Управленцу нужно рассчитывать свои действия на несколько шагов вперед


Анатолий ЛАБУНЬ

Артель старателей «Селигдар» (Республика Саха) была создана в 1974 году. Сегодня интересы предприятия выходят далеко за пределы Якутии. Вот уже семь лет артель с успехом добывает золото из россыпей в Монголии. В России «Селигдар» одним из первых стал вести добычу золота из руды с применением технологии кучного выщелачивания, до середины 90-х не распространенной у нас, но эффективно использующейся за границей. Председатель артели Анатолий Лабунь рассказал заместителю главного редактора журнала Анастасии САЛОМЕЕВОЙ об истории «Селигдара» и поделился планами на будущее.

— Анатолий Никитович, в 1995 году артель «Селигдар», входившая ранее в комбинат «Алданзолото», стала полностью самостоятельной. Это предполагает самофинансирование и самоокупаемость. 1995 год — время очень трудное для многих российских предприятий. Как артели удалось не просто выжить, но и стать одной из ведущих в золотодобывающей отрасли?

— 1995 год был для нас очень тяжелым. Мы вышли из состава комбината, но сразу попали в другую зависимость, от Комитета по драгоценным камням и металлам. И были вынуждены продавать наше золото государству, которое за него не расплачивалось. В результате, добыв в 1996 году 980 кг золота, я не мог выплатить своим сотрудникам заработную плату. Потом случился банковский кризис, пропали деньги. Долги стали расти, и к 1998 году мы пришли с убытками в 80 млрд руб.

Но тут хорошо сработал проект в Монголии, где с 1995 года артель добывает россыпное золото. Мы получили $6 млн прибыли. За один, 1998 год «Селигдар» рассчитался со всеми долгами, удалось повысить оплату труда. Это дало нам возможность выжить. Потом все средства направили на развитие производства и освоение новых технологий.

— В середине 90-х в артели был внедрен новый метод добычи золота по технологии кучного выщелачивания. Многие сомневались, что эта передовая технология приживется в Якутии.

— Применить эту технологию было мое решение, которое окончательно сформировалось после того, как я ознакомился с зарубежным опытом. Противников метода оказалось много. Даже ближайшие помощники не верили в его эффективность. Риск заключался в том, что до тех пор технология не применялась в промышленном объеме в климатических условиях Якутии. Удалось ее отстоять только потому, что «Селигдар» — предприятие, на котором традиционно единоначалие, и мое решение никем не может оспариваться.

Мы не были первыми в России, кто применил технологию кучного выщелачивания золота из руды. К тому времени уже начались работы по ее внедрению в артели «Золотая звезда» в Красноярском крае. Мои специалисты ездили набираться опыта не только за границу, но и в «Золотую звезду». А потом купили оборудование для выщелачивания и начали работать. После поездок за границу решили, что на предприятии необходимо открыть лабораторию, изучающую минералогический состав руд, технологию выщелачивания, другие способы извлечения золота. Вначале результаты оказались не очень радостными: в первый год с помощью этой технологии мы получили только 23 кг золота, а во второй — всего 17 кг.

— Руки не опускались?

— Нет, но было очень тяжело. Сейчас эта технология работает эффективно. Добыча золота данным методом позволила серьезно снизить производственные затраты.

— Вы, насколько я знаю, вкладываете огромные средства во внедрение новых технологий, развитие производства…

— Иначе нельзя. 1998 год стал переломным для золотодобывающей отрасли. Мы получили карт-бланш. В стране был ликвидирован валютный коридор, и многим предприятиям благодаря достигшим рыночного уровня ценам удалось рассчитаться со всеми «заработанными» в 1991—1996 годах долгами. После чего им следовало приложить максимум усилий, чтобы выйти на новый технологический уровень, модернизировать производство. Но многие этот шанс упустили. И такие предприятия, на мой взгляд, скоро окажутся в очень тяжелом финансовом положении, станут неконкурентоспособными.

— Проводились ли на «Селигдаре» реформы в связи с наступлением рыночных времен?

— Реформ как таковых на предприятии не было. Я считаю, что главное наше достижение в том, что мы не нарушили традиций старательской добычи, заведенных в артели еще при советской власти. Это строгое единоначалие и субординация. Кроме того, мы не позволили растаскивать предприятие. На протяжении всего времени своего председательства я стремился удерживать его от развала, следить за дисциплиной.

— По каким направлениям работает сейчас ваша артель?

— Заканчиваем почти все свои проекты, связанные с традиционной добычей золота из россыпей, и полностью переключаемся на добычу из руды. «Селигдар» готов перейти на круглогодичную добычу золота из руды. Сейчас выбираем технологию.

Здесь есть определенные трудности. Считается, что в России много рудных месторождений, но разведанных и готовых для добычи практически нет. Мы начинали добывать золото из руды отвалов отработанных карьеров. Потом без привлечения инвестиций, за счет собственных средств артель провела геологоразведочные работы на Самолазовском месторождении рудного золота. Теперь добываем на нем.

В прошлом году артель по конкурсу выиграла право на разработку еще одного большого месторождения. По прогнозам специалистов, запасы золота на нем составляют около 80 т. Но пока работать там не можем. Нужна детальная разведка, инженерные исследования, на которые требуется порядка $7 млн.

— Кстати, о деньгах. Ваше предприятие сотрудничает с инвесторами?

— Я бы не сказал, что сегодня горная промышленность очень привлекательна для инвесторов. Никто не решается вложить средства в развитие золотодобывающих предприятий, в их перспективу. Получается очень странная ситуация. Сейчас модно говорить об участии в реальной экономике, но практически никто не хочет вложить деньги в развитие предприятия.

С отечественными инвесторами у «Селигдара» не складывается. С 1993 по 1998 год я практически все время в Москве: ходил по коммерческим банкам, искал инвесторов. Не удалось найти. Сейчас пытаемся выйти на западный инвестиционный рынок. В этом году уже взяли кредит $2 млн через Евробанк в Париже.

— Каких результатов «Селигдар» достиг в 2001 году, чего ждете от 2002 года?

— В 2001 году у нас была не очень большая добыча — 922,9 кг золота, причем из этого объема 630,9 кг артель получила на Самолазовском рудном месторождении. Вырученные средства мы вложили в производство. В 2002 году хотим добыть 1150 кг золота.

— В «Селигдаре» не последнее место занимает кадровая и социальная политика. Говорят, что работа в артели очень престижна в Якутии. Вы действительно уделяете большое внимание обучению персонала и тратите немалые средства на стажировку своих специалистов за рубежом?

— Да. Все началось в 1993 году, когда я принял решение внедрить новую технологию добычи золота. Нужно было познакомиться с зарубежной практикой. Побывал в США, Зимбабве, Канаде. А потом стал посылать за границу своих специалистов. В США ездили и простые горняки, и начальники участков, и геологи, и маркшейдеры, а потом и сотрудники нашей лаборатории. Стажировка длилась 15 дней, из них 10 отводилось на учебу, а пять — на отдых у океана. Ведь понятно, что люди полностью погружаются в работу, им надо предоставить возможность расслабиться, «отключиться».

Социальной политике тоже уделяем большое внимание. «Селигдар», например, занимается летним отдыхом детей всех своих работников.

Все эти затраты, конечно, дают большую нагрузку на бюджет предприятия, но моральная отдача и производительность труда от такого внимания возрастают. И потом, если сегодня не обращать внимания на житейские проблемы работников, то можно остаться без квалифицированных кадров. Мы подходим к тому, что скоро все горные предприятия будут испытывать кадровый голод. Дело в том, что люди зрелого возраста постепенно уходят, а молодежь, как это ни прискорбно, не стремится идти на такую тяжелую работу. Сейчас другие приоритеты. Следовательно, необходимо мотивировать персонал.

— Вы входите в число лучших отечественных управленцев, в 2000 году Вы были награждены Клубом лучших менеджеров России. Какими, на ваш взгляд, качествами должен обладать сегодня руководитель, чтобы добиться успеха?

— Не могу назвать себя одним из лучших управленцев страны. По-моему, это преувеличение. Правда, в 2000 году мне действительно дали диплом лучшего менеджера России. Тогда было 1600 соискателей, а в итоге ее получили только 400 человек.

Ну а качества руководителю нужны вполне обычные. Это честность, порядочность, работоспособность и обязательно профессионализм.

А еще управленцу сегодня важно уметь видеть перспективу отрасли, рассчитывать свои действия на несколько шагов вперед.