«Банковской реформы как таковой пока нет»


Денис САЛЬНИКОВ

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-09Эксперт по банковскому рынку, издатель журналов «Банковские технологии» и «Мир карточек» весьма скептически относится к нынешней государственной политике в банковской сфере.

— Денис Михайлович, как вы оцениваете происходящие сейчас изменения в управлении банковской системой?

— А происходят ли какие-то изменения? Насколько мне известно, ни правительство, ни Центральный банк не объявляли о пересмотре политики в области регулирования банковской деятельности. Да и каких-либо шагов «без объявления войны» с их стороны я тоже не вижу.

В определенной степени интересы банков были затронуты в ходе налоговой реформы и ужесточения мер по предотвращению отмывания доходов, полученных преступным путем. Усиление фискального контроля продемонстрировало несовершенство ряда ранее принятых нормативных актов в отношении банковской деятельности: например, стало ясно, что нормы законодательства, посвященные банковской тайне, мягко говоря, недоработаны.

А банковской реформы как таковой пока нет. Все ограничивается отдельными выступлениями политиков и чиновников, ну и, пожалуй, дискуссиями в прессе. Идея, которую сейчас подают в качестве основы будущей реформы, состоящая в увеличении капитализации банков и сокращении их общего числа, безусловно, верная. На момент вступления России в ВТО, а рано или поздно это случится, наши банки должны быть конкурентоспособными по отношению к банкам западным.

Посмотрите, что произошло с небольшими, хотя часто и весьма успешными восточноевропейскими банками после того, как в Польшу, Венгрию, Чехию и другие страны пришли западноевропейские и международные финансовые монстры. Их просто не стало.

Но радикализм по принципу «чем меньше банков, тем лучше» вреден. Россия — страна большая, и конкуренцию на уровне, по крайней мере, регионов сохранить просто необходимо. Это особенно важно для нормального развития розничного банкинга.

— Как, на ваш взгляд, должно быть построено управление банковской системой для ее оптимального развития? Нужно ли разделить денежно-кредитное регулирование экономики и надзор за банковским бизнесом? Оправдан ли вывод госбанков из-под контроля ЦБ?

— Управление банковской системой в России традиционно устроено несколько своеобразно. Центральный банк обладает фактически неограниченными полномочиями в части контроля коммерческих банков. Именно властными полномочиями, а не экономическими инструментами, порождаемыми денежно-кредитной политикой, которую он проводит. Рассматривать в такой ситуации вопрос о независимости Центрального банка от государства, по меньшей мере, неправомерно. Нужно ли это менять в принципе? Не знаю, в мировой практике существуют самые различные подходы к взаимоотношениям центральных банков с государством, и опыт показывает, что и в случае независимости (как, например, в США), и в случае полного контроля (как во Франции) экономика и банковская система могут развиваться вполне нормально. Доходность же банковского бизнеса (в терминологии — return on equity) если и зависит от устройства банковской системы, то лишь в очень незначительной степени.

Вывод госбанков из-под контроля ЦБ, как мне кажется, важный шаг на пути разделения контрольных функций Центрального банка и его функций в области осуществления денежно-кредитной политики. Кроме того, это важный шаг в области создания нормальной конкурентной среды в российской банковской системе.

— Как вы оцениваете изменения в руководстве Центрального банка? Будут ли они способствовать ускорению банковской реформы?

— Замена чересчур самостоятельного Виктора Геращенко на более, скажем так, близкого к власти Сергея Игнатьева, вероятно, необходима, если государство всерьез намерено заняться банковской реформой. Однако, как мне кажется, здесь есть и более прагматичные причины. Центральный банк — один из самых «затратных» государственных институтов. Расходы на капитальное строительство в 2001 году у него были выше, чем у любого другого министерства или, например, у Государственной думы. Замена руководства ЦБ, возможно, во многом обусловлена желанием президента несколько упорядочить хозяйственную деятельность Банка России.