«Для развития нашего сельского хозяйства нужно принять более 300 законов»


Александр ФОМИН


Бизнес: Организация, Стратегия, Системы № 2002-08Заместитель председателя Комитета Госдумы по аграрным вопросам Александр Фомин считает, что проблемы нашего АПК во многом объясняются отсутствием перспективного видения развития этого сектора экономики.

(Беседу ведет Сергей Плетнев.)

— Чем, на ваш взгляд, государство и депутаты могут помочь развитию российского АПК?

— Сегодня одной из главных проблем российского агропромышленного комплекса является отсутствие концепции развития этого сектора. Нет ни среднесрочного, ни долгосрочного планирования. АПК работает, основываясь на бюджете, который принимается раз в год. Но это слишком краткий период, и невозможно предугадать, что будет принято в следующем году, какие суммы окажутся заложены в статьи бюджета для поддержки и развития сельского хозяйства.

В принципе в небезызвестной программе Грефа есть раздел, посвященный сельскому хозяйству, и его можно, хотя и с большой натяжкой, назвать долгосрочным планом развития российского АПК. Однако и он требует корректировки с учетом изменившейся ситуации. Я считаю, что нам нужно последовать примеру многих стран и разработать среднесрочную программу развития сельского хозяйства на пять — семь лет, где бы четко прописывалось, какие отрасли получат государственную поддержку, какие программы будут реализовываться.

Почему проблема развития АПК волнует исключительно Минсельхозпрод? Посмотрите, в США, ряде стран Европы сельским хозяйством занимается не только соответствующее министерство, но и МИД, и правительство в целом. Думаю, что и в России должно быть так же.

По самым скромным подсчетам, для развития и поддержки российского сельского хозяйства следует заняться примерно 300 законами: в одни из них необходимо внести поправки, другие нужно полностью изменить, а часть законов придется еще разрабатывать и принимать. Многие из существующих сегодня законов принимались в момент перехода от плановой экономики к рыночной, они устарели и требуют изменений. Безусловно, шагом вперед стало принятие Госдумой и Советом Федерации закона о финансовом оздоровлении.

— В чем важность недавно принятого Думой и Советом Федерации Закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»?

— Важно, что этот закон наконец-то принят. Он поставил точку в вопросе о необходимости национализации земли, появления в России частной собственности на землю. На мой взгляд, закон позволит значительно увеличить эффективность использования сельхозземель, появится стабильность в аграрном бизнесе: когда люди будут уверены, что земля находится в их собственности или долгосрочной аренде, они начнут вкладывать все силы в нее.

Один из главных минусов документа состоит в том, что в нем достаточно большие права предоставлены субъектам Федерации. Кроме того, очень много вопросов по обороту сельхозземель связано с техническим обеспечением рынка: регистрацией, выделением земельных наделов. Эти темы также отданы на откуп губернаторам. В результате может случиться так, что в нескольких соседних областях возникнут абсолютно разные условия рынка, правила игры. Понятно, что в конечном счете пострадает тот бизнес, который находится на территории субъекта с невыгодными условиями. Постепенно капитал будет перетекать туда, где более либеральное региональное законодательство. Мы рассчитываем, что со временем практика применения закона позволит вносить поправки. Так, к весенней сессии Государственной думы в 2003 году общероссийское общественное движение «Аграрная Россия», лидером которого я являюсь, и фракция СПС в Госдуме — они, кстати, разработали один из шести законопроектов об обороте земель — внесут поправки в уже действующий закон.

— Как можно решить проблему импорта дешевого продовольствия, которое подрывает процесс развития нашего АПК, и при этом не нарушать нормы ВТО, куда Россия так спешит вступить?

— К решению данного вопроса следует подходить системно. Нужно четко выделить группы товаров, производимых в России в большом количестве. Например, у нас огромное производство фуражного зерна, зачем тогда везти его из-за границы? За счет регулирования пошлин мы можем перекрыть поставки фуража в Россию. Есть группа товаров, которых у нас не хватает, и соответствующие отрасли нужно поддерживать. Например, производство мяса птицы. Пока самостоятельно мы не можем закрыть данную нишу полностью, но, тем не менее, это одна из развивающихся и растущих отраслей. Однако есть товары, которые мы вообще не производим либо производим в небольшом количестве, по отношению к ним таможенные правила должны быть максимально либеральными.

— Каким образом можно увеличить экспорт российского продовольствия? Какие виды российской продукции будут пользоваться спросом на мировом рынке?

— Во-первых, мы в состоянии стать одним из крупнейших поставщиков зерна на мировой рынок. Вторая ниша, которая пока слабо заполняется, — производство экологически чистых продуктов питания. В России за последние годы резко снизилось потребление пестицидов, подкормок, удобрений: в результате российские продукты оказались чуть ли не самыми экологически чистыми. Сегодня на Западе это очень популярная тема, и данный рынок может быть объемным и интересным для нас.

В то же время важно участие нашей страны в международных организациях. Речь идет не только о ВТО, есть, например, ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация), где мы пока являемся лишь наблюдателями. В начале июля 2002 года в Риме состоялась международная конференция «Механизмы финансирования международной торговли зерном», на которой присутствовал один из руководителей ФАО — Дэвид Харчарик. Он высказал заинтересованность в том, чтобы Россия вошла в эту структуру. Мы договорились, что руководство ФАО посетит Россию и Государственная дума организует круглый стол, посвященный этому вопросу.

— Как вы относитесь к идее введения государственной монополии на производство алкогольной продукции?

— Монополия всегда плоха, а тем более государственная. Я не вижу необходимости государству в таком виде присутствовать на этом рынке. Но сказанное не означает, что рынок производства алкоголя должен остаться без внимания государственных структур. Сегодня огромную долю общего производства алкоголя в России составляет фальсификат. Суррогат ежегодно приводит к гибели тысяч людей. Роль государства заключается в создании равных условий для всех производителей и жесткого контроля качества выпускаемой продукции. Но я категорически против монополии.