«Деловой женщине важно сохранить баланс между успехом и личным счастьем»

Марина ХОХЛОВА:

В 1992 году на российском рынке появилась компания «Цефей», один из лидеров в области создания корпоративных систем управления. Ее главный брэнд — программный комплекс «Эталон», интегрированная система управления предприятиями всех сфер деятельности, яркое решение, не имеющее аналогов в мировой практике.

Финансовый директор «Цефея» Марина Николаевна Хохлова известна не только своими лидерскими качествами, но и самобытными, порой резкими взглядами на бизнес, экономику, политику. Ими она и поделилась с заместителем главного редактора журнала Анастасией САЛОМЕЕВОЙ.

— Марина Николаевна, каковы, на Ваш взгляд, достоинства женщин-руководителей? В какой мере в их пользу играют традиционные женские качества — интуиция, склонность к целостному восприятию явлений?

— Уверена, что бизнесменами не становятся, а рождаются. Научить человека быть бизнесменом почти невозможно, если это у него не заложено в генотипе. И здесь уже вторично, кому присущи эти качества, мужчинам или женщинам.

Другое дело, что в нашей стране до сих пор наблюдается достаточно серьезная дискриминация по половому признаку. Все 70 лет советской власти любое значительное дело в СССР было связано с партийной сферой, и существенно лимитировано оказывалось участие женщин. Поэтому женщины, у которых были врожденные способности к бизнесу, просто не имели возможность их проявить.

Однако вспомните: большинство активных женщин работали в профсоюзах, были неформальными лидерами в коллективах, в семьях. Роль деловых женщин оказывалась завуалирована, но все-таки проявлялась

Последние десять лет в нашей стране самым сильным, тем, кто способен выдержать достаточно жесткое поведение государства по отношению к себе, дана возможность пробиться и открыто заниматься любимым делом, бизнесом.

На мой взгляд, бизнес-леди могут быть в основном трех видов. О том, насколько уютно женщине в каждой из этих ролей, я бы хотела сказать подробнее.

Первый вид — это бизнесмен-creator, к нему относятся люди, которые создают продукт бизнеса. Среди них женщин очень мало, хотя созидание — основная роль женщины. Правда, ее главные творения обычно относятся все-таки к сфере демографии, что, разумеется, замечательно. Но уж очень тяжело тем, кто по рождению обречен заниматься созиданием и в других сферах: они вынуждены отстаивать свои права.

Вторая роль женщины — наемный управляющий, менеджер. Бизнес — это результат коммуникативности, и чем меньше в нем политики и больше реальной экономики, тем эффективнее работают в нем женщины. Именно врожденная интуиция и природная общительность позволяют им очень быстро достигать успехов в бизнесе.

Женщины умеют эффективно использовать свои внешние данные. Порой на переговорах, отвлекая внимание контрагента-мужчины от конкретных строк договора, они могут легко и непринужденно решить серьезнейшие проблемы в его заключении. Женщина умеет конструктивно мыслить в переговорном процессе и внешне не настаивать на своей позиции, но в то же время сохранить все строчки договора неизменными.

Сегодня именно в роли наемных управляющих женщины в России наиболее востребованы. Они редко специализируются на технологических или производственных процессах, а чаще всего занимают ведущие позиции в маркетинге, финансах, являются лицом компании, ее голосом, визитной карточкой. И это замечательно. Молодцы те мужчины, которые умело используют коммуникативные качества женщин в бизнесе.

Третья роль — собственник. Увы, сейчас в России позиции женщин-собственников не так уж хороши. Прежде всего это связано с тем, что в нашей стране бизнес «разрешаемый» и в большинстве случаев «назначаемый». Основным собственником остался чиновник: ему не свойственны компромиссы, и он не созидатель.

Посмотрите, три передела собственности, которые прошли в России за последние десять лет, обошлись без женщин. Более того, женщины осознанно вытеснялись из этого процесса. К сожалению, сейчас наше государство делает все, чтобы укрепить эти тенденции и не пускать женщин к собственности. И, возможно, нашим деловым женщинам сейчас нужно так же консолидироваться, как мужчинам, чтобы отстоять свои права.

— Какими качествами, Вы считаете, нужно обладать управленцу, чтобы достичь успеха в современной России? И какую роль в бизнесе играете лично Вы?

— Самообразование, самовоспитание, самопознание — это те аспекты, на который должен обращать внимание каждый человек, независимо от того, мужчина он или женщина. Мне пришлось много заниматься самопознанием, исследовать свои возможности и учиться эффективно пользоваться собой как инструментом. Я очень благодарна родителям за те таланты и способности, которые я от них унаследовала.

О своей роли в бизнесе могу сказать, что я — и созидатель, и менеджер и собственник.

— С какими проблемами, по-Вашему, сталкиваются сегодня российские бизнес-леди?

— По моим наблюдениям, одна из серьезнейших проблем наших деловых женщин — невозможность сбалансировать две очень важные для них стороны бытия — быть успешной в бизнесе и быть счастливой в личной жизни. Неожиданно для себя женщины, получив свободу заниматься бизнесом, не успели быстро адаптироваться к новым условиям. Особенно это относится к тем, кто в достаточно зрелом возрасте занялись предпринимательством. Только у молодых бизнес-леди я наблюдаю способность справиться с тем горем и счастьем, которое на них свалилось — с успехом. У женщины начинается головокружение, и она разрушает свое счастье. А ведь именно светящуюся счастьем женщину так приятно наблюдать окружающим.

Что же составляет ее счастье? Любимый мужчина, с которым она, сильная, могла бы чувствовать себя настоящей женщиной. Здесь нужен и такт, и чуткость, и умение не превносить бизнес-отношения в семью и личные отношения.

Еще одна составляющая счастья — дети. Многие наши деловые женщины, к сожалению, за прошедшие десять лет обделили себя этим счастьем.

— А Вам удалось найти баланс?

— Да, мне очень повезло. Мне уникально повезло с мужем. Мой муж — ключевая фигура в моей жизни, все важнейшие события в ней происходили с его участием.

У меня две замечательные взрослые дочери, студентки. На мой взгляд, в воспитании главное,— понять, что три часа дидактизма, авторитарного общения с ребенком намного хуже, чем полчаса искреннего разговора.

Могу назвать себя счастливой женщиной, которая смогла соединить успех в науке, успех в бизнесе со счастьем в семейной жизни.

— Почему Вы решили заняться бизнесом?

— Дело в том, что люди, которые занимаются бизнесом, не могут иначе жить. Это то, о чем я говорила раньше, — бизнесменами рождаются. Люди, начавшие заниматься бизнесом

в 90-х, по сути, занимались им всегда, даже в СССР. Только тогда это по-другому называлось. Их энергия и созидательность проявлялись в карьере, невероятных хобби, в работе в нескольких местах, в параллельном чтении лекций и так далее.

— А почему выбрали сферу IT?

— Это связано и с моим образованием, и с предыдущим опытом работы. Мне удалось поучаствовать в гигантских государственных проектах, которые велись еще в советское время, что явилось очень хорошей школой.

Меня часто спрашивают за рубежом: «Кто вам заказал работу, кто востребовал «Эталон» как программный продукт?» Ответ парадоксален — никто.

«Цефей» — уникальная компания, у нас потрясающий коллектив. Мы создали систему, потому что не могли этого не сделать.

— Как бы Вы охарактеризовали современное состояние российской IT-индустрии?

— К сожалению, в России нет полноценной IT-индустрии. Доля компаний, предлагающих рынку свой интеллект, менее 10—15%, остальное — это торговые дома.

«Цефей» — редкое явление, мы — созидатели. У нас есть свой, российский, брэнд — корпоративная информационная система «Эталон». «Цефей» идет впереди рынка, иногда вынужден тянуть его за собой. Большинство наших решений сначала рождается, потом продается: рынок до них дорастает.

— А есть ли у рынка интерес к вашим решениям, именно к их научной составляющей?

— За десять лет активной, созидательной работы, к сожалению, интереса к нам как научной структуре в России мы не вызвали. А вот на Западе к нам проявляют повышенный интерес. Крупнейший игрок информационного рынка, компания IBM, тому пример. Совсем недавно «Цефей» подписал с IBM протокол и программу портации наших технологий на платформу IBM. Это беспрецедентный случай, как в России, так и во всем мире. Уникально и то, что в IBM сейчас рассматривается вопрос о финансировании данного проекта (у этой компании такое не принято). На мой взгляд, это очень высокая оценка нашей работы.

— Тем не менее я слышала, что Вы отрицательно относитесь к быстрому вступлению России в ВТО. С чем это связано?

— Да, я совершенно не поддерживаю решение России о скоропалительном вступлении в ВТО, считаю, что это преждевременно. Десять лет рынка в нашей стране — слишком маленький срок. Россия не Китай, наша продукция не лежит на прилавках всего мира, как китайская. Надеяться на то, что у нашей страны возрастет экспортная выручка, не стоит, нас на внешнем рынке никто особо не ждет.

Посмотрите на динамику поведения западных государств, на их работу с нашей страной по вступлению в ВТО. Еще пару лет назад Россию не считали страной с рыночной экономикой. И вдруг все изменилось. Нашу страну теперь убеждают вступить в ВТО, да еще и по ускоренной процедуре. В чем же дело? А в том, что и на Западе, и в США — кризис перепроизводства, снижение спроса и проблема затоваренных складов. Россия же рассматривается как гигантский рынок.

Но мы неконкурентоспособная страна. Хотя для того чтобы увеличить конкурентоспособность, нам нужно сделать всего лишь два шага. Первый — должен появиться реальный собственник. А его нет — есть только калифы на час.

Вторая проблема — время. Для того чтобы рассматривать вопрос о полноценном вхождении России в ВТО, нам должен быть дан шанс инвестировать в средства производства, изменить технологические процессы, чтобы производить конкурентоспособную продукцию.