МАМЕНЬКИН СЫНОК


Георгий МИХАЙЛЕЦ

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2003-02В детстве мать говорила ему: «Энди, надень шарф», — и он послушно кутал горло даже в теплую погоду. В подростковом возрасте требовала: «Энди, не дружи с этим мальчиком», — и он безропотно прекращал общение с приятелем. В юношеские годы наставляла: «Энди, не гуляй с этой девушкой», — и он женился лишь после смерти матери, когда ему было уже за 50. Маменька могла категорически заявить: «Энди, я пойду с тобой на деловую встречу», — и он вел переговоры о покупке огромных заводов, сидя рядом со своей малограмотной родительницей. Он был типичным маменькиным сынком, но впоследствии именно в его честь назвали десятки общественных организаций и благотворительных фондов, нью-йоркский университет, вашингтонский институт и престижнейший концертный зал мира. Имя этого человека Эндрю Карнеги.

Будущий мультимиллионер, в полном соответствии со сценарием под названием «Великая американская мечта», родился в семье рабочего-ткача Уильяма Карнеги и дочери сапожника Моррисона Маргарет. Он появился на свет 25 ноября 1835 года в Данфермлине, средневековой столице Шотландии, что неподалеку от Эдинбурга. В те годы городок славился разве что своим старинным замком и коврами ручной работы. До 40-х годов семья Карнеги жила не богато, но в относительном достатке.

Эндрю и его брат Том были совсем детьми, когда средневековый замок, возле которого они любили играть в рыцарей, окончательно обветшал, а ручное ткачество не выдержало конкуренции с машинным производством и пришло в полнейший упадок. Отец и дед участвовали в бесконечных политических митингах, а мать тем временем в одиночку содержала семейство, делая обувь на заказ. Ценой неимоверных усилий она не только не позволила детям голодать, но даже дала им начальное образование.

Катастрофическое ухудшение шотландской экономики и обнищание ткачей вынудили семью Карнеги принять непростое решение об эмиграции в США. Этому, кстати, активно поспособствовала и тетка Эндрю, уже давно перебравшаяся в Америку и присылавшая оттуда письма, в которых рассказывала, как здорово живется рабочему человеку в Штатах. В 1848 году Карнеги, продав все свое скудное имущество и взяв в долг у друзей и родственников, купили билеты на небольшой пароходик «Вискассет» и отправились в путешествие через океан.

Они поселились в Питтсбурге, штат Пенсильвания, где присоединились к довольно многочисленной шотландской колонии. Питсбург в то время являлся крупным промышленным центром. Заводские трубы дымили здесь так, что лица и руки мгновенно покрывались сажей, а глаза постоянно слезились, в воздухе пахло копотью и гарью. Но все это было мелочью по сравнению с тем, что рабочих мест хватало на всех.

Карнеги-старший довольно скоро нашел работу по специальности, да и Эндрю, отказавшись от мысли о продолжении учебы, с 12 лет тоже начал трудиться на хлопчатобумажной фабрике в малопочетной должности «бобинного мальчика» с зарплатой 1,25 в неделю. Родителям было тяжелее привыкнуть к переменам, Эндрю же быстро освоил американские правила игры и легко приспособился к новой жизни.

Позднее он говорил, что почувствовал себя американцем, как только получил в смятом конверте свои первые деньги, причем конверт этот он бережно хранил всю жизнь.

ДВА С ПОЛОВИНОЙ ДОЛЛАРА В НЕДЕЛЮ

В 14 лет Эндрю начал работать телеграфистом и получал уже 2,5 в неделю. Старательного и исполнительного мальчика заметил суперинтендант Пенсильванской железнодорожной компании Томас Скотт. В 1853 году он взял его на должность своего личного секретаря и персонального телеграфиста. Впоследствии Скотт не раз подшучивал над своим юным подчиненным: мол, приметил его исключительно за хороший почерк.

К 18 годам Эндрю стал едва ли не единственным в стране специалистом, умевшим расшифровывать телеграфные депеши вслух прямо с листа, что делало его неоценимым помощником. Скотт даже увеличил зарплату подростку до вполне приличной суммы в 35 в месяц. Он был одиноким и очень привязался к Эндрю. Именно по его настоянию Карнеги вложил все свои сбережения в размере 217,5 в акции вагоностроительной компании. Вскоре они начали приносить юноше по 5 тыс. в год. Это лишний раз убедило его, что наемным трудом настоящих денег не заработать.

В 1859 году Карнеги становится преемником Томаса Скотта, ушедшего на повышение, но его зарплата все равно была в десятки раз ниже доходов от акций. Тем не менее Эндрю оставался на своем посту до окончания Гражданской войны: хотя он считал эту работу бессмысленной тратой времени, но воспринимал ее как свой долг перед Скоттом. Во время войны молодой человек находился в Вашингтоне, организуя работу военной телеграфной службы, однако сразу после победы северян он открыл собственную фирму, получив заказ от Пенсильванской железнодорожной компании на строительство железнодорожных мостов. А дальше длинный путь от сына бедных эмигрантов до мультимиллионера Эндрю Карнеги прошел удивительно быстро.

ПЯТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ ДИВИДЕНДОВ

Еще в бытность суперинтендантом Пенсильванской железнодорожной компании, Карнеги сделал ряд блестящих инвестиционных вложений, в частности в компанию «Вудруф слипинг кар», являвшуюся держателем знаменитого пульмановского патента (на изготовление спальных вагонов повышенной комфортности). Кроме того, он вкладывал деньги в нефтяные компании, успешно торговал ценными бумагами на европейском рынке и даже организовал совместную деятельность с британскими фирмами по производству чугуна и стали.

Затем Карнеги начал все более и более концентрироваться на сталелитейном бизнесе и в 28 лет основал компанию «Дж. Эдгар Томсон стил воркс», которая в дальнейшем превратилась во всемирно знаменитую корпорацию «Карнеги стил». К 30 годам его годовой доход превысил 50 тыс., что по тем временам считалось огромными деньгами.

К 33 годам ЭК, как его стали называть, был уже заметной фигурой в крупном американском бизнесе. Тем не менее, переехав в Нью-Йорк, он довольно долго тешил себя мечтой поступить в Оксфорд и издавать собственную газету. Однако из этого ничего не вышло — азартная погоня за золотым тельцом действовала на него как сильный наркотик. В те годы Карнеги говорил: «Собирание богатства — один из худших видов идолопоклонства. Ни один идол не является столь разрушительным, как поклонение деньгам». Он несколько раз пытался отойти от дел, но так и не смог. И не последнюю роль здесь сыграло его знакомство в 70-х годах с Генри Бессемером, изобретателем конвертерного способа производства стали. Реализовав впоследствии этот прогрессивный метод на своих предприятиях, Карнеги уменьшил себестоимость изготовления тонны стали со 100 в начале 70-х до 12 в конце 90-х. Махнув рукой на душевные метания, талантливый бизнесмен отложил идею о самообразовании и издании газеты до лучших времен и сфокусировал все внимание на производстве стали.

БОЛЬШЕ ДВАДЦАТИ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ ГОДОВОГО ДОХОДА

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2003-02Карнеги начал скупать старые фабрики по производству железа и превращать их в сталелитейные. Его компания построила первый сталеплавильный завод в США, который работал по британской технологии. Уже через шесть лет сын бедных эмигрантов смог купить «Хоумстед стил воркс» за 1 млн, получив таким образом контроль над четвертью производства стали и железа в стране.

В 90-х годах на заводах Карнеги впервые в США были введены в строй мартеновские печи. Он провел блестящие с финансовой и организационной точки зрения операции по покупке ряда месторождений угля и железной руды, являвшихся необходимым для производства сырьем, а затем приобрел несколько железных дорог и пароходов для его транспортировки к своим заводам.

В 1889 году огромный холдинг объединился в компанию «Карнеги стил», ставшую лидером в стране по производству стали. В 1890 году благодаря усилиям Карнеги Штаты впервые превзошли Британию по выпуску стали. Именно тогда приятели начали называть его, целиком и полностью нацеленного на зарабатывание денег, золотоискателем.

В начале 90-х в экономике США наступил спад, но «Карнеги стил» была к тому времени настолько непотопляемой, что все равно продолжала процветать. На рубеже веков годовые доходы корпорации составили 40 млн, из них более 20 млн получал лично ее хозяин.

Считается, что ростки истинного таланта обычно проявляются с детства. По крайней мере, у Эндрю Карнеги это произошло именно так. В неполных десять лет он самостоятельно открыл закон, которому будущих психологов учат в университетах: мальчик интуитивно понял, как приятно любому человеку, когда его имя упоминается в связи с чем-то позитивным.

Как-то Энди, еще живя в Шотландии, по случаю раздобыл крольчиху. Неожиданно она принесла великое множество прожорливых крольчат, и прокормить их в одиночку он просто не мог. Тогда мальчик пообещал своим приятелям, что если они наберут определенное количество клевера, то он даст крольчатам их имена. Вскоре желающих увековечить свое имя насчитывалось больше, чем крольчат.

В дальнейшим Карнеги часто использовал тот же психологический трюк. Смотрите, как похоже! Он хочет продать рельсы Пенсильванской железной дороге, руководит которой некто Дж. Эдгар Томсон. Предприимчивый шотландец строит в Питтсбурге сталелитейный завод и дает ему имя Дж. Эдгара Томсона. Как вы думаете, у какой компании Дж. Эдгар Томсон в итоге купил рельсы? Ответ очевиден.

Когда Эндрю вел отчаянную борьбу за поставку спальных вагонов железной дороге «Юнион пасифик» с самим Джорджем Пульманом, Карнеги в итоге предложил своему конкуренту слияние бизнесов. Тот с подозрением спросил, как же будет называться новая компания? Карнеги не задумываясь ответил: «Компания вагонов люкс Пульмана», после чего предприниматели тут же ударили по рукам.

Карнеги в психологических вопросах ведения бизнеса был асом, хотя никогда этому не учился, как, собственно, и самому бизнесу. Он знал по именам не только своих заместителей, но и многих простых рабочих. Помнил про все дни рождения единомышленников и конкурентов. Не забывал поздравить практически каждого из сотрудников с их семейными событиями. Один из его личных секретарей занимался исключительно ведением календаря памятных дат персонала и сбором материалов по их частной жизни, причем на эту должность отбирались самые толковые. От имени хозяина отправлялись трогательные поздравительные письма бывшим работникам компании, ушедшим на пенсию.

Он знал, как поощрить и ободрить новичка, только что принятого на работу. Всегда стремился окружать себя великими умами и лучшими специалистами. Но в той же степени Карнеги умел выжать все соки из своих рабочих за тяжелейший 12-часовой рабочий день. Правда, умудрялся делать это таким образом, что за все годы его личного правления на заводах огромной сталелитейной империи практически не было забастовок, что для того политизированного времени — необычайная редкость.

ЭК выступал за партнерство и кооперацию. Ему принадлежит великий афоризм: «Я предпочитаю зарабатывать по 1% в результате усилий 100 человек, чем 100% в результате собственных усилий». Он зарабатывал сам и давал заработать своим со-трудникам. Примечательный факт: ЭК сотрудничал с 43 миллионерами, а ведь в те годы миллионеров было очень мало, поскольку тогдашний миллион был значительно весомее нынешнего.

Карнеги никогда не скрывал, в чем заключается основная причина его успеха. В его кабинете даже висел лозунг, по-английски эта фраза звучит несколько иначе, но смысл ее нам хорошо знаком: «Кадры решают все». А еще он говорил: «Заберите мои заводы, но оставьте мне пять лучших специалистов, и вы не успеете оглянуться, как я опять буду впереди всех».

ТРИСТА МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ ЗА УХОД ИЗ БИЗНЕСА

В 1901 году он совершил главную сделку в своей жизни, в финансовом и психологическом плане достойную войти в учебники в качестве примера, как надо делать бизнес — или, в зависимости от точки зрения, как его не надо делать. Это была не просто сделка, а прекрасно спланированная многоходовая интрига. Команда Карнеги распустила слух о возможной продаже его компании. Джон Рокфеллер тут же предложил 100 млн и 1,5 млн аванса. Но ЭК, впрямую не отказавшись и придерживая данный вариант на случай, если не поступит более выгодного предложения, вынудил конкурента сконцентрироваться на других делах.

Вслед за этим он сделал поистине гениальный ход: выяснил, чего больше всего опасается один из интересующих его бизнесменов, Джон Морган, а затем во всеуслышание объявил о начале строительства собственной железной дороги на север, что с его стороны было чистейшим блефом. Подобное строительство категорически не устраивало Моргана. Именно из-за угрозы несуществующей железной дороги он предложил Карнеги явно завышенную сумму в 300 млн — и тот мгновенно согласился.

Когда сделка уже состоялась, ЭК в шутку задал Моргану вопрос: «А что бы случилось, если бы я запросил на сто миллионов больше?» Тот, рассмеявшись, ответил, что согласился бы и на эту, и даже на еще более высокую цену. Так или иначе, «Карнеги стил» вошла в состав новой корпорации «Юнайтед стейтс стил», а сам Эндрю Карнеги наконец отошел от дел, потому что настало время реализоваться второй его ипостаси — великого филантропа.

ТРИСТА СЕМЬДЕСЯТ ПЯТЬ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ НА ПОДАРКИ

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2003-02Robber-barons — «бароны-грабители», как в свое время называли Рокфеллера, Карнеги, Моргана, Дюпона, Форда и прочих «акул капиталистического бизнеса» американцы, часто пользовались методами, за которые сегодня в США можно попасть за решетку. Но, как говорится, победителей не судят, а особенно таких богатых и влиятельных победителей.

Да, порою их способы ведения бизнеса выглядели сомнительно с точки зрения общепринятой морали, но они плавили сталь, добывали нефть, прокладывали дороги, строили автомобили и за несколько десятков лет вывели страну в лидеры мировой экономики. В Америке «бароны-грабители» пользовались исключительным авторитетом, но в этом ряду Эндрю Карнеги занимал особое место, потому что он был… Санта Клаусом.

Такое прозвище миллионер заслужил благодаря своей фантастической благотворительной деятельности. Общий объем пожертвований, сделанных Карнеги, составил почти 90% имеющихся у него средств — 350 млн, из которых 60 млн он пожертвовал в Великобритании и 290 млн — в США. Вот далеко не полный перечень, на что направлялись его деньги: Траст Карнеги для университетов Шотландии; Траст Карнеги для его родного города Данфермлина; Британский траст Карнеги, поддерживающий строительство библиотек, театров и детских центров; Институт Карнеги в Питтсбурге, содействующий развитию культурных и образовательных учреждений; Институт Карнеги в Вашингтоне, финансирующий научные исследования; Карнеги-фонд Героев в Питтсбурге и Карнеги-фонд Траст Героев в Данфермлине, предназначенные для поддержки людей, рисковавших жизнью в героических обстоятельствах; фонд Карнеги «Мир между народами» — общественная организация, занимающаяся проблемами войны и мира; Фонд и Корпорация Карнеги в Нью-Йорке, финансирующие библиотеки, учебные институты, студенческие стажировки в области медицины, экономики и юриспруденции, а также предоставляющие пенсионы для профессоров-преподавателей.

«Позорно умереть богатым» — так называлась одна из известных статей Карнеги, где он рассуждал о филантропии, и данный тезис на самом деле являлся жизненной философией этого удивительного человека. Он часто рассказывал душещипательные, но совершенно правдивые истории о том, как занимался в юности в бесплатной библиотеке для рабочей молодежи в Питсбурге, поскольку пробелы в образовании мешали ему двигаться вперед. С помощью Карнеги было построено более 2,5 тыс. библиотек, названных его именем, из них 1,7 тыс. находится в США и Британии. Карнеги, так и не сумевший всерьез заняться самообразованием, хотел дать подобную возможность как можно большему числу людей — и преуспел в этом. Сегодня 40% населения Америки пользуется его библиотеками.

Он жертвовал средства на создание Палаты Мира в Гааге, на базе которой возник Международный суд ООН. Имя Карнеги носят подаренные им людям парки, театры, музеи, концертные залы, детские и научные центры, клиники. О нем вспоминали в своих молитвах дети-сироты, матери-одиночки, инвалиды, жертвы войн и катастроф. Список подарков «Санта Клауса» воистину бесконечен. В результате чего прямые наследники Карнеги получили лишь 25 млн из состояния, оценивавшегося более чем в 400 млн.

К филантропической деятельности Карнеги современники относились по-разному. Кто-то утверждал, что он просто замаливает грехи перед тысячами рабочих, которых безжалостно эксплуатировал на своих заводах. Представители самых богатых кругов воспринимали подобную деятельность как социалистические замашки и блажь выжившего из ума простолюдина. Кто-то, исходя из тезиса, что творить можно только на голодный желудок, считал, что его пожертвования делали науку «зажравшейся» и таким образом лишь тормозили ее развитие. Сам же Эндрю Карнеги говорил, что благотворительность служит ему «убежищем от грустных мыслей», а грустные мысли посещали его довольно часто.

Так, он признавался, что умудрился нажить гораздо больше врагов в роли благодетеля, чем в роли бизнесмена. Когда ЭК делал свои миллионы, его осуждали гораздо реже, чем когда он занялся филантропией. Но со временем страсти улеглись, и сегодня фонды Карнеги вызывают у людей исключительно чувство искренней благодарности.

Да и вообще, разве в побудительных мотивах дело? Важно ведь то, что осталось после человека. Карнеги часто цитировал строки из Книги Книг: «Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе… сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается, и где моль не съедает» (от Луки Святое Благовествование, 12:33). Как говорится, «дурной» пример заразителен. Примеру ЭК последовали другие «бароны-грабители» — Рокфеллеры, Форды, Дюпоны и прочие. В наши дни эстафету милосердия приняли нынешние американские «бароны», например Билл Гейтс.

А что касается мотивации филантропов, прекрасную мысль сформулировал президент Корпорации Карнеги в Нью-Йорке Вартан Грегорян: «Неважно, почему они это делают. Важно, чтобы они продолжали это делать».

ВОСЕМЬДЕСЯТ ПЯТЬ ТЫСЯЧ ФУНТОВ СТЕРЛИНГОВ ЗА НЕБО НА ЗЕМЛЕ

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2003-02Казалось бы, жизнь знаменитого Карнеги проходила у всех на виду, но, тем не менее, в его судьбе есть некая, по сей день неразрешенная загадка: его более чем странные взаимоотношения с матерью. Маргарет Карнеги была необыкновенно властной особой и не скрывала своего безумно ревнивого отношения к сыну. В Нью-Йорке она постоянно жила в отеле «Виндзор» в номере с сыном и не отпускала его никуда одного, даже на деловые встречи. С течением времени люди перестали удивляться, что очень часто великий ЭК является на переговоры в сопровождении матушки.

К счастью, Маргарет не командовала сыном в вопросах бизнеса, ограничиваясь во время совещаний глубокомысленными сентенциями типа: «Береги пенсы, Энди, шиллинги сами о себе позаботятся». Эндрю не просто обожал ее — он ее боготворил и называл не иначе как своей королевой, мадонной, святой и ангелом-хранителем. Как водится в подобных случаях, мать была искренне убеждена, что не родилась еще женщина, достойная ее замечательного сыночка.

Маргарет полностью контролировала его личную жизнь, впрочем, без всяких возражений со стороны взрослого сына. В 45 лет он познакомился с 30-летней Луизой Уитфилд, но осмелился жениться на ней лишь через семь лет, в 1887 году, когда не стало его обожаемой матушки.

По настоянию матери Карнеги носил яркие твидовые костюмы в крупную клетку, которые довольно забавно смотрелись на этом низеньком человеке, недотянувшем даже до 1 м 60 см. Он явно страдал наполеоновским комплексом и поэтому заказывал себе в кабинет специальные стулья с высокими ножками, чтобы скрыть свой малый рост. Он всегда помнил полуголодное детство и, заработав состояние, пытался всячески утвердиться в богатых и властных кругах. Но все же больше всего он хотел утвердиться в глазах матери.

Когда Маргарет прочла в газете, что один из деловых партнеров Эндрю опубликовал собственную книгу, она тут же сказала сыну: «Энди, тебе пора поделиться с людьми своим опытом», — и Карнеги послушно начал писать, кстати совсем неплохо. Его работы «Вокруг света» (1881 год), «Американский галстук в Англии» (1883-й), «Торжествующая демократия» (1886-й), «Евангелие богатства» (1900-й), «Империя бизнеса» (1902-й), «Джеймс Уатт» (1903-й), «Проблемы наших дней» (1908-й) и «Автобиография» (1920-й) интересны не только потому, что на их обложке — знаменитая фамилия: они действительно являются глубокими и содержательными трудами, многие из них стали серьезными учебниками бизнеса, не потерявшими актуальности даже в наши дни. Но главное, что мама была очень довольна писательскими талантами Энди, и хотя сама она не смогла осилить ни одну из его книг, зато собственноручно выбирала фотографии для их обложек.

В другой раз, так же категорично, Маргарет заявила: «Энди, тебе пора купить хороший дом», после чего он тут же потратил 85 тыс. фунтов стерлингов на приобретение и еще 2 млн на восстановление средневекового замка Скибо в Шотландии, построенного знаменитым норвежским викингом Сигурдом в X веке (его название переводится с кельтского как «Чарующий»). Карнеги проводил здесь несколько месяцев в году, разумеется, вместе с матушкой, осваивая аристократические забавы вроде гольфа и теша свое самолюбие в обществе великих мира сего: знаменитых писателей, музыкантов, актеров, самых богатых людей планеты, и даже архиепископа Кентерберийского и короля Великобритании Эдуарда VII. Список приглашенных он, естественно, согласовывал с матерью.

«Небо на земле» — так Эндрю называл свой замок. Он обожал Скибо и очень волновался о том, что с ним будет после его кончины.

Теперь в нем действует «Карнеги-клуб». С 1991 года замком владеет Питер де Савари. Увидев Скибо впервые в жизни, английский бизнесмен за три дня собрал 10 млн, необходимые для его покупки, после чего, как водится, потратил втрое больше на модернизацию. Карнеги так хорошо оборудовал Скибо, что в нем до сих пор функционируют старые лифты, водопровод и электропроводка. Освещение замка сделано настолько продуманно и грамотно, что восхищенный Эдуард VII повторил это техническое решение в Виндзорском замке. Может быть, вспоминая, как его родители экономили на электричестве, Карнеги очень любил светлые помещения, и даже его личный экслибрис имел девиз: «Да будет свет!»

Сегодня в Скибо играют свадьбы века: здесь, например, в 2000 году проходила свадьба Мадонны. В замке, как и в былые годы, во время трапез величественно звучит орган, купленный еще Карнеги, а в восемь утра гостей будит старинная шотландская волынка.

Гости замка часто не знают, с кем именно столкнутся в его великолепных залах, но всем известно априори, что это будут самые знаменитые и богатые люди мира, поскольку иных в «Карнеги-клуб» просто не принимают. Наиболее же почетным гостям покажут изумительные по красоте покои Маргарет Карнеги, которые по желанию ее сына до сих пор остаются в полной неприкосновенности.

После кончины матери Эндрю вначале впал в глубокую депрессию, но и потом еще долго опасался нарушить траур, поэтому свадьба с уставшей от многолетнего ожидания Луизой прошла совершенно незаметно — в доме невесты и в очень узком кругу. Кто-то восхищался сыновней преданностью Карнеги, кто-то злословил за его спиной. На самом же деле все объяснялось очень просто: Эндрю так и остался маменькиным сынком. Как ни странно, это не помешало ему достичь небывалых высот в бизнесе. Видимо, разгадка этого парадокса в том, что великие люди не подходят под правила, созданные для людей обыкновенных, а Эндрю Карнеги, бесспорно, был великим человеком.

Луиза терпеть не могла Маргарет, и, судя по всему, та отвечала ей тем же. Однако обе стороны соблюдали вооруженный до зубов нейтралитет. Лишь после того как Маргарет не стало, Луиза не удержалась и вслух (правда, в отсутствие Эндрю) назвала мать мужа самой неприятной женщиной из всех, с кем ее когда-либо сводила судьба.

Неожиданно в семейной жизни Карнеги возникла другая проблема. Он — то ли в силу возраста, то ли из каких-то иных соображений — не хотел заводить детей, но Луиза, отчаянно уставшая спорить с ним по этому поводу, впала в глубокую депрессию, после чего врачи убедили Карнеги, что состояние его жены угрожающее и ей просто необходимо родить. Так появилась на свет их дочь. Ее имя не обсуждалось: разумеется, она была названа в честь бабушки — Маргарет.

…Его не стало 11 августа 1919 года. Говорят, что перед смертью он вспоминал не жену и не дочь, а маму. Но чего еще ожидать от типичного маменькиного сынка?

Многие великие люди — то ли в шутку, то ли всерьез — еще при жизни сочиняют себе эпитафии. Эндрю Карнеги долго думал над своей, многократно переписывал ее на разных этапах жизни и в итоге остановился на следующей: «Здесь покоится человек, умевший собрать вокруг себя людей, которые были умнее его самого». Видимо, именно этот талант и оказался главным секретом Эндрю Карнеги.