Пить или не пить


Леонтий БУКШТЕЙН

На главный мужской праздник мне подарили вещицу, от которой я не смог отказаться. Презент был в красивой коробке, сиял полировкой, был легким и приятным на ощупь. Украшали его изображения конской головы и подковы. Я так понял, с намеком на здоровье и удачу.

Надписи сообщали, что изготовлен он из нержавеющей коррозионностойкой стали, в Европе. И называется pocket-flask. Говоря по-русски, карманная фляжка. Догадайтесь с трех раз для чего.

Близкий человек, сделавший такой подарок, никогда не видел, чтобы я прикладывался среди бела дня к «горяченькому». И вот поди ж ты… После этого я просто из любопытства осмотрел подарочные отделы «мужского» направления. Бог ты мой, сколько там оказалось красивых вещиц, облегчающих и украшающих жизнь тому, кто неравнодушен к приему спиртного в «полевых условиях»! И в коже, и с серебряными пробочками-стаканчиками, и дорогие, и не очень…

А потом вспомнились зарубежные кинохиты, где красивые мужчины в немнущихся костюмах и за рулем масштабных иномарок в критические моменты достают из задних карманов брюк булькающие штучки и со смаком глотают их содержимое, предлагая причаститься сидящим рядом. Естественно, не молоком или церковным кагором. Короче, вещь для суперменов. Теперь и у меня такая…

ГОРЮЧИЕ СЛЕЗЫ БОГОВ

Все пороки происходят от человеческой слабости. Но эта слабость оказалась одной из сильнейших за всю историю человечества. Дар виноградной лозы, многократно воспетый классиками всех времен и народов, из радости и наслаждения как-то незаметно с течением веков преобразился из «слез богов» в отвратительную дурно пахнущую жидкость, сбивающую с ног. В чем, собственно, теперь чаще всего и состоит предназначение.

Никто не заставляет пить исключительно кипяченую воду. Но пить так часто, разнообразно и в таких объемах, как многие современники, не призывал ни один певец Бахуса. И потом, одно дело подвергаться опьянению, раскинувшись на леопардовой шкуре в обществе вакханок, и совсем другое — летя в машине со скоростью, не снившейся и богам Олимпа. Одно дело зачинать в состоянии глубокого опьянения детей, которые, родившись слабыми или неполноценными, бывали сброшены со скалы беспощадными к слабости спартанцами, и совсем другое — «подарить» государственному дому призрения еще одного обитателя.

А в последние годы в алкогольной драме появилось новое действующее лицо: госпожа Химия. Теперь зачастую связи напитка, содержащегося в бутылке, с виноградной лозой не найдет ни один химик. Его химическая формула всем нам хорошо известна — С2Н5ОН. И хорошо еще, если это сочетание будет более или менее приличного качества. А если нет — пиши пропало.

Боролись ли и борются ли с пристрастием к выпивке? Безусловно, можно сказать, сразу с появлением напитков и до наших дней. Поначалу силами Церкви. Потом подключились моралисты, деятели эпохи Просвещения. Потом власть. Потом партийные органы. Потом общества трезвости. Человечество занимается борьбой с «зеленым змием» с одинаковым рвением на всех континентах.

Однако ассортимент спиртного рос прямопропорционально количества методов, применяемых для его уменьшения. Различаются только рецепты напитков, цель одна: затуманить разум, выключить личность из круговорота обычных дел и забот. Термины соответствующие: «оттянуться», «забалдеть», «дать газу», «наклюкаться»… По какому еще поводу найдем мы такой фонтан словотворчества? Значит, в этом что-то есть.

15-ЛЕТИЕ СОВЕТСКОЙ «МИНЕРАЛЬНОЙ» ИНИЦИАТИВЫ

В 2000 году в России тихо отметили 15-летие известного горбачевского демарша против пьянства и алкоголизма. В Указе Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 мая 1985 года «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения» говорилось: «В современных условиях, когда советский народ успешно осуществляет задачи коммунистического строительства, все более нетерпимым становится пьянство. Пьянство причиняет вред здоровью трудящихся, нередко ведет к разрушению семьи, пагубно отражается на воспитании детей. Под воздействием алкоголя люди утрачивают чувство ответственности перед обществом и государством, совершают хулиганство и другие преступления. Пьянство наносит ущерб производству, приводит к прогулам и другим нарушениям трудовой дисциплины, авариям и гибели людей».

По своей обычной нелюбви к действиям официальных властей «люди Страны Советов» даже попытку оздоровить их и отучить от беспробудного пьянства идентифицировали как поход против народа. Понятно, что «безалкогольная свадьба» способна унизить кого угодно, даже члена бюро обкома КПСС. И поэтому зачастую такие свадьбы проходили в два этапа. Первый — в припаркованном у ресторана автобусе, где гости в плановом и поточном порядке получали по стакану водки или вина. И второй — в банкетном зале, где не исключалось наличие официальных лиц, подглядывающих за тем, что и как пьют участники действа. Даже крики: «Горько!» воспринимались как провокация, ибо что же было горьким, если на столах стройными трезвыми рядами стояли прохладительные напитки и соки в трехлитровых банках?!

Все это имело и финансовые последствия, причем серьезные: резко возросли количество «самопала», спекуляция и воровство. Советская торговля недодала советскому же государству в 1986 году 12 млрд руб., в 1987 году — 7 млрд. Из-за потерь в производстве вина и выращивании винограда недосчитались еще 6,8 млрд. Потом наступили новые времена — отмена государственной монополии на торговлю спиртным, якобы американский спирт «Роял», якобы польские коньяк «Наполеон» и ликер «Амаретто»… Как все страны, прошедшие через сухой закон, Россия получила водочную мафию. А антиалкогольная борьба постепенно сошла на нет.

ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ

Сейчас годовое потребление алкогольных напитков на душу населения — около 13 л в переводе на абсолютный алкоголь: это в 1,6 раза выше того уровня, который ВОЗ признала опасным для жизни людей. Такого у нас никогда не было.

В СССР до войны потребляли 2,2 л, в начале 60-х — 3,6 л, в 70-х — 7,6 л, перед антиалкогольной кампанией 1985 года в Союзе эта цифра составляла 8,6 л, а по РСФСР — 10,3 л. Только в трех странах — Франции, Испании и Португалии — выпивают больше 13 л на человека. Но там в основном пьют виноградные вина, а у нас самая неблагоприятная в мире структура потребления алкоголя — 82% составляют крепкие напитки.

Нет ни одной страны, где удельный вес потребления крепких напитков был бы выше 30%. В 70-х годах у поляков этот показатель составлял более 60%, свыше 50% — у финнов. Сейчас и те и другие изменили структуру потребления. У финнов, например, которые раньше, как и россияне, считались «пьяной» нацией, удельный вес потребления крепких напитков снизился до 30—31%. За счет ценовой политики они в течение 10—15 лет переориентировали население на пиво. У нас наоборот усиливают позиции крепкие напитки.

С 1 января 1992 года, когда была отменена государственная монополия на производство спиртного, умерли от алкогольного отравления 283 тыс. человек. В 1998 году — 24 тыс., а со второй половины 1999-го цифры пошли вверх, и за 2000 год количество отравлений увеличилось почти наполовину. Так, в Курской области средний показатель вырос в 1,5 раза, в Бурятии — в 5,8 раза, в Тамбове — в 6 раз, в Архангельске — в 6,5 раза, в Республике Марий Эл — в 7,4 раза. Иными словами, страна вернулась к показателю в 30—32 тыс. «алкогольных» смертей в год, то есть к уровню 1996-го, самого неблагоприятного по числу отравлений.

Пьянство в России молодеет: опросы, проведенные в 1998 и 1999 годах среди учащихся 9—11-классов ряда регионов страны, показали, что основная масса подростков знакомится с алкоголем уже в 13—14 лет. Около 80% опрошенных учащихся употребляют алкогольные напитки эпизодически. А почти треть находится в группе риска, поскольку употребляет спиртное не реже трех раз в месяц. При этом 14% ребят пьют крепкие напитки, 10% — вино, а 39% — пиво.

В пореформенные годы пьянство широко распространилось и в новоявленном российском бизнесе. Укрепление старых советских традиций плюс практически полное снятие каких бы то ни было ограничений на поведение, в том числе в общественных местах, привело к бурному расцвету дорогих заведений для «новых русских», которые получили вполне заслуженное название — «кабаки».

Мода на разгульное веселье прошла только после 1998 года, но несколько десятков тысяч бизнесменов и менеджеров с тех пор являются клиентами наркологических и психиатрических клиник. Общее число их неизвестно, но о масштабах явления говорит тот факт, что возникла целая система наркологических центров, ориентированная на пациентов из высшего и среднего класса.

После всего этого как-то не хочется мне доставать из упаковки подаренную фляжку. Вспоминаются не столько фильмы, сколько русская народная сказка, в которой сестрица братцу говорила: «Не пей, козленочком станешь».