Работа в иностранном государстве — это коллективное творчество


Карин ЯАНИ

Чрезвычайный и Полномочный Посол Эстонской Республики в Российской Федерации Карин Яани рассказала нашему журналу о нынешнем состоянии российско-эстонских отношений.

— Госпожа Яани, как бы вы охарактеризовали современный уровень российско-эстонских отношений? Каковы их перспективы?

— На политическом уровне развитие эстонско-российских отношений стабильно. Эстония открыта для сотрудничества, при решении различных вопросов мы выступаем с позиций конструктивного и добрососедского подхода с соблюдением при этом норм международного права. В настоящее время между представителями среднего административного звена, предпринимателями и деятелями культуры Эстонии и России налажены тесные деловые контакты.

Фактором, препятствующим сотрудничеству, является слабость договорной базы. Эстония и Россия еще не заключили существенных двусторонних договоров: о границе, об отмене двойного таможенного обложения. Все названные договоры парафированы и готовы к подписанию, в дополнение к ним в стадии завершения находятся еще несколько межгосударственных соглашений. Заключение этих договоров способствовало бы еще большему оживлению двусторонних отношений во всех сферах жизни.

— Насколько сильно влияет на межгосударственные отношения стремление Эстонии вступить в НАТО? Есть ли, на ваш взгляд, альтернативная НАТО система международной безопасности? Например, система коллективной европейской безопасности с участием России и государств ЕС — членов Североатлантического альянса?

— Несмотря на то что Россия высказывала возражения по поводу расширения НАТО, президент Владимир Путин и министр иностранных дел Игорь Иванов неоднократно признавали, что каждое суверенное государство вправе избрать свой путь для обеспечения безопасности.

НАТО развивается как всякая живая структура. Меняются отношения между Россией и НАТО. Меняется также отношение России к расширению НАТО, и в этом смысле сейчас чувствуется б’ольшая гибкость, чем еще полгода назад.

Для Эстонии вступление в НАТО — наилучший способ в нынешних условиях защитить себя и внести вклад в обеспечение коллективной безопасности в Европе. Система безопасности Европейского союза задумана не как альтернатива НАТО, а как дополнение к Североатлантическому альянсу.

— В какой мере на межгосударственные отношения влияют сложности с русскоязычным населением на территории республики? Как в Эстонии решается национальная проблема?

— Эстония сотрудничает с международными экспертами, прежде всего с комиссаром по национальным меньшинствам ОБСЕ, Советом Европы и Европейской комиссией. По их оценкам, законодательство Эстонской Республики, касающееся национальных меньшинств, полностью соответствует международным нормам и в Эстонии гарантированы права национальных меньшинств. Поэтому критику России по данному вопросу мы считаем неоправданной.

Это, конечно, не означает, что у русскоязычного населения вообще нет проблем. Большинство трудностей связано с социально-экономическим переустройством общества. Такое переустройство сказалось на всех живущих в Эстонии — будь то русские в Ида-Вирумаа, на северо-востоке Эстонии, или эстонцы в Юго-Восточной Эстонии. В случае с неэстонцами трудности усугубляются тем, что они недостаточно хорошо владеют эстонским языком. Все эти проблемы в один день не решаются.

В Эстонской Республике проживает более 100 различных национальностей и этнических групп. Создание гармоничного общества с мультикультурой, интеграция этого общества — сложный процесс, требующий много времени. Государство данный процесс систематически поддерживает. 14 марта 2000 года правительство Эстонии приняло государственную программу «Интеграция в эстонское общество в 2000—2007 годы». Подобная деятельность включает обучение эстонскому языку, оказание всяческой поддержки для сохранения языка и культуры национальных меньшинств, политико-правовую интеграцию и развитие диалога культур.

— Как строятся ваши отношения с финно-угорскими общинами в России?

— Мы, будучи частицей финно-угорского мира, естественно, интересуемся, как живут родственные народы, и всегда стараемся поддерживать контакты с финно-уграми в Российской Федерации, вносить свой вклад в их культуру. Эстония приняла государственную «Программу родственных народов на 1999—2004 годы», краеугольным камнем которой является поддержка развития языка и культур коренных финно-угорских народов. В Эстонской Республике действует Фонд «Фенно-Угрия», одна из главных его задач — создание и функционирование Информационного центра финно-угорских народов.

Будучи послом в России, я намерена обязательно посетить все финно-угорские республики РФ. Цель поездок — ознакомление с реальным положением в экономике, социальной сфере и культурной жизни этих республик.

— Как обстоят дела в торгово-экономических отношениях между нашими странами?

— В 2001 году так называемый основной импорт из России составил 6097,2 млн эстонских крон (примерно 15,65 эстонской кроны равны 1 евро) — для Эстонии как импортер Российская Федерация в прошлом году была на пятом месте. Увы, по сравнению с объемом 2000 года импорт снизился — с 8,5% до 8,1%. В 2001 году основной экспорт в Россию составил 1585,5 млн крон — 2,8% от всего экспорта Эстонии. Таким образом, Россия в прошлом году была среди партнеров Эстонии на 10 месте.

Серьезным фактором, тормозящим сотрудничество, является уже упоминавшееся мной двойное таможенное обложение, действующее в отношении Эстонии. Парафированный в Москве уже год назад эстонско-российский договор о торгово-экономическом сотрудничестве, который предусматривал среди прочего устранение этой помехи, до сего времени, к сожалению, не подписан.

— Насколько открыт эстонский бизнес для вложений российского капитала? Не могли бы вы привести характерные примеры российско-эстонского делового сотрудничества?

— Доля обоюдных прямых инвестиций до сих пор сохраняется на весьма низком уровне. Так, ежегодные прямые инвестиции России в Эстонию за последние годы колебались в пределах 500—600 млн крон, а прямые инвестиции Эстонии в Россию остались на уровне 20 млн крон в год.

Сказанное отнюдь не означает, что отсутствуют взаимные деловые интересы. Активно сотрудничают со своими российскими партнерами Таллинский порт, Эстонская железная дорога, авиакомпания Estonian Air…

— В какой мере эстонская экономика сейчас связана со скандинавскими и западноевропейскими компаниями?

— После дефолта 1998 года в России многие эстонские фирмы, в основном ориентированные на российский рынок, были вынуждены пересмотреть свою торговую политику. Сегодня можно констатировать, что эта стратегия успешно реализована: если по состоянию на прошлый год экспорт/импорт, связанный со странами ЕС, в основной системе торговли равнялся соответственно около 40 млрд крон (это составляет 69% внешней торговли Эстонии) и 42,4 млрд крон (57%), то показатели в отношении государств СНГ (Россия, Белоруссия, Украина и др.) — 2,5 млрд крон (4%) и 8 млрд крон (11%).

Эти цифры достаточно красноречивы.

— Как сотрудничает Эстония с граничащими с ней регионами России? Как строятся связи с Псковской областью? Каковы взаимоотношения с властями и предпринимателями этого субъекта Федерации?

— У Эстонии тесные связи с Псковской, Ленинградской, Новгородской областями и Санкт-Петербургом. Проходит обмен визитами: в Эстонии неоднократно бывал заместитель губернатора Псковской области Владимир Бланк — по вопросам сотрудничества между Псковом и Тарту. Я приезжала вместе со старейшиной Тарту в Печору и Псков в начале января этого года. Мы получили подтверждение от руководителей Псковской области о готовности к сотрудничеству.

Из значительных совместных проектов в стадии завершения находится открытие судоходной линии Тарту — Псков. Проектами, охватывающими приграничные регионы, занимается Центр по Чудскому озеру, в его работе помимо Эстонии участвуют Дания и Швеция. В 2001 году прошло несколько конференций и семинаров, темой которых были вопросы приграничного сотрудничества.

— Расскажите, пожалуйста, о своей карьере руководителя. Давно ли вы работаете в России?

— До приезда в Москву в сентябре прошлого года я четыре года представляла Эстонию в Совете Европы, затем руководила Отделом внешних сношений нашего парламента. Посольство Эстонии при ЕС, конечно же, намного меньше, чем посольство в Москве.

Я предпочитаю действовать коллективно, в команде. Тем более что работа в иностранном государстве — это коллективное творчество, в котором участвуют все дипломаты посольства вместе с сотрудниками отделов Министерства иностранных дел.