ЖИЗНЬ ВЗАЙМЫ


Алексей КОЗЛОВ, эксперт юридической фирмы «Вегас-Лекс»

Еще Аристотель утверждал, что «богатство состоит в пользовании, а не в праве собственности». И эта мысль не потеряла смысла и значения. Для арендатора важны прежде всего его знания, умения и предприимчивость. Эксперты полагают, что сектор лизинговых услуг будет активно развиваться, а объем операций — возрастать. На это позволяют надеяться не только сегодняшние тенденции в отечественной экономике, но и перемены в законодательстве. Принятые в январе 2002 года поправки к Закону о лизинге обеспечили приведение правовой базы в данной сфере услуг в соответствие с международными обязательствами России и Гражданским кодексом, благодаря чему значительно сократилось количество юридических проблем в лизинговых отношениях.

  • Договор лизинга разрешает арендодателю «приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного продавца и предоставить это имущество арендатору за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей» (ст. 665 ГК РФ).
  • В структуре лизинговых правоотношений участвуют три субъекта: лизингодатель (арендодатель), лизингополучатель (арендатор) и продавец. Они связаны между собой различными видами гражданско-правовых договоров. Лизингодатель и лизингополучатель — договором аренды, а лизингодатель и продавец — договором купли-продажи. Арендатор же и продавец ни в каких договорных отношениях не состоят, их взаимные права и обязанности обеспечивает ст. 670 ГК РФ.
  • В силу положений данной статьи арендатор пользуется правами и несет обязанности покупателя, как если бы он являлся участником договора купли-продажи, за исключением права расторгнуть договор купли-продажи, а также обязанности уплатить покупную цену. В то же время арендодатель не лишается прав и не освобождается от обязанностей покупателя. Таким образом, лизингодатель и лизингополучатель являются так называемыми солидарными кредиторами по отношению к продавцу имущества, передающегося в аренду.
  • Выбор продавца и предмета лизинга может осуществляться как лизингополучателем, так и лизингодателем. Отличие правовых последствий состоит в том, что, когда это делает лизингодатель, он несет ответственность за выбор предмета аренды и его продавца.
  • Лизингополучатель вправе предъявить определенные требования как к продавцу, так и к лизингодателю, которые в подобной ситуации выступают по отношению к нему как солидарные должники.

    ОГРАНИЧЕНИЯ ОТМЕНЕНЫ

    В действующем законодательстве почти не содержится каких-либо специальных требований к участникам лизинга, что создает для них благоприятный юридический режим. Определенные условия выдвигаются только по отношению к лизингополучателю. Так как имущество передается в аренду для предпринимательских целей, то данный субъект должен являться либо коммерческой организацией, либо индивидуальным предпринимателем, либо некоммерческой организацией, которой разрешено в установленном законом порядке вести предпринимательскую деятельность для достижения своих уставных целей.

    В отношении лизингодателя и продавца закон не налагает никаких запретов. В частности, отсутствуют ограничительные требования для нерезидентов РФ, юридических лиц с иностранным капиталом. Более того, теперь ни одному из участников лизинговых отношений не нужна какая-либо специальная лицензия на право выступать в таком качестве. Постановление Правительства РФ № 80 от 1 февраля 2001 года «Об утверждении Положения о лицензировании финансовой аренды (лизинга) в РФ», предписывающее необходимость получения лицензии для осуществления деятельности лизингодателя, 8 мая 2002 года отменено.

    ПРЕДМЕТ ЛИЗИНГА

    Предмет лизинга не ограничивается, за исключением «земельных участков, природных объектов и потребляемых вещей» (ст. 666 ГК РФ), а также, разумеется, тех вещей (это гражданско-правовое понятие), которые изъяты из оборота или оборот которых ограничен. Дело в том, что оборот земельных участков и природных объектов в силу их специфики происходит в особом режиме, установленном природоохранным законодательством. Данные объекты малопригодны для предпринимательских целей. В отношении остального законодательство не содержит запретительных норм и позволяет активно использовать при осуществлении лизинга. Скажем, такие объекты недвижимости, как здания, строения и сооружения, могут беспрепятственно выступать в качестве предмета лизинга.

    Все это лишний раз подтверждает, что действующее законодательство довольно либерально смотрит на экономические отношения по приобретению и передаче предмета лизинга. Однако делать выводы об удачном во всех отношениях законодательном регулировании лизинга явно преждевременно.

    Договор лизинга регулируется в первую очередь § 6 гл. 34 ГК РФ. Но поскольку лизинг является разновидностью аренды, то общие положения о договоре аренды, содержащиеся в § 1 главы 34 ГК РФ, применяются и к нему, если иное не установлено непосредственно ГК РФ в соответствующем разделе о лизинге (ст. 625 ГК РФ). В частности, общими положениями об аренде определяются такие аспекты лизинговых отношений, как требования к государственной регистрации договора в установленных законом случаях, порядок внесения арендных платежей, обязанности по содержанию предмета лизинга, отношения субаренды, порядок досрочного расторжения договора и некоторые другие.

    ПОПРАВКИ К ЗАКОНУ

    Но помимо Гражданского кодекса есть специальный документ, регулирующий лизинговые отношения. Речь идет о Федеральном законе № 164—ФЗ от 29 октября 1998 года «О лизинге», ключевую роль в судьбе которого и сыграли внесенные 29 января 2002 года поправки. Действующая до внесения изменений и дополнений редакция закона была с правовой точки зрения крайне неудовлетворительной. В ней присутствовало обилие декларативных норм, зачастую имевших путаный характер и противоречивших ГК РФ. Произведенная «чистка» Закона о лизинге позволила создать более стабильную и совершенную нормативно-правовую базу.

    Из закона исчезли, в частности, пространные положения об оперативном, финансовом и возвратном лизинге. Эти направления, различающиеся в экономическом плане, не слишком отличались по существу в правовом отношении. Также исключены положения об условиях договора, поскольку они не имели особого юридического смысла. Дело в том, что стороны лизинговых отношений априори нуждаются в договорной свободе и способны самостоятельно создавать необходимые им источники регулирования собственных отношений. Не нужно только забывать об императивных нормах законодательства, которых в гражданском праве минимум.

    Очевидно, что благодаря новой редакции Закона о лизинге многим нормам и положениям придан «цивилизованный» вид, соответствующий ГК РФ и теории права. Была, скажем, устранена норма, позволявшая лизингополучателю передавать предмет лизинга в залог (ст. 14), — такие полномочия по распоряжению имуществом принадлежат собственнику, то есть лизингодателю. Но, несмотря на изменения, ряд положений этого документа все еще нуждается в совершенствовании.

    СУБЛИЗИНГ

    Речь, в частности, идет о сублизинге (ст. 8). Лизингополучателю как арендатору предоставляется право передавать с письменного согласия лизингодателя арендуемое имущество в поднаем третьим лицам. Фактически сублизинг является не чем иным, как субарендой — передачей имущества арендатором в аренду третьим лицам. Субаренда же регулируется специальной статьей ГК РФ. Кроме того, отношения с приставкой «суб-» — это производные от основных и, следовательно, должны не только «укладываться» в рамки оных, но и полностью им соответствовать. И так как в лизинге участвует трое субъектов — лизингодатель, лизингополучатель и продавец, то и в сублизинге, казалось бы, должен сохраняться тот же тройственный субъектный состав. Однако в соответствующей статье закона подразумевается участие лишь лизингополучателя, то есть нового арендодателя, и нового арендатора. Понятно, что при таком подходе речь идет об обыкновенной субаренде.

    В более четком правовом регулировании нуждаются и отношения по передаче предмета лизинга в поднаем и перенаем. Сохранились в Законе о лизинге и другие издержки.

    НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ

    Для участников лизинговых отношений помимо благоприятного общеправового режима создан и довольно привлекательный налоговый режим. Лизинговые платежи как арендные относятся к реализационным расходам (ст. 264 НК РФ), затраты на содержание предмета лизинга — к внереализационным расходам (ст. 265 НК РФ). Кроме того, в отношении предмета лизинга налогоплательщикам предоставлено право применять ускоренную амортизацию с повышенным коэффициентом (ст. 259 НК РФ). Отдельные особенности налогообложения при таком режиме обусловлены еще и тем, у кого из сторон договора финансовой аренды находится на балансе предмет лизинга. В зависимости от этого соответствующая сторона уменьшает налогооблагаемую базу налога на прибыль.

    Как уже отмечалось, к лизингу применяются общие положения об аренде. В соответствии со ст. 651 ГК РФ любой договор аренды здания или сооружения, и как следствие — договор лизинга, где предметом выступает здание или сооружение, заключенный на срок не менее одного года, подлежит государственной регистрации. Поэтому зачастую вопрос об отнесении лизинговых платежей к реализационным расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу, ставится налоговыми органами в зависимость от факта государственной регистрации договора лизинга. Мотивируется это тем, что до момента государственной регистрации договора лизинговые платежи не могут уменьшать налогооблагаемую базу, поскольку у сторон еще не возникло прав и обязанностей, в том числе и по внесению арендных платежей.

    Между тем в судебной практике известны дела о признании подобной позиции неправомерной. То, что договор, подлежащий государственной регистрации, не вступает в силу до момента такой регистрации, имеет значение только для гражданско-правовых отношений. Налоговые отношения — самостоятельная группа отношений, регулируемых иными источниками права, в первую очередь НК РФ. А в нем не прописана зависимость отнесения лизинговых платежей к реализационным расходам от факта государственной регистрации договора. Следовательно, незарегистрированный договор лизинга здания или сооружения не должен создавать налоговых последствий.

    Если лизингополучатель использовал предмет лизинга, вносил за него плату, то у него возникал соответствующий экономический эффект, который важен для налоговых отношений и обязательно отражается на финансовом состоянии налогоплательщика. Однако в целях минимизации юридических рисков участникам лизинговых отношений все-таки следует заблаговременно зарегистрировать договор лизинга, если такая регистрация необходима по закону (ст. 651 ГК РФ), чтобы без колебаний использовать свое право на уменьшение налогооблагаемой базы для исчисления налога на прибыль на суммы уплаченных лизинговых платежей.

    СТРАХОВАНИЕ

    Снижение рисков — важный момент при заключении договора лизинга. Одним из юридических механизмов защиты в этом плане является страхование, пренебрегать которым не следует. При заключении договора страхования надо помнить, что его условия будут в основном зависеть от положений договора лизинга. Следует учитывать и то, что риск случайной гибели предмета лизинга несет лизингополучатель, если договором не предусмотрено иное (ст. 669 ГК РФ). Данное положение Гражданского кодекса устанавливает исключение из общего правила, в соответствии с которым риск случайной гибели вещи, как правило, несет собственник имущества, а им в данном случае является лизингодатель.

    Важным нововведением январских поправок к закону явилось и то, что лизингополучатель вправе страховать свою ответственность перед лизингодателем. Ценность этой нормы (ст. 21) состоит в том, что страхование договорной ответственности, в отличие от внедоговорной, допустимо лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Именно такая возможность и предоставляется в настоящее время Законом о лизинге, что дает сторонам еще большие юридические преимущества при создании правовых механизмов минимизации своих рисков.

    ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ

    Не следует забывать и об императивных предписаниях. Необходимо помнить, к примеру, о положениях, установленных Федеральным законом № 115-ФЗ от 7 августа 2001 года «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем». В данном законе лизинговые компании (лизингодатели) названы как организации, осуществляющие операции с денежными средствами, что возлагает на них обязанности по предоставлению информации в уполномоченный государственный орган в отношении подконтрольных операций и лиц, их совершающих (ст. 7). В списке таких операций значится, в частности, и получение или предоставление имущества по договору финансовой аренды (лизинга) при условии, что сумма операции равна или превышает 600 тыс. руб.

    Данная обязанность возлагается на лизинговые компании, которые должны не только фиксировать установленные законом сведения, но и предоставлять их в течение рабочего дня, следующего за днем совершения операции, в уполномоченный государственный орган — Комитет РФ по финансовому мониторингу.

    Вполне очевидно, что право — прекрасный инструмент регулирования интересов сторон, позволяющий при правильном его применении достичь наибольшего экономического эффекта. Правовые нормы должны активнее использоваться и в лизинговых отношениях. Тем более что институт лизинга отличается исключительно высоким уровнем привлекательности как с точки зрения его экономической сути, так и с точки зрения существующих юридических возможностей.