БУДУЩЕЕ МЕЖ ДВУХ ОГНЕЙ


Анастасия САЛОМЕЕВА

Взаимоотношения собственников и топ-менеджеров в компании будущего — одна из самых актуальных проблем. Этой теме сейчас посвящают свои страницы ведущие западные бизнес-издания. Эксперты говорят об остром кризисе доверия между владельцами компаний и наемными управляющими. Весьма характерна эта проблема и для российского бизнеса.

Еще несколько лет назад в подавляющем большинстве российских компаний собственник фактически исполнял функции топ-менеджера. И сегодня многие владельцы и основатели фирм по-прежнему являются генеральными директорами предприятий и занимаются как стратегическим управлением, так и оперативным. В этом случае возникает конфликт, связанный с совмещением одним человеком двух должностей с различными функциями. Ведь, по сути дела, у владельца и наемного управляющего компанией разные задачи. Собственник, вложивший в компанию деньги, хочет получить отдачу в виде дивидендов или реализации каких-то своих интересов, а наемный менеджер должен заниматься развитием организации, а значит — тратить заработанные компанией деньги. К тому же собственник имеет полное право рисковать, а задача управляющего — минимизировать риски.

По мнению экспертов, в последние два года большинство собственников осознали, что невозможно одновременно решать рутинные вопросы текущего управления организацией и создавать что-то новое, поэтому они постепенно отходят от оперативного управления, привлекая для этого наемных работников. Тем не менее тенденция, когда владелец компании фактически является ее ведущим топ-менеджером, сохранится, особенно в тех компаниях, возраст которых не превышает пяти-шести лет.

РАЗДЕЛЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ

Ситуация кардинально меняется, когда развивающийся бизнес перерастает свои первоначальные рамки и собственники вынуждены переходить к решению в основном стратегических задач. И вот здесь зачастую возникает наиболее болезненная управленческая ситуация — конфликт между собственником и наемным менеджером.

В основе его лежит недоверие, выражающееся в неумении или нежелании руководителя делегировать полномочия. Самый распространенный случай: владелец понимает, что необходимо передавать менеджерам часть обязанностей, но не решается выпустить из рук бразды правления «собственным детищем». На словах он может декларировать, что отошел от прямого управления организацией, но на практике осуществляет непосредственный контроль за ее деятельностью. Как правило, это выражается в том, что фактически он мешает работать своим топ-менеджерам, вмешиваясь в решение даже незначительных задач, искреннее считая, что никто кроме него не может знать всех ньюансов управления компанией.

Очень часто возникают ситуации, когда владелец бизнеса нанимает топ-менеджера, в послужном списке которого работа на ведущих должностях в крупных западных корпорациях, но и в этом случае собственник контролирует каждое действие нового управляющего и оставляет за собой право в любой момент все переделать по-своему.

Он дозирует предоставляемую информацию, ограничиваясь, как ему кажется, необходимым минимумом (абсолютно недостаточным для осуществления функций топ-менеджера), и продолжает активно вмешиваться в оперативное управление. Заложником такой ситуации чаще всего становится персонал, вынужденный работать сразу на двух шефов. Результат — нездоровый климат в компании, несогласованность действий руководства, демотивация коллектива.

Многие эксперты считают, что процесс постепенной передачи собственниками своих управленческих полномочий затянется на долгие годы. А сегодня в большинстве российских компаний в отношениях между собственником и топ-менеджером доверие только декларируется. Российские бизнесмены не спешат превращаться в собственников «западного образца», полностью поручающих оперативное управление компаниями менеджерам и довольствующихся ролью получателей дивидендов.

КОДЕКС СОВЕСТИ

В прошлом году в Трудовом кодексе была сделана попытка урегулировать отношения собственников и наемных управляющих. В него включены нормы, регламентирующие отношения владельцев предприятий с менеджерами высшего звена. В новое законодательство внесены изменения, улучшающие положение учредителей. Раньше в связи с неограниченной властью руководителя оказывалось трудно отстранить его от должности, даже если он осуществлял управление ненадлежащим образом. Если увольнение все же происходило, то топ-менеджер мог быть восстановлен в должности в судебном порядке.

Теперь руководители несут особую ответственность за деятельность компании. Собственник имеет право до истечения срока трудового договора уволить главного управляющего, если его необоснованное решение привело к ущербу для предприятия.

Также в законодательстве сняты противоречия, связанные с переходом компании от одного собственника к другому. Новый владелец вправе сформировать свою команду. Не позднее трех месяцев со дня возникновения права собственности он может расторгнуть трудовой договор (с выплатой компенсации) с руководителем организации, его заместителями и главным бухгалтером.

Несмотря на изменения в Трудовом кодексе, законодательные отношения в России собственников и наемных управляющих оставляют желать лучшего. В нашей стране очень распространены случаи, когда компанию покидает топ-менеджер, уводя с собой к конкурентам и ведущих специалистов, и самых перспективных клиентов. Стоит ли говорить, какой урон это наносит фирме и ее учредителям. Такая ситуация невозможна, например, в США, где существует закон, согласно которому в контракте любого управляющего специальным пунктом оговаривается, что в случае его ухода по собственному желанию он в течение трех—пяти лет не имеет права работать в компаниях данной отрасли.

Специалисты считают, что законодательные отношения между российскими учредителями и топ-менеджерами будут разрабатываться еще несколько лет.

ЗАПАДНИКИ И СЛАВЯНОФИЛЫ УПРАВЛЕНИЯ

За последние годы российский топ-менеджмент разделился на две категории. В одну входят те, кто видит себя только в западных компаниях, в другую — те, кто поработал в российских фирмах и адаптировался к принятому у нас стилю управления.

В конце 90-х годов высшие менеджеры, работавшие в иностранных компаниях, стали активно привлекаться в отечественные структуры, где они могли получить большее материальное вознаграждение. К тому же собственники отечественных фирм, приглашавшие наемных профессионалов для налаживания у себя регулярного менеджмента, обещали им большую свободу действий.

Но многие перешедшие в отечественный сектор экономики из иностранных корпораций в нем не прижились. Через некоторое время российские учредители осознали, что значат в понимании специалиста, воспитанного в западной компании, слова «свобода действий», и это не всем понравилось.

Главная причина, которую указывают топ-менеджеры, имевшие не очень удачный опыт в отечественных компаниях, — отсутствие регламента взаимоотношений с коллегами и возникающие в связи с этим сложности. В иностранных компаниях любой топ-менеджер, а тем более генеральный директор, — фигура, с чьим мнением владелец фирмы обязательно считается. У нас это не всегда так.

Есть и другая причина. Сегодня, по мнению ФКЦБ России, большинство отечественных акционерных обществ можно отнести к категории информационно закрытых. Это распространяется и на внутрикорпоративные отношения. Собственник, стремящийся лучшим образом исполнить свою функциональную роль и максимизировать прирост и эффективность использования капитала, недодает ресурсы конкретному топ-менеджеру, в том числе и информационные. Тот, в свою очередь, стремясь к успеху руководимого им бизнеса, вынужден закрывать часть информации от владельца и повышать степень своей независимости.

Третья причина ухода «западников» из российских компаний — желание легализовать доходы, что пока проще сделать в иностранной компании.

В последние годы в нашей стране обратили внимание на качество корпоративного управления и его регламентацию. Крупнейшие российские фирмы приступили к разработке своих кодексов корпоративного управления. По оценкам экспертов, сам факт существования кодексов будет не только благоприятно влиять на деловую среду, но и формировать цивилизованные отношения между собственниками и топ-менеджерами, что сделает образ российской компании будущего более благоприятным.