«Позитива в действующих СРП больше, чем негатива»


Валентин ШЕЛЕПОВ:


Заместитель министра энергетики РФ считает, что соглашения о разделе продукции являются весьма перспективным инструментом привлечения инвестиций.

(Беседу ведет Сергей Плетнев.)

— Валентин Васильевич, в обществе сейчас существуют полярные мнения о том, нужны ли СРП России. Какой позиции придерживается Министерство энергетики?

— Пока, при сегодняшнем налоговом кодексе, СРП нужны, поскольку по-другому инвестиции привлечь трудно. Топливно-энергетический комплекс на ближайшую перспективу останется основой российской экономики. Иностранные инвесторы готовы вкладывать в него средства, но нам следует сосредоточиться на создании максимально благоприятных условий для этого. Сейчас задача правительства — сформировать полный пакет законов по СРП.

— Однако руководители ЮКОСа и «Сибнефти» считают, что российские компании могут обойтись и без соглашений о разделе продукции…

— Пусть говорят за себя. ЛУКОЙЛ — не может, ТНК — тоже, они активно работают в данном направлении. Ходорковский в СРП не заинтересован, потому что у него запасы нефти большие — ему бы с ними справиться. А у ЛУКОЙЛа — дорогостоящие проекты на Каспии, у ТНК — Самотлор, который вообще неизвестно как без СРП реанимировать. Так что здесь, как всегда, сколько людей — столько и мнений.

Тем не менее соглашения о разделе продукции уже показали свою состоятельность. В российские проекты, работающие в режиме СРП, вложено 4 млрд. Позитива здесь все же больше, чем негатива. В Сахалинской области, на Дальнем Востоке, в Ненецком автономном округе появились новые возможности развития экономики. Там идут различные отчисления в бюджет, заказы на проведение работ и т. д.

— Эти три соглашения были заключены еще до принятия Закона о СРП. А долго ли ждать новых договоров и иностранных инвестиций?

— Пока сложно сказать. Сегодня только одна комиссия по СРП создана и работает — это Уватский проект. А по другим проектам даже комиссии не созданы. Обычно от создания комиссии до реальной работы проходит примерно год.

— В чем, по-вашему, главная причина такого положения?

— Здесь причин много, и прежде всего — пробелы в законодательстве. Поэтому у потенциальных инвесторов возникают опасения насчет оправданности вложения огромных средств.

— А есть ли противоречия между российскими участниками проектов, то есть между региональными и федеральными властями?

— Конечно есть. Во-первых, сегодня существует неопределенность в проблеме «двух ключей». А во-вторых, нет четкого понимания, как делить инвестиции, которые будут поступать в регион, а также как распределять доходы. Здесь нет законодательного решения, а это очень серьезный вопрос. Раз нет четких правил, то, значит, есть проблемы. Это, кстати, одна из основных причин того, что Самотлорское СРП не работает — регион не смог договориться с центром о разделе доходов.