский институт пищевой промышленности. Мы ими очень довольны и потому уже сейчас присматриваемся к студентам этого вуза.

— А что нового вы можете предложить вашим клиентам в плане продукции?

— В следующем году мы закупаем оборудование, строим новый цех и затем начинаем выпускать слабоалкогольные коктейли. Помимо этого, к весне планируем вывести на рынок несколько новых брэндов в классе «премиум» и один — в средней ценовой нише. Что они из себя представляют, даже не спрашивайте — коммерческая тайна. Вот когда сделаем, тогда сами узнаете.

ВСЕ НА ЭКСПОРТ!

В середине 60-х в рамках первого межправительственного контракта именно «Роднику» было предоставлено право экспортировать в США русскую водку. «Родник» открыл для зарубежных потребителей истинно русскую водку. Комбинат стал первым предприятием, увеличившим выпуск экспортной продукции до 1 млн дал в год. Поставки шли более чем в 50 стран мира, в том числе в США, Канаду, Испанию, Германию, Грецию, Францию. «Родник» первым из российских предприятий был удостоен Центром исследований европейского рынка таких престижных наград, являющихся своеобразным пропуском на мировой рынок, как «Арка Европы» (в апреле 1994 года) и «Сертификат чести» (в ноябре 1997 года).

— А как сейчас обстоят дела с экспортом вашей продукции?

— Прямо скажу, не очень хорошо. Раньше бо’льшую часть в экспортных поставках занимал брэнд «Столичная». Но несколько лет назад он перешел в частные руки, и экспорт сильно сократился. Сейчас он составляет буквально считанные проценты от общего объема производства. Поэтому мы и занялись разработкой новой продукции.

Однако для того чтобы выйти с новым брэндом на зарубежный рынок, нужны десятки миллионов долларов. Возможно, нам это удастся, уже ведутся переговоры с рядом компаний в США и Мексике. Им нравится наша продукция, особенно водка «Родник» в штофе. Также мы работаем над продвижением продукции в Бразилию и Африку.

— А что, просторы родной страны уже все изборождены?

— Нет, продолжает оставаться неосвоенной центральная часть России, на которую мы никак не можем пробиться из-за низкой платежеспособности населения и популярности в каждом регионе собственной марки. Наша продукция несколько дороже. А чтобы выходить на федеральный уровень брэнда, мы должны охватить ценовой сегмент 80—90 руб. Большие надежды мы связываем опять-таки с новыми брэндами, один из них, как я уже говорил, будет как раз в этой ценовой нише.

Помимо центральной части России мы пытаемся прорваться в Сибирь, на Дальний Восток. Этим вплотную занимается наш маркетинговый отдел. Если в нынешнем году рекламный бюджет комбината составлял 10 млн руб., то на следующий расходы на рекламу планируем увеличить вдвое-втрое. И в основном они будут направлены на продвижение продукции на российском рынке.

А НУЖНО-ТО ВСЕГО — ЖЕЛАНИЕ ДА ВОЛЯ

— В ноябре 2003 года Счетная палата РФ вышла с предложением разобраться с нелегальными производителями водки в России самым радикальным способом: ввести государственную монополию на производство русского народного напитка. Причем это уже второе подобное заявление за последнее время. Понятно, что вы к такой перспективе относитесь негативно. На ваш взгляд, какими способами можно было бы урезонить нелегалов?

— От государственной монополии точно ничего хорошего не будет. Уже доказано, что лучше всего управляют частные руки. А вот навести порядок — другое дело. Из-за нелегального оборота продукции мы очень сильно страдаем. У нелегалов слишком низкая цена, с которой мы конкурировать не в силах. А по поводу того, что можно сделать… Нужна только политическая воля и желание глав регионов. Навели же порядок в Санкт-Петербурге. А ведь там нелегальной водки было ой как много!

— Ну вот, допустим, я глава региона. У меня есть желание покончить с самопальной водкой. И как мне это сделать?

— Нужно наладить жесткий контроль совместно с правоохранительными и налоговыми органами. Чтобы их сотрудники, придя в магазин и увидев водку стоимостью 40 руб., не отмахивались от нее, а начинали расследование: кто поставил, кто произвел. А после этого шло наказание всех звеньев цепочки. Как видите, ничего сложного здесь нет.

— Один известный российский предприниматель как-то сказал, что производство водки — дело не прибыльное, после чего он оставил свой бизнес, переключившись на изготовление лекарственных средств.

— Нет, я с ним не согласен. Это дело хорошее и прибыльное. Но все зависит от желания работать. Рентабельность ликеро-водочного производства составляет не меньше 15%. Много денег уходит на оплату акцизов.

— Много — это сколько?

— С одной бутылки не меньше 30 руб. С 1 января акцизы хотят поднять еще на 5 руб. Странный, конечно, у нас народ — депутаты. Ведь даже ребенку понятно: чем выше поднимаем акцизы, тем значительнее разница в цене между паленой водкой и легальной. Люди только больше начнут покупать суррогат. А в результате объемы продаж комбинатов снизятся, следовательно, и доходы государства тоже.

— Неужели все так грустно?

— Ну почему же? Будем надеяться, что государство все же одумается и примет правильное решение. Мы уже давно научились хорошо работать, невзирая на «подарки», которые нам регулярно преподносят. На будущий год хотим на 20—30% увеличить объем продаж. 2003 год был для «Родника» сложным — модернизация, финансовые проблемы… Мы со всем этим справились и теперь смотрим в будущее с оптимизмом.

СПРАВКА «БОССа»

В состав ОАО «Самарский комбинат спиртовой и ликеро-водочной промышленности ”Родник”» входит комплекс предприятий с замкнутым циклом производства водки. Два собственных спиртзавода — Ново-Буянский и Рождественский (основаны соответственно в 1791 и 1896 годах) — производят 1372,5 дал в год высококачественных спиртов. Мощность линий розлива водки — 4 млн дал в год. В ассортименте комбината — более 50 наименований водки и ликеро-водочных изделий.

ЗОЛОТО «РОДНИКА»

«Родник» — своеобразная визитная карточка комбината, по праву стоит в ряду лучших водок России. С 1994 года началось ее триумфальное шествие по международным выставкам; тогда на конкурсе в Мадриде она была награждена Золотой звездой качества и золотой медалью. Впоследствии водка «Родник» завоевала еще семь золотых медалей и почти три десятка престижных наград.

«Московская особая» — традиционное изделие «Родника». Ее рецепт был разработан Д.И. Менделеевым. Именно с «Московской особой» в середине 60-х годов начался экспорт русской водки в США. На конкурсах в Люксембурге и Барселоне завоевала две Большие золотые медали.

«Самарская» — крепкая водка с пряным вкусом. Четыре золотые медали.

«Губернаторская» — отличается теплым хлебным ароматом и традиционным, знакомым еще нашим прадедам вкусом. С 1995 года завоевала в России и мире восемь золотых медалей.

«Расторопша» — горькая настойка, терпкая, свежая и легкая, на основе настоя лекарственной расторопши пятнистой. Отмечена двумя золотыми медалями.

«Самарский штоф» — кристальный блеск и мягкий вкус этой водки — результат очистки обезжиренным молоком. Две золотые медали, одна из которых вручена в Брюсселе на Всемирном салоне изобретений.

«Новогодняя» — отличается ароматом можжевеловой ягоды, корицы и хвои. Производится только перед Новым годом. Золотая медаль.

«Родиола розовая» — с добавлением экологически чистого ароматного спиртового настоя корня родиолы розовой (золотого корня). Две золотые медали.

«Академическая» — мягкая водка. Сахарный сироп и настой овсяных хлопьев придают напитку подчеркнуто изысканный вкус. Три золотые медали.

«Таежная» — при изготовлении этой водки используются спиртовой настой березовых почек и сахарный сироп. Золотая медаль.

«Триумфальная» — мягкая водка, первая из созданных на «Роднике» на основе спирта «люкс». Семь золотых медалей.

«Дипломатическая» — мягкая водка, созданная на основе элитного спирта «люкс» с добавлением настоя пшеничных зародышевых хлопьев и сахарного сиропа. Благодаря изысканности вкуса и элегантной строгости оформления, недавно выйдя на рынок, уже заслужила три золотые медали.

«Спутник» — обладает особой мягкостью, вкусом и прозрачностью. Золотая медаль.{EMAILPRINT}