Моя профессия – защищать золотодобывающую промышленность


Валерий БРАЙКО

Золотодобыча, пожалуй, один из самых древних видов производства в мире. И наша страна издавна славилась своими богатыми месторождениями желтого металла. Последние четыре года, после семилетнего периода упадка в отрасли, объемы производства в отечественной золотодобывающей промышленности вновь растут. Председатель Союза золотопромышленников России Валерий Брайко рассказал заместителю главного редактора журнала Анастасии САЛОМЕЕВОЙ о том, что волнует сегодня отечественных золотодобытчиков.

— Валерий Николаевич, с какой целью был создан Союз золотопромышленников?

— У союза одна задача — лоббировать интересы отрасли, объяснять проблемы золотопромышленников на всех уровнях власти. Работаем и с чиновниками, и с руководителями отделов, управлений, департаментов ведомств, министрами и их помощниками. Приходится привлекать представителей Государственной думы и Совета Федерации. Сложность заключается в том, что не всем понятны потребности нашей отрасли. Например, в России золото добывают в 28 регионах, всего же субъектов Федерации, как известно, 89. То есть две трети депутатов Государственной думы мало информированы о проблемах золотодобытчиков, и для них проблемы эти кажутся не такими уж актуальными. Получается, что в Государственной думе нам надо работать как минимум с 300 депутатами, и прибавьте еще около 200 человек в Совете Федерации. Так что дел у нас хватает.

Работаем мы в тесном контакте с другими некоммерческими организациями, в частности с Союзом старателей России, с Комитетом по драгоценным металлам и камням Ассоциации российских банков и некоторыми другими структурами.

— Какое место Россия занимает в мировом производстве золота?

— В 2001 году мы заняли шестое место по добыче золота, в 2002-м — планируем занять четвертое.

— Как вы оцениваете сегодняшнее состояние золотодобывающей отрасли?

— В целом все идет хорошо. После выхода в 1998 году Федерального закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» произошло очень много событий, которые позволяют сказать, что рынок золота в нашей стране приближается к мировым стандартам. Сегодня государство лишилось монополии на золото и драгметаллы, и это благотворно повлияло на золотодобывающую промышленность.

До 1991 года государственная монополия устраивала отрасль. В Советском Союзе действовали отлаженные экономические механизмы, и золотодобытчики, сдавая свой продукт государству, немедленно получали за него деньги и могли потратить заработанные средства на развитие производства, выплату зарплаты и т. д. Но с распадом СССР положение кардинально изменилось: с 1991 до 1998 года золотопромышленники, согласно закону, были вынуждены сдавать всю продукцию в Гохран, а государство между тем не расплачивалось с ними годами. В таких условиях было невозможно работать. Теперь мы вольны продавать золото либо государству, либо коммерческим банкам, либо экспортировать его.

Поэтому с 1998 года отрасль поднимается. Каждый год прирост производства в ней составляет 10 т. Во многом это произошло благодаря августовскому кризису, он буквально спас российских производителей золота. Могу сказать, что, если бы не случилось дефолта, Россия просто потеряла бы данную отрасль. Ведь до того времени она оказывалась убыточной.

За последние четыре года для отрасли произошло очень много положительного в законодательном плане. Например, несколько лет назад у нас был парализован экспорт золота, так как не имелось соответствующего указа президента. В прошлом году наконец-то приняли указ № 742 «О порядке ввоза в РФ и вывоза из РФ драгоценных металлов и драгоценных камней», который устраняет проблемы, связанные с экспортом золота и продуктов, содержащих драгметаллы. Это облегчило жизнь российским золотопромышленникам.

Кроме того, 14 февраля 2002 года правительство приняло решение об отмене вывозных пошлин на золото. Ранее пошлина на экспорт золота составляла 5%, теперь эта сумма остается в собственности предприятий.

Да и принятие второй части Налогового кодека, хотя в ней немало спорных моментов, тоже очень помогло нам. Например, 26-я глава НК «Налог на добычу полезных ископаемых», вступившая в силу с 1 января 2002 года, снизила налоговую нагрузку на золотодобывающие предприятия. Правда, 13-процентный налог на доходы ударил по некоторым из отечественных золотодобытчиков — по тем из них, кто относился к категории старателей и не платил раньше никаких налогов.

— Как бы вы оценили инвестиционный климат, сложившийся в отечественной золотодобывающей промышленности?

— Как очень неплохой. Каждый год в отрасли прибавляется по 5—10 предприятий, а это означает, что в нее идут инвестиции. Сейчас в золотопромышленности работают в основном российские инвесторы. Показательно, что многие бизнесмены, ранее не имевшие никакого отношения к золотодобыче, увидели в ней перспективу и стали вкладывать в отрасль деньги.

Мы очень благодарны «Сибнефти», постоянно инвестирующей в золотодобывающие предприятия, компании «Полиметалл», вложившей за три года в нашу отрасль более $160 млн. Можно назвать ряд российских банков, как крупных, так и не очень, которые сегодня проявляют большую заинтересованность в золотопромышленности и охотно вкладывают в нее средства. Например, Ланта-банк уже шесть лет развивает свои проекты в Якутии и Иркутской области.

Но еще раз повторю: большая часть инвестиций в золотопромышленность — отечественные. И многие золотодобывающие предприятия, созданные в начале 90-х как совместные предприятия с иностранцами, постепенно переходят в российские руки. Сегодня в нашей стране порядка 640 таких предприятий, и лишь десятки из них являются совместными. С зарубежными инвесторами у отрасли есть некоторые проблемы. Они весьма неохотно вкладывают в нее деньги.

— Насколько нуждается золотодобывающая промышленность в иностранных инвестициях?

— Как известно, финансовые средства, в принципе, интернациональны. Наша отрасль, к сожалению, не высокодоходная и очень капиталоемкая, здесь длительный процесс возврата инвестируемых средств и получения прибыли. Видимо, это и останавливает зарубежных предпринимателей. Зато отрасль очень стабильна, ведь золото и драгоценности будут любить всегда. Так что работы золотодобытчикам хватит.

— Какова техническая оснащенность отечественных золотодобывающих предприятий?

— В нашей стране разный технический уровень золотодобывающих предприятий. Есть такие, где до сих пор действуют примитивные технологии. Но вместе с тем существуют и высокотехнологичные предприятия, уровень оснащенности которых соответствует мировому стандарту. Это новые производства, созданные за последние десять лет. Например, Омолонская золоторудная компания в Магаданской области, где были задействованы крупные иностранные инвестиции, месторождение «Олимпида» в Красноярском крае, разрабатываемое артелью «Полюс». Там в прошлом году построена фабрика по извлечению золота из руды на основе биотехнологий. Подобных предприятий в мире единицы, а с таким большим объемом производства, как в «Полете», нет вообще.

Кроме того, в России половина золота добывается из россыпей, и подобных технологий и оборудования, которое выпускает ряд отечественных машиностроительных заводов, нет больше нигде в мире. У нас в этом секторе отрасли вся цепочка золотодобычи, начиная от промывки песков и заканчивая извлечением золота, осуществляется на современнейшем и уникальном оборудовании.

В нашей стране есть очень интересные научные разработки, связанные с горной промышленностью, с отработками месторождений, с различными способами добычи драгметаллов. И эти работы востребованы не только в России, но и за рубежом.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей карьере руководителя.

— Я работаю в золотодобывающей отрасли большую часть жизни — с 1961 года. После окончания горного института уехал в Магаданскую область, попал в объединение «Северовостокзолото». В свое время это было очень крупное предприятие. Там проработал 33 года, начал электрослесарем, дослужился до генерального директора. А в 1995 году возглавил Союз золотопромышленников.

— А почему вы выбрали именно специальность золотодобытчика и уехали так далеко — в Магаданскую область?

— Во многом из романтических побуждений. О жизни и работе на Севере в то время много писалось в журнале «Юность». Помню, мне очень понравилась повесть Василия Аксенова «Апельсины из Марокко». Под влиянием таких литературных произведений я и решил отправиться на Север. С моего институтского курса туда же уехали четыре человека.

— Как бы вы охарактеризовали свою работу?

— В фильме «Офицеры» один персонаж говорит: «Есть такая профессия — защищать Родину». О себе могу сказать, что моя профессия — защищать отечественную золотодобывающую промышленность, этим я и занимаюсь.