«”ЭКСПО-2010” гораздо престижнее олимпиады»


Александр ЮРЧЕНКО

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-11Всероссийский выставочный центр был и остается главной выставочной площадкой не только столицы, но и России в целом. И именно это обстоятельство дает ВВЦ основания претендовать на прием Всемирной универсальной выставки «ЭКСПО-2010», проводимой один раз в пять лет.

Однако для этого ВВЦ нужно серьезно реформировать, усовершенствовать организационную структуру, финансовую систему, выставочные мощности, которые нуждаются в радикальном обновлении. Для наведения порядка в центре его акционеры — Правительство России и Правительство Москвы в начале 2002 года приняли решение назначить исполняющим обязанности Государственного акционерного общества «Всероссийский выставочный центр» (ГАО «ВВЦ») Александра Юрченко. Последнее место его службы — Счетная палата РФ.

(Беседу ведет Александр Полянский, фото Ивана Куринного.)

— Александр Васильевич, с какими основными проблемами вам пришлось столкнуться, когда принимали это большое и сложное хозяйство?

— Передо мной была поставлена задача создать современную, привлекательную для инвесторов компанию из того, что являло собой к концу прошлого года ГАО «ВВЦ». Это непростая задача: ситуация очень запущенная. Много лет после распада Советского Союза выставочный центр стагнировал, и переломить тенденцию моим предшественникам в директорском кресле не удавалось.

У каждого предприятия есть, как вы знаете, возобновляемый остаток. На счету ГАО «ВВЦ» в марте 2002 года, к моменту моего назначения исполняющим обязанности гендиректора, он составлял всего 40 тыс. руб.! А потому наша команда начала с финансов, а также с разработки принципиально новых подходов к организации деятельности холдинга. Это открытое акционерное общество, у которого два основных акционера: Российская Федерация, владеющая около 70% акций, и Правительство Москвы, в его распоряжении около 30% акций. Кроме того, у компании десятки форм участия в капитале различных структур: начиная с 26 100-процентных «дочек» и заканчивая двумя миллионными процента акций Сбербанка России. Помимо дочерних компаний мы в той или иной степени участвуем в капитале еще примерно 30 фирм; логика этого участия, честно говоря, не прослеживается.

Мы проанализировали ситуацию, доложили положение дел на основе отчета о работе в 2001 году. Совет директоров очень болезненно воспринял информацию и дал команду в десятидневный срок представить план действий. Мы его подготовили, он был полностью поддержан советом, и с мая ГАО «ВВЦ» приступило к реализации плана.

— Какие конкретные шаги предусматривает этот план?

— Прежде всего упрощение структуры холдинга. Подумайте только: 26 дочерних организаций, которые осуществляют постоянные платежи друг с другом и с головной компанией через банк, — мы по 20% НДС на каждом таком платеже теряем! Я уже не говорю, что головная компания контролировала их состояние раз в квартал, да и то лишь по официальным бухгалтерским отчетам. Сейчас все они слиты в четыре основных блока.

Самая удручающая картина была в сфере арендных отношений. Дело в том, что 75% всей доходной части ВВЦ составляли платежи от аренды.

— То есть от торговых точек?

— Не только. Это и предприятия общественного питания, и офисные помещения, и «гостевые» выставки. Мы, кроме того, проводим собственные выставки.

— В двух павильонах — 57-м и 69-м?

— В трех — еще и в 20-м, захватываем иногда и больше. Одна из самых знаменитых выставок — «Цветы», она прошла в этом году уже в девятый раз, в ней приняли участие представители более 40 стран мира. Выставка зарегистрирована в UFI.

Но кроме ГАО на территории Выставочного центра действует целый ряд операторов, которые проводят такие крупные всероссийские и международные мероприятия в рамках партнерских отношений с нами, как Аграрная неделя, Книжная ярмарка.

Когда мы занялись анализом арендных отношений, то выяснилось, что бюджет ВВЦ недополучал значительную сумму.

— Цены были занижены?

— Да. По неоправданно низким ценам ГАО передавало 26 дочерним компаниям площади, излишки которых они сдавали субарендаторам на совсем уж нерегулируемой основе. Мы подготовили предложения по методике рыночной оценки арендной платы с помощью внешнего консультанта — такой методики на ВВЦ вообще никогда не было — и теперь предписываем определять цену именно по ней. Новый подход позволил увеличить арендную плату в четыре раза. Кстати, на 1 октября остатки на счету ГАО составляли 40 млн руб., то есть увеличились с марта в тысячу раз!

Это деньги, мягко говоря, не лишние: нам остро не хватает инвестиционных ресурсов. С 90-х годов Всероссийский выставочный центр находится в трудном положении. Не строились новые павильоны, практически не ремонтировались и не реконструировались старые. Выставочные мощности устарели не только физически, но и морально.

ВВЦ, имеющий статус главной выставочной площадки России и Москвы, должен отвечать своему статусу во всех отношениях. Если с потолков в павильонах на экспонентов капает вода, если не хватает средств на поддержание в нормальном состоянии 46 памятников истории и культуры, находящихся на территории выставочного центра, естественно, надо искать причину этих бед.

А причина заключается прежде всего в элементарной бесхозяйственности, отсутствии единого подхода к работе, близорукой политике, отпугивающей инвесторов. До сей поры пределом наших мечтаний была торговая или общепитовская палатка — пресловутый ПБОЮЛ. Более серьезный инвестор и не мог прийти, потому что предельный срок действия договоров аренды или субаренды — год.

Нами были подготовлены предложения по повышению инвестиционной привлекательности. Главное из них — мы просим наших акционеров внести земельные участки, здания и сооружения, принадлежащие им на территории ВВЦ, в наш уставный капитал. Это приведет к увеличению уставного капитала как минимум до 500 млн. Но самое важное не сумма, а то, что тогда мы будем в состоянии заключать длительные договоры со стратегическими инвесторами. Что подтверждают результаты активного переговорного процесса, который мы сейчас ведем. Уже на данный момент подписаны генеральные соглашения о сотрудничестве с Росбанком, Альфа-банком, «Ингосстрахом», Военно-страховой компанией, рядом негосударственных пенсионных фондов, желающих здесь работать.

Нам придется очень много строить, особенно если мы победим в борьбе за «ЭКСПО-2010». Необходимо будет создать современный, мирового уровня комплекс, а это 130 тыс. кв. м выставочной площади.

— Какие выставки вы планируете привлечь на новые площади?

— Раньше времени не хотелось бы озвучивать такую информацию — есть элементы конкурентной борьбы с другими отечественными выставочными центрами. Но скажу, что ведем переговоры с крупными зарубежными выставочными центрами — французскими, немецкими, датскими. Это прежде всего парижский центр Paris Nord, наш стратегический партнер, помогающий разрабатывать концепцию развития ВВЦ до 2010 года.

Вместе с тем ВВЦ, конечно же, не только выставки. Это огромная парковая территория — любимое место отдыха москвичей и гостей столицы. Мы поставили перед собой задачу: наше парковое хозяйство должно быть не хуже, чем кремлевское.

— А федеральное правительство финансирует поддержание в нормальном состоянии памятников национального значения, памятников ЮНЕСКО на территории ВВЦ?

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-11— Нет, таких целевых средств нам не поступает — ни от одного, ни от другого акционера. Что до памятников, то пока стараемся некоторые из них использовать в коммерческих целях. Павильоны бывших советских республик, например, передаем за плату правительствам государств СНГ. Но остается еще множество объектов, в том числе самые красивые фонтаны — «Дружба народов» и «Каменный цветок». Их коммерчески использовать не удастся — это чистые затраты. Сеть дорог на ВВЦ тоже на нашем балансе: несмотря на то что платим налог на дороги, ни копейки не получаем на реконструкцию асфальтового покрытия.

Мы предложили нашим акционерам принять участие в реконструкции ВВЦ на условиях увеличения их доли в уставном капитале. Кроме того, ведем переговоры с Правительством Москвы о реконструкции подземных коммуникаций, это целый подземный город, который закладывался в 1937 году, перестраивался после Великой Отечественной войны, но капитально ни разу не ремонтировался.

Все перечисленные затратные статьи требуют срочно привлекать средства, поэтому мы собираемся выпустить облигационный заем для юридических лиц — крупных инвестиционных организаций.

— Не планируете вывести хотя бы часть акций на открытый рынок?

— Наши акционеры готовы пойти на такую меру, оставив себе 51% акций. Но я полагаю, для начала следует провести капитализацию, освоить инвестиции, выпустить облигационный заем и только потом решать: нужны ли нам сторонние участники акционерного капитала? Я сомневаюсь в этом. Большой российский бизнес покупает ведь не 5%, а как минимум блокирующий пакет.

Акционеры полностью одобрили три ключевых принципа, предложенных мною: формирование единого имущественно-земельного комплекса выставочного центра; участие ГАО «ВВЦ» во всех без исключения видах бизнеса на своей территории; политика открытых дверей и равная доступность для всех партнеров, которая, в частности, предусматривает обязательное проведение тендеров при их привлечении.

Придя в ГАО, с удивлением обнаружил, что здесь большинство товаров и услуг покупались без тендеров, в том числе гарантийная техника. Я запретил подобную практику: теперь все товарно-материальные ценности и услуги на сумму свыше 5 тыс. приобретаются на конкурсной основе. И у нас уже есть положительный опыт проведения тендеров по страхованию 20-го, 57-го и 69-го павильонов: мы выбирали из девяти крупнейших компаний на открытом конкурсе. Победила Военно-страховая компания, которая пошла на жесткий демпинг и предложила минимальную цену. Наши менеджеры понимают, что проведение тендеров позволяет работать с большей экономической эффективностью.

— Откуда вы пришли на ВВЦ?

— Из Счетной палаты РФ. Я был начальником Инспекции по контролю федерального бюджета и экспертно-аналитической работе.

— А по образованию, судя по всему, вы финансист?

— Нет, я закончил биофак Казанского университета по специальности «Экология». Затем был призван на действительную военную службу в Комитет государственной безопасности СССР, где проработал с 1976 по 1998 год.

— И там уже занимались экономикой?

— Да, последняя моя сфера ответственности — обеспечение безопасности в рамках реализации экономической реформы и международного инвестиционного сотрудничества Российской Федерации. В заключительный период службы в ФСБ я стал уже человеком публичным, участвовал в различных международных симпозиумах и т. д. Занимался проблемами цивилизованного развития рынка в стране на основе его включения в мирохозяйственные связи.

Должен сказать, что после начала экономических реформ у меня было резкое неприятие этих преобразований. И сейчас далеко не со всем согласен, что происходило в начале 90-х. Но по долгу службы мне пришлось изучать рыночную обстановку, оценивать эффективность конкурентных механизмов и постепенно я стал убежденным «рыночником». После 1998 года работал в реальном секторе экономики, в банковской сфере, в нефтяном бизнесе…

— Насколько я знаю, в ФСБ вы специализировались в числе прочих на проблеме использования бюджетных средств в Чечне и участвовали в спецоперациях, были ранены и награждены орденом Мужества.

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-11— Это так, однако я занимался не только бюджетными средствами, но и изучением того, что представляла собой экономика Чечни после свержения режима Дудаева — Яндарбиева.

— В чем сходство и в чем отличие управления в системе Федеральной службы безопасности и управления в гражданских, в частности хозяйственных, организациях?

— Принципы управления везде одинаковы. В ФСБ я изучал методы использования финансовых потоков преступниками — как на макроуровне, так и на микроуровне. Знаю контрольные точки, которые позволяют предотвратить ущерб. В практической хозяйственной деятельности мне это здорово помогает.

— А как случилось ваше назначение на ВВЦ?

— Из 26 кандидатур, выдвинутых на должность и. о. генерального директора ГАО, совет директоров выбрал меня.

— Руководствуясь соображениями наведения порядка к выставке «ЭКСПО-2010»?

— Это уже вопрос к совету директоров, но, подбирая главного управляющего, данный орган стремился решить задачу повышения финансовой дисциплины. Видимо, учитывая мой опыт работы в правоохранительной сфере, посчитали нужным пригласить меня.

— Насколько велики шансы России принять на ВВЦ «ЭКСПО-2010»?

— Очень велики. Главный наш конкурент — Китай, но я бы не сбрасывал со счетов и Южную Корею. У Российской Федерации самая, я считаю, лучшая программа выставки, наш лозунг — «Ресурсы, технологии, идеи как путь к единому миру». То есть тематика глобальная. Для сравнения: выставка в Шанхае предлагается под лозунгом «Лучший город для лучшей жизни», корейская заявка озаглавлена «Человек и море». Учитывая также интерес к России как к мосту между Востоком и Западом, думаю, шансы Москвы предпочтительнее.

— А нужна ли выставка «ЭКСПО-2010» экономике России и Москвы?

— Это будет мощный толчок для нашей экономики и возможность продемонстрировать реальную Россию и реальную Москву всему миру. По оценкам экспертов, в столицу приедут не менее 200 тыс. бизнес-туристов! Что подразумевает заключение множества контрактов, а в конечном счете новые рабочие места. На ВВЦ будут сооружены десятки павильонов стран-участниц и отраслевых павильонов, пройдет полная реконструкция комплекса, реставрация памятников. Правительство Москвы выстроит Выставочную деревню, она затем станет новым жилым микрорайоном, а также сеть качественных гостиниц среднего уровня.

Помимо «ЭКСПО-2010» есть еще ряд масштабных событий, на проведение которых претендует выставочный центр. Это, в частности, Всемирный аэронавтический форум 2006 года. Кому как не России принимать его в год 45-летия первого полета человека в космос! Собираемся строить два новых павильона, конгресс-центр и реконструировать несколько старых зданий.

Кроме того, уже сейчас приступаем к созданию фактически целого развлекательного «ночного города» — с клубами, дискотеками, ресторанами для всех категорий населения, и, что немаловажно, мы сделаем его практически полностью безопасным. Кстати, работаем и над проектом нового московского фаст-фуда. «Дикая» торговля — палатки, оптовые рынки и прочее — с ВВЦ уходит. То есть в любом случае Всероссийский выставочный центр будет развиваться, строиться и становиться современным экспозиционным и развлекательным центром.