«АРБ не боится ответственности»


Гарегин ТОСУНЯН

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-09Минувшим летом президентом Ассоциации российских банков стал Гарегин Тосунян, до этого времени вице-президент АРБ. Новый президент ассоциации намерен кардинально перестроить ее работу. Он считает, что АРБ может решать вопросы развития банковской системы страны, а не просто обсуждать их с ведомствами и первыми лицами государства.

(Беседу ведут Юрий Кузьмин и Анастасия Саломеева,фото Ивана Куринного.)

— Гарегин Ашотович, как бы вы охарактеризовали ту роль, которую играет АРБ в банковской системе России?

— Если кратко: как очень важную. Я бы сказал, что Ассоциация российских банков аккумулирует интересы частного банковского капитала, тогда как Центральный банк защищает интересы государства. Мы являемся в некотором смысле симметричными структурами. Государство конституционным образом учредило Центральный банк, в соответствии с законодательством наделило его полномочиями. А в начале 90-х годов зародившийся в нашей стране частный банковский сектор учредил свою ассоциацию и наделил ее определенными правами.

Более 70 лет в нашей экономике господствовали интересы государства. Частный сектор стал формироваться совсем недавно, но сегодня его значение для государства, для нации трудно переоценить. На АРБ лежит большая ответственность: мы должны поднять общественную значимость частного капитала, частного банковского сектора до уровня, адекватного роли, которую он должен играть в экономике.

— Каковы, на ваш взгляд, приоритетные направления деятельности Ассоциации российских банков? Какие задачи стоят перед ней сегодня?

— Если говорить о макрозадаче, мы ее обозначили как обеспечение благоприятных условий для развития банковского бизнеса. Возможно, это слишком общий лозунг. Перечень входящих в него задач настолько широк, что над уточнением приоритетов мы работаем непрерывно.

С одной стороны, мы поставили себе цель выстроить партнерские отношения с Центральным банком России. Считаем, что регулирование отечественной банковской системы должно осуществляться с участием ассоциации, а значит, и объединенных в ней коммерческих банков.

С другой стороны, вместе с ЦБ нам необходимо добиваться от законодательной власти, правительства и президента принятия решений, которые обеспечат банковскому бизнесу максимально благоприятные условия. Дело в том, что сегодня в России сложился колоссальный дефицит банковских услуг. Некоторые аналитики, не говоря уже об обывателях, «ставят телегу впереди лошади», утверждая, будто именно банки несут ответственность за недостаточное развитие нашей промышленности, предпринимательства. Мол, созданы слишком жесткие условия для кредитования.

На самом деле все наоборот. Банковская система поставлена в такие экономические условия, что ей, как говорится, «не до жиру, быть бы живу». С банков берут арендные платежи, многократно большие, чем с других хозяйствующих субъектов, аналогично они платят и за коммуникационные услуги. Правоохранительные органы, используя свое монопольное право «охранять», регулярно повышают тарифы за оказание фактически навязанных услуг и т. д. и т. п. Поэтому, за исключением Москвы, Санкт-Петербурга и еще трех-четырех крупных городов, банковская сеть у нас находится на уровне ниже минимально допустимого для развитых стран. Как в этих условиях банки могут инвестировать и кредитовать?!

Если мы не добьемся изменения государственной политики, когда будут созданы нормальные условия для деятельности банковского сектора, то не сумеем решить ни одну из государственно значимых экономических задач. В том числе не сможем обеспечить столь важный для устойчивого роста экономики страны подъем малого и среднего бизнеса, промышленности, сельского хозяйства. К примеру, почему аграрный сектор не развивается должными темпами? Одна из причин, на мой взгляд, в том, что после гибели Агропромбанка и существенного сокращения филиальной сети Сбербанка у нас почти не осталось банков во многих сельских районах. Разве может быть достаточным, например, 38, включая Сбербанк, банковских учреждений (со всеми филиалами) на 1,5 млн жителей Тверской области? Это до смешного мало. И ситуацию нужно срочно исправлять.

— Вы, насколько мы знаем, энергично отстаиваете необходимость придания АРБ статуса саморегулируемой организации. Что вы вкладываете в это понятие? Какие именно шаги собираетесь предпринять?

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-09— Прежде всего необходим закон о саморегулируемых организациях. Ассоциация намерена активно участвовать в его разработке, лоббировании и принятии. Построение системы партнерских отношений между ЦБ и коммерческими банками в лице АРБ настоятельно требует законодательного регулирования.

Как саморегулируемая организация мы должны нести ответственность за то, что происходит в банковской системе, в том числе и за существующие негативные явления. Например, в нашей стране есть некоторое количество организаций, формально имеющих банковскую лицензию, но по сути весьма отдаленных от подлинно банковской деятельности. Имея статус саморегулируемой организации, мы могли бы заняться подобными лжебанками. Любое сообщество заинтересовано избавляться от тех, кто губит его репутацию. Ведь больше всего от того же пресловутого МММ пострадали не вкладчики, а сами инвестиционные институты. Подмоченная репутация нескольких организаций сказалась на отношении общества и к честно работающим банкам.

То есть саморегулируемость предполагает, что организация вместе с регулирующим органом возьмет на себя часть функций контроля в интересах всего сообщества. Но, понятно, что для этого у нее должны быть законодательно и нормативно отработанные полномочия и инструменты.

— Сегодня все говорят о реформе отечественной банковской системы. Каково ваше мнение на этот счет? Какая банковская система нужна нашей стране?

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-09— Я считаю, что реформы банковского сектора нет, и слава богу! Надо говорить не о реформе, а о развитии банковского сектора. Все устали от реформирования. Финансовый, банковский рынок требуют очень бережного и аккуратного обращения. Реформа же — это нечто кардинальное, резкое. Необходимо развитие, если хотите, модернизация банковской системы. В конце прошлого года правительством и Центральным банком был одобрен очень важный документ — «Стратегия развития банковского сектора России».

И сейчас подобный процесс разворачивается. Полагаю, что одна из главных задач — придание государством импульса для совершенствования банковского сектора, создания цивилизованных условий для его функционирования. Сегодня на первом плане стоят вопросы, связанные с банковским надзором, борьбой с отмыванием денег. Безусловно, это очень важно. Но прежде всего следует заниматься развитием банковской системы в целом, устранением дефицита банковских услуг по всей территории России. Нужно четко поставить вопрос о том, как расширять, стимулировать и мотивировать банковский бизнес.

Я думаю, в первую очередь нужно обеспечивать развитие банков, работающих с промышленностью, бизнесом. В условиях, когда мы не в состоянии влиять на процесс денежного обращения, который в настоящий момент в значительной степени находится в сфере наличного оборота, решение подобной задачи невозможно. Невозможно обеспечить должный уровень безналичного обращения, если нет условий для нормального функционирования банковской системы. Требуется в первую очередь решить данную проблему — стимулировать банки к открытию филиалов, отделений, кассовых узлов, банкоматов и так далее, а потом вовлечь в безналичный оборот деньги населения.

Все вышесказанное не означает, что сегодня не нужно, например, бороться с отмыванием денег. Просто следует выстроить приоритеты. Сейчас, когда ведется борьба с легализацией преступных капиталов, надо постараться не отпугнуть тех, чьи деньги находятся в наличном обороте по причине неграмотной государственной налоговой, таможенной политики, из-за психологических факторов, связанных с недоверием к банковской системе. Не секрет, что многие бизнес-структуры, которые по природе своей не являются криминальными, вынуждены работать с наличными деньгами. Я полагаю, что решение этой задачи сейчас имеет первостепенное значение.

— В концепции банковской реформы, которую в прошлом году предлагал РСПП, говорилось о том, что необходимо значительно увеличить размер минимально допустимого уставного капитала. Тогда останется совсем немного кредитных организаций, но они будут надежными. Нужно ли это было сделать и, вообще, сколько банков требуется нашей стране?

Бизнес: Организация, Стратегия, Системы | 2002-09— Я очень уважаю своих коллег из РСПП, но давайте договоримся, что вопросы банковской политики должны решаться не в РСПП, а в АРБ. Полагаю, полемика по капитализации уже утратила актуальность. Тем не менее отвечу на ваш вопрос.

Капитализация — это очень важный фактор, поскольку суммарный капитал всех банков нашей страны, увы, пока меньше, чем капитал у многих крупных западных банков. И это для нас унизительно. Иметь такой геополитический потенциал, такие амбиции и так уступать в финансовой сфере!

Капитализация должна обеспечивать подъем общего уровня капитала промышленности и коммерческих банков. В том числе и путем репатриации капитала, уменьшения наличного оборота, оптимизации предпринимательской деятельности для представителей среднего класса.

Дайте людям стимул, мотивацию. В 1988 году приняли закон о кооперации — и уже через год в стране появились первые миллионеры и множество ранее дефицитных товаров. У нас богатая и необъятная страна. И люди не глупые, с предпринимательской жилкой. Предоставьте им возможность зарабатывать деньги, обеспечьте стимулирующий налоговый режим, и результаты не заставят себя долго ждать.

А сколько банков нужно нашей стране, не нам решать. Когда российский рынок будет насыщен банковскими услугами, тогда и определится их оптимальное число. Сегодня говорить об этом не имеет смысла.

— Гарегин Ашотович, вы производите впечатление целеустремленного, энергичного и достаточно жесткого человека. Расскажите, пожалуйста, о вашем менеджерском стиле.

— Мне в течение уже достаточно длительного времени приходится руководить разными коллективами. Честно говоря, свой стиль руководства оценивать трудно. Самооценка — вещь слишком субъективная.

Вероятно, я человек излишне требовательный. Хочу видеть результат сегодня и сейчас, не люблю, когда что-то делается неделями и месяцами. Если ставлю какую-то задачу, то хочу, чтобы ее понимали именно в моей «системе координат». Вместе с тем мне важно — и я стараюсь — слушать и понимать аргументы своих коллег. При принятии решения предпочитаю руководствоваться здравым смыслом и логикой, пытаюсь к минимуму сводить эмоции. Если сам не могу выстроить систему аргументации, обращаюсь к помощи коллег. С удовольствием и благодарностью использую такой мощный инструмент, как коллективный разум. Уважаю мнение оппонентов, но окончательное решение принимаю все-таки самостоятельно.