ЧИНОВНИКИ VS БИЗНЕС


Мария МОЛИНА

«Сам не возьмешься за работу, никто ее за тебя не сделает» — к такому выводу пришли российские предприниматели. Они даже готовы платить юристам, чтобы те выполняли работу депутатов. Возможно, подобный принцип разделения труда — кому нужно, тот и пишет закон — окажется более эффективным. Пока же многие нормативные документы необходимо править сразу после их принятия.

ПОЛОЖЕНИЕ О БАНКРОТАХ

Один из способов рассчитаться с долгами — объявить, что денег нет. Как в таком случае кредитору получить причитающееся, с юридической точки зрения до последнего времени оставалось неясно. Дать конкретную схему действий должен был закон «О несостоятельности (банкротстве)», вступивший в силу 3 декабря. Но он, пожалуй, относится к числу самых сложных и неоднозначных законов, принятых Госдумой в этом году.

Документ возвращался на доработку: президент настаивал на ряде изменений, которые, по общему мнению, имели сугубо косметический характер. Между тем текст законопроекта нуждался в более значительных дополнениях. Эксперты говорят, что поправки в него можно вносить хоть сегодня, настолько он не согласован с российским законодательством в целом.

Суть закона — усиление роли государства в процедуре банкротства, что, вполне вероятно, приведет к формированию административно-командной системы, существенно затрудняющей оздоровление убыточных предприятий. Дело в том, что государство теперь выступает одновременно в качестве кредитора и контролера, причем сфера применения обеих этих функций значительно расширяет. Впрочем, сторонники такой позиции считают, что документ исключает возможность использования банкротства для передела собственности. Противники же указывают на то, что взамен старых лазеек открывается масса новых.

Уже известно, что в январе — феврале 2003 года правительство должно утвердить перечень предприятий, имеющих статус стратегических. К ним будет применяться особый порядок процедур банкротства. Разработка данного перечня поручена Минобороны, Минимущества и ряду министерств и ведомств. Таким образом, у чиновников появится инструмент, позволяющий манипулировать статусом имущества. Нет сомнений, что начнется лоббирование интересов различных министерств, которые постараются внести в этот список максимальное количество своих предприятий.

Кроме того, в ближайшие два-три месяца правительство закончит разработку полутора десятков нормативных актов, регулирующих деятельность арбитражных управляющих. Последних объединят в саморегулируемые организации (СРО), а в актах будут отражены вопросы контроля за их деятельностью, в частности вопросы формирования компенсационных фондов, подготовки отчетности, ведения реестров членов СРО. Впрочем, до 3 марта 2003 года функции уполномоченного органа по банкротству оставит за собой Федеральная служба по финансовому оздоровлению (ФСФО), совмещающая их с функциями организации, регулирующей деятельность управляющих. Во всяком случае, таково наиболее вероятное развитие событий, хотя уполномоченным могут оказаться также Министерство по налогам и сборам или Министерство юстиции.

Эксперты указывают на то, что в правоприменительной практике придется корректировать прежде всего баланс полномочий и ответственности между участниками процедуры банкротства. В общем, можно отметить, что перестройка правового механизма банкротств проводится слишком уж поспешно, и это вызывает подозрения, что закон был принят в интересах некой группы. Какой — покажет первый год его действия.

ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ ХОТЯТ СПАТЬ СПОКОЙНО

После того как Минэкономразвития признало закон «О государственной поддержке малого предпринимательства» морально устаревшим, предприниматели, принадлежащие к данной категории, по сути, оказались вне закона. Теперь они готовы самостоятельно создавать нормативно-правовую базу своей деятельности. 29 ноября прошел форум организации предпринимателей «ОПОРА России», на котором представители бизнеса заявили, что им важно иметь легальное, застрахованное от «теневых» рисков дело. Для этого необходим закон, отвечающий их реальным запросам: система налогообложения и административный контроль должны обеспечивать развитие бизнеса, а не заставлять боротся за выживание.

На рассмотрении в Госдуме сейчас находится проект федерального закона «О малом предпринимательстве», разработанный Минэкономразвития, но он, по мнению представителей деловых кругов, далек от действительности. В результате работы на форуме предприниматели предложили правительству свой вариант законопроекта. Следует отметить, что с большей частью предложений чиновники согласились. В том числе и с требованием снизить общий уровень налоговой нагрузки до 25%, как это принято в большинстве стран. Кроме того, правительственное «да» прозвучало по следующим пунктам:

  • принять дифференцированную шкалу налога на имущество;
  • исключить налоги на средства, направляемые на развитие производства;
  • оставить право проведения проверок только у налоговой полиции;
  • разработать закон об устранении административных барьеров, вводящий прямой запрет на взимание госорганами платежей, не предусмотренных законом, и установить личную ответственность чиновников за его нарушение.

    Кстати, 18 ноября стало известно, что ТПП РФ совместно с МАП РФ готовят новую редакцию закона «О государственной поддержке малого предпринимательства». Цель этого документа — вменить в обязанность исполнительным органам власти поддержку малого бизнеса. Как сообщают в Министерстве по антимонопольной политике, закон планируется подготовить для обсуждения в правительстве к весне-лету 2003 года.

    ВАЛЮТНЫЙ КОНТРОЛЬ

    28 ноября кабинет министров одобрил проект федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле». Этого документа с нетерпением ждут российские экспортеры, вынужденные сейчас 50% валютной выручки продавать государству. Необходим он и прочим субъектам хозяйственной деятельности, работающим с валютой. Никто не сомневается, что действующее законодательство в этой части устарело. Вопрос только в том, насколько будет либерализован валютный рынок. Предприниматели ратуют за полное освобождение операций с иностранными деньгами и ценными бумагами от контроля государства. Чиновники предпочитают не спешить: дескать, административное «всевидящее око» лишним не бывает.

    Суть законопроекта заключается в следующем. Предложено отменить обязательную продажу валютной выручки и распространить понятие «валютные операции» на все виды операций с российской и иностранной валютой. Резиденты и нерезиденты уравниваются в правах при их совершении. Ввоз и вывоз валюты регламентируется исключительно правилами таможенного регулирования, а не многочисленными предписаниями со стороны различных ведомств. Впрочем, за Банком России и федеральными органами исполнительной власти сохраняется ряд функций валютного контроля.

    Всем резидентам (физическим и юридическим лицам) предоставляется право открывать на свое имя счета за рубежом, точнее, в банках тех стран, которые активно борются с отмыванием нелегальных доходов. Кроме того, отменены конфискационные меры в случае нарушения валютного законодательства, вместо них будут применяться экономические санкции.

    3 декабря законопроект поступил в Госдуму. Однако не стоит надеяться на скорое его принятие. Уже сейчас ясно, что он вызовет серьезные дискуссии. Пока представители государственных структур спорили, какому ведомству передать надзор за соблюдением «валютных правил», все больше появлялось противников самой возможности административного вмешательства государства в работу валютных механизмов. В их числе, между прочим, и советник президента по экономике Андрей Илларионов.

    В Минэкономразвития обещают, что новый закон вступит в силу с января 2007 года. Герман Греф считает, что результатом его действия станет повышение конвертируемости рубля. В то же время в проекте нет ничего революционного, что могло бы существенно изменить ситуацию на валютном рынке. По сути дела, большая часть нововведений всего лишь закрепляет положения, кодифицированные рядом актов Центробанка. Так, не является новостью разрешение для физических лиц открывать счета в зарубежных банках. Это не запрещено и сейчас, хотя, конечно, сопровождается рядом технических сложностей.

    Один из плюсов законопроекта — в изменении базового принципа: если операция не запрещена и никак не регламентирована, она может проводиться свободно. Раньше действовал обратный принцип императивного запрещения.

    Есть и некоторые ухудшения. Например, из текущих операций изъяли сделки, связанные с предоставлением кредитов и займов. Они отнесены к капитальным операциям.

    Основные же претензии связаны с нормами о резервировании средств при проведении ряда капитальных операций. Раньше в этом случае было необходимо оформить лицензию. Новые правила требуют депонирования средств, которые надо дополнительно где-то занять. Такое положение станет более существенным ограничением, чем административные барьеры.

    Кстати, если законопроект будет принят в своем первоначальном виде, его противники смогут оспорить правомерность данного решения в Конституционном суде, поскольку этим документом Центробанку и правительству предоставляется возможность ограничивать права и свободы граждан, что противоречит основному закону страны.