«Налоговая реформа указала путь укрепления банковской системы»

Павел МЕДВЕДЕВ

Заместитель председателя думского Комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам доктор экономических наук Павел Медведев рассказал редактору отдела экономики журнала Ирине СКЛЯРОВОЙ о ситуации с реформированием банковской системы.

— Павел Алексеевич, какова будет в целом направленность банковской реформы?

— Если реформа пойдет в соответствии с принятой в конце прошлого года стратегией развития банковского сектора, то путь ее окажется скорее эволюционным, чем революционным. Все нововведения будут постепенными: постепенно государство станет выходить из капитала крупнейших банков с госучастием, постепенно будет вводиться норма о размере минимального уставного капитала…

— Преобразования в банковской системе объявлены давно. Что уже достигнуто в этом направлении?

— Парадоксально, но изменения, которые почувствовали банки, привнесены не собственно банковской реформой, а реформой налоговой. Налоговая реформа показала верный путь укрепления нашей банковской системы. Здесь сыграли роль два фактора: введение с 2001 года «плоской» шкалы подоходного налога в размере 13% и уменьшение с 2002 года ставки налога на прибыль.

Для всей промышленности налог на прибыль снизился с 35% до 24%. За это отняли льготы по налогу, и многие предприятия сомневаются, что выгоднее: низкая ставка без льгот или высокая со льготами? В банковской сфере ситуация иная: льгот по налогу банки не имели, а ставка его сократилась с 43% до 24%. Для банков это существенный стимул, чтобы получать и показывать прибыль. Раньше нечестный банкир прибыль просто прятал, а честный не очень-то старался ее заработать, чтобы не отдавать кому-то половину. Теперь 76% прибыли можно «белыми» деньгами вложить в капитал банка.

Одновременно новый налог на доходы дал людям возможность получать «белую» зарплату — значит, у них появилась возможность отнести деньги в банк. У банков тем самым значительно возрастает количество средств, на которых они могут зарабатывать прибыль. А вопрос капитализации — один из самых острых в реформе банковской системы.

— Когда можно ожидать принятия закона о гарантировании вкладов?

— Знаете, это «тоскливый» законопроект, особенно неудачно в нем положение о сроках введения системы гарантирования. В проекте закона написано, что вводиться система будет в два этапа. На первом этапе — добровольная система гарантирования. Затем, не ранее, чем через год после введения международной системы финансовой отчетности, будет введена обязательная система гарантирования вкладов. Мне кажется, это вежливый способ отложить введение системы гарантирования.

— Какие еще законодательные инициативы по реформированию банковской системы сейчас рассматривает Дума?

— Самый главный законопроект, висящий над нами уже несколько лет, — это поправки в закон о Центробанке. Однако если он пройдет в том виде, в котором сейчас находится у нас на руках, то случится большое несчастье для всей банковской системы — будет подорвана дееспособность Банка России.

— На текущий год поставлена задача значительного сокращения присутствия государства в банковском секторе. На Ваш взгляд, она реализуема?

— Каждый случай надо рассматривать отдельно. Правительственным чиновникам я бы очень порекомендовал внимательно посмотреть, есть ли смысл оставаться в доле банка, если он «бесполезен» и не ведет активной деятельности. Более драматична проблема выхода из банков, где велика доля государства: Сбербанк, Внешторгбанк. Это очень опасный момент, так как он создает психологическую «страшилку» для рынка. В поправках к закону о Центробанке намечены сроки выхода Банка России из Сбербанка и Внешторгбанка, на мой взгляд, совершенно безумные. С клиентами Сбербанка, конечно, немножко осторожнее обращаются, чем с клиентами ВТБ, но все равно остается ощущение, что государство начинает не процесс выхода из этих банков, а решает, с какой стороны подойти с молотком к этим гигантам.

Есть, разумеется, некоторое противоречие в том, что надзирающий орган (Центробанк) является собственником надзираемых банков, но мне не кажется, что это самое страшное противоречие в нашей банковской системе, и я бы начал исправление несообразностей не с него.

— Можно ли опасаться определения минимальной величины уставного капитала в 5 млн евро?

— Стратегия развития банковской системы действительно вводит ограничения по минимальной величине уставного капитала — 5 млн евро, это положение вступает в действие с 2007 года. Я не очень серьезно отношусь к этой концепции. В России часто не выполняется то, что написано просто черным по белому и подписано самыми высокими начальниками. Возвращаясь к закону о гарантировании вкладов — 15 сентября 2001 года он должен был быть рассмотрен на заседании правительства, а 15 декабря внесен в Думу. Этого не произошло.

— Аналитики предсказывают на 2002 год кризис ликвидности банковской системы. Как Вы относитесь к таким прогнозам?

— Хотя я ужасный пессимист, на 2002 год никаких особых потрясений для банковской системы не прогнозирую. Если в банковской системе произойдет что-то нехорошее, то только потому, что нехорошее произойдет в экономике. Несмотря на то что экономические показатели нашей страны в последнее время ухудшились очень заметно, у меня нет впечатления неизбежного движения к какой-то катастрофе.