«Мы должны сохранить старательское движение в россии»


Виктор ТАРАКАНОВСКИЙ

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-12Союз старателей России — некоммерческая организация, объединяющая на добровольной основе артели старателей, самостоятельно занимающихся добычей драгоценных металлов, и в первую очередь золота. Одна из основных задач союза — решение проблем золотодобывающей отрасли и старателей на федеральном уровне. Своим видением ситуации развития золотодобывающей отрасли с нашими читателями поделился председатель Союза старателей России Виктор Таракановский.

(Беседу ведет Анастасия Саломеева, фото Александра Токарева.)

— Виктор Иванович, Союз старателей России существует с 1989 года. Что привело к его созданию?

— Дело в том, что к 1989 году уже многие золотопромышленники задумывались о создании организации, защищающей интересы старателей. Мы все понимали, что в отечественной экономике надвигаются большие перемены. Одним из инициаторов создания нашего союза являлся тогдашний руководитель Главалмаззолота Валерий Рудаков. В феврале 1989 года в Ташкенте состоялся съезд старателей, в работе которого участвовали руководители практически всех артелей страны. На этом форуме и принято решение образовать Союз старателей СССР.

В новой организации был избран руководящий совет, куда вошли руководители многих артелей. Председателем совета стал Виктор Андреевич Лобачук, возглавлявший артель старателей «Амур». Главной задачей союза являлось сохранение старательского движения в стране, грядущие перемены требовалось встретить во всеоружии. Однако решать эту задачу было некому. У председателей артелей на защиту интересов старателей просто не хватало ни времени, ни сил.

— И Союз старателей возглавили вы?

— Да, приняли решение создать исполнительный орган, который не связан напрямую с работой артелей. В 1990 году я получил предложение возглавить союз. К тому времени я уже 31 год проработал в золотопромышленности, знал отрасль изнутри. С той поры проводилось несколько старательских съездов, где меня переизбирали на должность председателя союза. Его название не раз менялось, теперь он называется Союзом старателей России. Раньше наша организация была общественной, в настоящее время она имеет статус некоммерческой.

— Какие же цели преследует союз?

— Главная цель остается прежней — сохранить старательское движение, а в конечном счете и добычу золота в России. Во все времена старатели обеспечивали в нашей стране от 50 до 60% общей добычи золота, так продолжается и сейчас.

— Чем это обусловлено?

— Особой организацией труда. В советские времена старатели работали по уставу, который утверждался Министерством цветной металлургии. Артели могли существовать только при государственном предприятии, на его горных отводах. По сути дела, они являлись первыми и единственными частными предприятиями в СССР. Государственным предприятиям всегда было выгодно заключать договора со старателями. Официально общая численность работающих на них старателей не учитывалась, а объем работ они выполняли колоссальный. Так увеличивалась производительность труда.

Старатели работали небольшими группами, по 12 часов в сутки, без выходных (ведь КЗоТ на них не распространялся). «Сачков» не держали. Тех, кто не справлялся со своими обязанностями, увольняли после первого предупреждения.

Члены старательских артелей не платили никаких налогов, так как не пользовались благами цивилизации. Им самим приходилось строить поселки в тундре, завозить за тысячи километров продукты, оборудование, топливо, запчасти.

На госпредприятиях добыча золота на человека составляла 300—400 г в год, старатели же давали примерно по 2 кг за тот же период. И это притом, что им выделяли участки с самым низким содержанием золота, на которых было невыгодно работать государству. За свою работу старатели получали так называемую расчетную цену.

— А что означает этот термин?

— Это цена за один грамм золота, в отличие от государственных предприятий, где расчетная цена устанавливалась за объем выполненных работ, например за кубометр промывки. Государственные расценки определяли минимальную расчетную цену золота для старателей в размере 2 руб. 40 коп., а для госпредприятий, с которыми артели заключали договор, она была в полтора-два раза выше. Руководители предприятий отчаянно пытались заплатить старателям больше, но это, как правило, заканчивалось для них тюрьмой.

Когда в нашей стране началась «великая» демократическая революция, первым, что развалили, оказалась золотодобывающая промышленность. Прежде у нас имелось 12 мощных золотодобывающих объединений. Их превратили в самостоятельные, ликвидировали плановое производство. И дела у предприятий пошли плохо. Первые четыре года своего существования наш союз оставался единственной организацией, защищающей интересы горнодобывающей промышленности. Нам стало ясно, что, только находясь в столице, мы сможем влиять на ситуацию. Союз переехал из Хабаровска, где был зарегистрирован, в Москву.

— В чем заключалась ваша работа в те годы?

— Как я уже сказал, раньше артели старателей работали на горных отводах государственных предприятий. С изменением же ситуации в российской экономике их обязали получать лицензии на разработку месторождения. И поскольку в советские времена не существовало ни законов о недрах и лицензировании, ни налоговой полиции, мы начали с Закона о недрах. Он разрабатывался и был принят в начале 90-х.

Нам удалось провести важную поправку, действующую, кстати, до сих пор. В 1992 году Постановлением Верховного Совета РСФСР утверждено «Положение о порядке лицензирования пользования недрами». В 19-м пункте этого документа записано, что артели старателей получают лицензии на те месторождения, где их застал «великий перелом». То есть им не нужно проходить различные тендеры и аукционы, чтобы работать на месторождении, которым они занимались долгое время. Конечно, это встретило жесткое сопротивление госпредприятий.

Нам удалось снизить налоги с 42% до 22% от стоимости реализованного золота, мы добились отмены экспортной пошлины на золото. Но дел у нас, повторяю, еще очень много.

— Какие же проблемы стоят перед старателями сегодня?

— Их немало. Сейчас мы работаем с Министерством природных ресурсов. Недавно были ликвидированы отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы. И это в сырьевой-то стране! Сегодня идет резкое уменьшение балансовых запасов России, начиная с газа, нефти и заканчивая твердыми полезными ископаемыми. Их добывают, а геологоразведки практически нет. Что с нами будет через 50 лет?

Есть проблемы и с новым Трудовым кодексом. Теперь он распространяется и на артели старателей, однако в нем не учитывается специфика их труда. Предполагается, что старатели должны работать по восемь часов в сутки, а в субботу и воскресенье отдыхать. Если же на предприятии применяется вахтовый метод, то раз в месяц там надо менять работающих. Но что значит сменить вахту где-нибудь на Чукотке? Чтобы доставить к месту работы и вернуть домой только одного человека, артели придется потратить около 25 тыс. руб. в месяц. Трудовой кодекс вынуждает артели держать полный штат сотрудников. Следовательно, в два раза придется увеличить жилье, продуктовый запас. Это тоже большие затраты.

Кроме того, недавно отменили льготные пенсии и трудовой стаж. Сейчас если старатель за 200 рабочих дней выработал 2,4 тыс. часов рабочего времени (при годовом фонде 1,8 тыс. часов), то для пенсии ему засчитывается всего лишь 200 дней. В советское же время только за один полный сезон трудовой стаж засчитывался как за год работы. Можно привести еще ряд подобных примеров, так что дел у нашего союза много.

Мы ничего не просим, нам не нужно ни бюджетных ассигнований, ни топлива, ни техники. Старатели все сделают сами, только дайте нам спокойно работать. Сейчас же новые трудовые отношения, налоговые изменения, прекращение геологоразведки наносят огромный вред золотодобывающей отрасли. Неужели России не нужны полезные ископаемые и золотодобывающая промышленность?

— И все же складывается впечатление, что в золотодобывающей промышленности дела идут совсем неплохо…

— Могу сказать, что сейчас артели старателей — самые передовые золотодобывающие предприятия. Например, наше лучшее золотодобывающее предприятие — бывшая артель старателей «Полюс», чьи акции ныне приобрел «Норильский никель». Некоторое время назад она начала осваивать месторождение «Олимпиада» в Красноярском крае и впервые в нашей стране за счет собственных средств применила уникальный метод кучного выщелачивания золота. Потом этот метод взяли на вооружение и другие предприятия.

Я думаю, что во многом именно благодаря артелям сохранилась добыча золота в России. Старатели имеют сейчас самые передовые механизированные отряды, они строят фабрики и осваивают рудники за очень короткий срок. А рудная добыча золота в прошлом году впервые превысила половину общедобываемого количества золота в нашей стране. Старатели за свой счет реконструируют производство, строят больницы и школы в поселках.

— Виктор Иванович, а как вы пришли в золотодобывающую отрасль?

— В золотодобывающей промышленности я работаю более 30 лет. Родился в Иркутске, окончил Иркутский горно-металлургический институт. В 1959 году после окончания вуза уехал в Якутию. Тогда люди рвались на Север и требовалось хорошо окончить вуз, чтобы получить на это разрешение.

Работал в Кулуаре, это 72о с. ш., рядом Северный полюс, Иркутск на 2 тыс. км южнее. На этом месторождении я трудился 18 лет. Когда прибыл в Кулуар, там работало всего 180 человек, а когда улетал, было уже 12 тыс. жителей. Мы построили четыре поселка, школу, больницу, дорогу, провели электричество. Наше предприятие добывало около 10 т золота в год. Потом меня перевели на Дальний Восток, где я и проработал еще 12 лет, пока мне не предложили возглавить Союз старателей.