Вячеслав СИНЮГИН: «ГЛАВНОЙ ДВИЖУЩЕЙ СИЛОЙ РЕФОРМЫ ЯВЛЯЕТСЯ ПРАВИТЕЛЬСТВО»


Беседу ведет Сергей Плетнев, фото предоставлено пресс-службой РАО «ЕЭС России»

Заместитель председателя правления РАО «ЕЭС России» Вячеслав Синюгин с оптимизмом смотрит на перспективы реформирования РАО.

— Вячеслав Юрьевич, несмотря на большое число противников, реформа РАО «ЕЭС России» хоть и медленно, но продвигается вперед (интервью взято 16 декабря 2002 года. — Авт.). За счет чего это происходит?

— Я думаю, что главной движущей силой является воля Правительства РФ, реализующего свою экономическую программу, а также стремление менеджмента компании РАО «ЕЭС России» сделать энергосистему более эффективной, обеспечить привлечение инвестиций в сектор.

Вторым фактором, безусловно, остается здравый смысл. Цель реформы — это перевод энергетики на нормальные рыночные рельсы, внедрение самых эффективных механизмов хозяйствования — рыночных.

Третий фактор — появление значительного числа лиц, заинтересованных в реализации реформы. Это акционеры, понимающие, что в ходе реформ будет «раскрепощена» стоимость компании — потенциал увеличения ее капитализации огромен, при реализации честной рыночной реформы акционеры могут рассчитывать на кратный рост стоимости своих пакетов. Это потребители, для которых важно наличие рыночных механизмов, заставляющих производителей сокращать издержки, повышать эффективность, снижать цену. Это инвесторы, осознающие масштабность российского энергетического рынка: по некоторым оценкам, он является четвертым в мире по величине. С учетом всех реалий, например износа основных фондов, для инвесторов российская энергетика — это серьезный сектор для вложений капитала и развития бизнеса.

Забавно, но иногда приводят такой аргумент: в ходе реформы власть команды Чубайса над энергетикой значительно уменьшится, можно будет отобрать у них рубильник. Однако, по-моему, весь смысл реформы состоит в том, чтобы монополист, которым сегодня является РАО «ЕЭС России», превратился в ряд рыночных компаний, инфраструктур; чтобы на месте РАО «ЕЭС России» появилось эффективное рыночное пространство, возникли эффективные рыночные агенты. И команда Чубайса, и я лично прилагаем для этого массу усилий.

— С какой группой противников вам пришлось труднее всего и почему? Как ожесточенные политические споры отражаются на российской электроэнергетике в целом?

— Я бы не стал называть тех, кто участвует в обсуждении идеологии и технологии реформы, противниками. Но я могу выделить три группы заинтересованных лиц, с которыми велась и ведется серьезная работа по согласованию процессов преобразования отрасли.

Первая группа — миноритарные акционеры с их опасениями утраты активов в процессе реформирования. Правительство и менеджмент РАО «ЕЭС России» пошли на многое, в том числе на усложнение корпоративных процедур, чтобы убедить миноритарных акционеров: никаких действий, противоречащих их интересам, предпринято не будет. Для того чтобы эффективнее вести диалог, мы пригласили к совместной работе крупнейшие инвестиционные банки — Альфа-банк и Merrill Lynch.

Вторая группа — это губернаторы, отвечающие за происходящее на их территориях и обеспокоенные тем, во что выльется реформа во вверенных им регионах. Мы столкнулись с необходимостью выстроить систему взаимодействия с губернаторами, чтобы разъяснить суть задуманного, обсудить проблемные точки.

Третья группа — крупные потребители, озабоченные стабильностью поставок электроэнергии, характеристиками продукции, которую они приобретают. Включение потребителей в дискуссию о реформировании, привлечение их к участию в Администраторе торговой системы, безусловно, помогло решить ряд вопросов.

Что касается ожесточенных политических споров, то главный вопрос, конечно, «Быть или не быть?». Когда кто-то из политиков говорит: «Давайте остановим реформу, давайте откажемся от рыночных преобразований» — и это после того, как правительство в течение двух лет работало над концепцией реформирования, — это негативно отражается и на компании, и на ее акционерах. Добавляет неопределенности и перенос рассмотрения Государственной думой пакета законопроектов. Еще одна болезненная тема — национализация. В Думе до поры до времени звучали призывы отобрать собственность у акционеров и заново ее поделить. С моей точки зрения, к чести Государственной думы и к чести правительства, власть убереглась от соблазна национализации при проведении реформы электроэнергетики.

— Что потерял пакет законопроектов за время долгих согласований и что он приобрел? Удовлетворяет ли в целом программа реформирования отрасли руководство РАО «ЕЭС России»?

— Я считаю, что проект закона стал менее либеральным, в нем появилась более сильная государственная позиция. Вы можете увидеть, что государство полностью сохранило за собой все рычаги влияния на цены в сфере энергетики в течение переходного периода. Это прежде всего заслуга центристских фракций. Кроме того, закон стал более «потребительским».

Проект реформирования потерял в сроках, он стал несколько более растянутым во времени. РАО «ЕЭС России» утратило свободу ставить условия потребителю. Но в конечном счете все эти изменения направлены на реализацию главной цели — формирование нормального стабильного сектора электроэнергетики в России.

— Какие основные трудности вы видите в дальнейшем продвижении реформы, в том числе на региональном уровне?

— Думаю, что нас ждут дебаты на парламентском уровне, включая Совет Федерации. Но главное — это реализация тех проектов реформирования, которые уже задуманы. Предстоит доработать много технологических деталей реструктуризации АО-энерго. Нынешнее законодательство (речь идет о федеральных законах «Об акционерных обществах» и «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках») ставит много «рогаток» холдингам, особенно в случае реорганизации. Полагаю, здесь потребуются специальные меры, правила, обсуждение которых в Государственной думе продолжается.