Сергей СИБИРЯКОВ: «РОССИЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО СОСТОИТ В УНИКАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ, КОТОРЫЕ МЫ ДОЛЖНЫ ПРЕДЛОЖИТЬ МИРУ»


Беседу ведет Оксана Чернышева, фотографии Ивана Куринного

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2003-02Политика российского правительства в области инноваций, по наблюдениям многих экспертов, носит скорее декларативный, а не реальный характер. Призывы к ее активизации — своего рода реверансы в сторону глобальных мировых тенденций. По мнению Сергея Сибирякова, в прошлом начальника Управления крупнейших налогоплательщиков Министерства РФ по налогам и сборам, а ныне советника по экономическим вопросам руководителя партии «Единая Россия» Александра Беспалова, это объясняется тем, что научное лобби формулирует свои требования и предложения на таком же декларативном языке. Решение проблемы заключается в поиске инновационных проектов, которые будут иметь стратегическую значимость для России, и в политическом лоббировании данных инноваций. С этой целью «единороссы» намерены создать специальный фонд инновационных технологий под руководством г-на Сибирякова.

В январском номере «БОССа» мы познакомили читателей с идеями известного экономиста Сергея Глазьева по выходу российской экономики на качественно новый уровень развития. Его предложения приняты на вооружение КПРФ в качестве основы ее экономической программы.

Сегодня своими представлениями о путях подъема российской экономики делятся советник председателя генерального совета партии «Единая Россия» по экономическим вопросам, один из авторов ее экономической стратегии Сергей Сибиряков и сопредседатель Общенационального совета Российской партии жизни, главный идеолог РПЖ Николай Левичев.

— Сергей Анатольевич, даже сырьевые магнаты сейчас заявляют, что будущее России — за новыми технологиями, а не за продажей запасов недр. Глава ЮКОСа Михаил Ходорковский недавно обратил внимание на то, что доходы от продажи нефти и газа в структуре российского ВВП составляют около 15—20%. Мол, утверждения о том, что на 100% Россия зависит от нефти, — от лукавого…

— Я уверен, что новые технологии — единственная возможность для России быть достойно представленной в международном разделении труда. Экономисты сходятся во мнении, что без скорейшего технологического перевооружения страны мы отстанем от развитых мировых держав навсегда. Предлагается несколько взаимоисключающих путей технического перевооружения России.

Первый представляет собой отказ от вступления в ВТО, ориентацию на самостоятельное замкнутое развитие за счет собственных сил, импортозамещение по всем группам товаров и т. д. Апологеты такого подхода ссылаются на опыт индустриализации СССР. При этом они забывают, что в нынешних условиях этот путь может привести лишь к прямо противоположному результату — изоляции России от остального мира и снижению ее влияния на международную экономику.

Второй предлагаемый путь — дальнейшее увеличение экспорта природных ресурсов и экономическое развитие за счет валютных поступлений от грабительского использования недр. По сути дела, именно это сейчас и происходит.

Бесперспективность данного пути понятна без лишних слов. Ресурсы рано или поздно иссякнут, да и мировой рынок сырья подвержен влиянию многих внешних факторов (слишком зависит от политической стабильности на Ближнем Востоке, например). В то же время меры, принимаемые Правительством РФ по формированию инвестиционной привлекательности России, не дают желаемых результатов. Ожидаемого роста объема инвестиций нет. На мой взгляд, это происходит потому, что тормозятся структурные реформы, без которых мы не можем быть интересны инвесторам. Реальная возможность восстановления утраченного статуса промышленно развитой державы заключается в опоре на новейшие технологии.

— Но об этом заявляют сейчас не только бизнесмены, но и члены российского правительства. Разве не так?

— Действительно, понимание на уровне профильных министерств присутствует. В Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002—2004 годы) много говорится о необходимости поддержки науки и конкурентоспособных современных технологий, важности инновационной деятельности и т. д. Приняты программные документы (Основы политики РФ в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу), создана организационная структура управления развитием научно-технологического комплекса на общегосударственном и региональном уровнях, заложена основа многоканальной системы финансирования инновационной деятельности и т. д. Однако реальных сдвигов и тем более прорывов нет. Инновационно активными являются лишь 5% от общего числа российских промышленных предприятий.

По моему мнению, нынешняя государственная политика в области инноваций декларативна. Призывы к ее активизации — это своего рода реверансы в сторону глобальных мировых тенденций. Возможно, объяснение кроется в том, что научное лобби формулирует собственные требования и предложения на таком же декларативном языке. Что предлагают академики? Государственное регулирование и финансирование, законодательное увеличение льгот для отечественной науки вне зависимости от перспектив научных разработок. Это, как мне кажется, устаревший подход.

Инновационные проекты должны иметь стратегическую значимость для России, только тогда они заслуживают государственной поддержки. При этом они обязаны отвечать следующим требованиям. Прежде всего, функционирование новых видов производства должно основываться на принципиально новых, не разработанных в других странах, экологичных технологиях. Кроме того, производства необходимо развивать на базе имеющихся в России мощностей, с активным вовлечением отечественных ученых уже сегодня, не дожидаясь «благоприятного инвестиционного и инновационного климата». Далее, производства должны представлять собой так называемые точки роста, то есть стимулировать развитие большого количества иных производств. Наконец, предполагается быстрая — в течение одного-двух лет — окупаемость вложений с минимальным уровнем бюджетного финансирования или даже с полным отсутствием такового.

— И вы знаете такие проекты?

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2003-02— Их нужно создавать. И, разумеется, целенаправленно искать уже разработанные. На самом деле по-настоящему привлекательных проектов сегодня предлагают мало.

Причин тому несколько. Производства, приносящие приличные прибыли (экспорториентированные отрасли российской экономики), давно поделены между крупнейшими российскими и транснациональными компаниями. Отрасли, потенциально перспективные для инвесторов, находятся в состоянии, при котором риски вложения средств являются неприемлемыми. Зато весьма интересные объекты для инвестирования предлагают развивающиеся страны — Китай, Индия, Мексика. Прибыль на вложенный капитал там может быть получена не меньшая, чем в России, а риски — гораздо ниже.

Мы исходим из того уникального и чрезвычайно необходимого в мировом хозяйстве, что может предложить наша страна. Над отобранными нами проектами работали ученые России, Белоруссии и Украины. Они отказались от догм, укоренившихся на Западе и преобладающих в отечественной науке в последние десятилетия. Одним из наиболее перспективных, на наш взгляд, является создание принципиально новой, экологически чистой, экономичной и безопасной транспортно-коммуникационной системы, которая свяжет между собой все регионы страны, а также север и юг, восток и запад всего мира.

Профессор Анатолий Юницкий разработал и зарегистрировал как научное изобретение струнную транспортную систему — СТС, которая представляет собой растянутую канатно-балочную конструкцию, размещенную на опорах высотой 3 м или выше. Это так называемый автолет Юницкого. Основу этой «дороги» составляет одно- или многопутевая структура, расчитанная на движение колесных транспортных модулей, которые могут быть как пассажирскими (на 12—25 человек), так и грузовыми. Чтобы построить такую трассу, на каждый ее километр нужно 0,6—1,1 млн на равнине и чуть больше — в горах и над морем. Пропускная способность двухпутной трассы — свыше 100 тыс. пассажиров и более 25 тыс. т грузов в сутки. Дорога от Владивостока до Москвы будет занимать восемь часов, а стоимость билета составит около 50. По расчетам, рентабельность СТС ожидается от 100% и более, а срок их окупаемости — от двух до шести лет.

Такие «дороги» можно прокладывать без сноса строений, практически на любых почвах, не вырубая лес, не нанося вреда сельскому хозяйству и водоемам, а для строительства транспортных модулей использовать техническую и технологическую базу оборонного авиастроения и других отраслей российского ВПК. Таким образом, проект соответствует всем условиям, которые я назвал.

— Честно говоря, проект, о котором вы говорите, похож на научную фантастику.

— Весной этого года в Подмосковье было построено несколько сотен метров такой трассы и проведены испытания, на которых присутствовали члены правительства Московской области. Сейчас проект внедряется под Киевом. Один из крупных украинских бизнесменов вложил в него около 1 млн.

Как видите, то, что вы назвали научной фантастикой, имеет под собой реальную экономическую основу. В начале беседы мы говорили о том, что Россия обязана найти свое место в современном мире. Так вот одна из таких ниш — транспортные пути Север—Юг, Запад—Восток, которые пролегают через нашу страну. Не использовать возможности, подаренные природой, просто недальновидно! Автолет Юницкого может двигаться над землей со скоростью 300—500 км/ч, будучи по эксплуатационным расходам в четыре-пять раз дешевле железнодорожного транспорта.

— Внедрение этого проекта в России, наверное, требует согласия Министерства транспорта…

— Пока профессор Юницкий не нашел понимания у российских чиновников. Зато, как видите, отыскал инвесторов в Украине.

— Думаю, струнная дорога не единственное, на что следует обратить пристальное внимание?

— Естественно. Могу привести еще примеры. Несколько московских фирм работают над внедрением технологии, позволяющей генерировать энергию и тепло с качественно иными, чем сейчас, затратами. В ближайшее время оборудование будет установлено в котельных в Ленинградской области, что позволит повысить эффективность их работы на 15%. Подобная технология уже применяется в Мурманской области и некоторых других регионах страны.

Основная проблема, стоящая сегодня перед человечеством, — необходимость удовлетворения потребностей в энергии, водных ресурсах и жилье. Жителей Земли становится больше, а природных ресурсов — все меньше. Именно поэтому мы и занялись проектами, позволяющими их экономить. К примеру, строительство сверхбыстровозводимых зданий, которые помогут решить извечный жилищный вопрос в России. Экологичные жилые дома площадью 100—900 кв. м можно возводить за трое суток при себестоимости строительства до 50 за 1 кв. м.

— И уже есть желающие воплотить этот проект в жизнь?

— Депутаты Государственной думы — члены фракции «Единая Россия». Они решили объединиться в дачный кооператив и построить такие дома вдоль Новорижского шоссе. А мы им в этом поможем.

Разумеется, предполагается, что по новым технологиям будут возводить не только депутатские дачи, но и дома для всех желающих. И вот тут потребуется помощь государства — обеспечение государственной защиты используемых технологий, придание деятельности по внедрению проектов статуса государственной программы и организация госконтроля за их внедрением.

— Ваши идеи, которые, как мне известно, вошли в проект экономической стратегии «Единой России», похожи на обещания российского экономического чуда.

— Все, о чем я вам рассказал, абсолютно реальные проекты, которые воплощаются в жизнь. Когда они заработают в полную силу, у нас будет экономически развитая, свободная страна, где каждый сможет реализовать свои образовательные, культурные и духовные запросы.