«Мы за мир»


Петр Михайлец

Экономические кризисы последних лет всякий раз порождали волны банкротств. Благодаря этим волнам появился особый тип независимых менеджеров, о которых ходит множество легенд, — арбитражные управляющие.

Обозреватель журнала «БОСС» Георгий МИХАЙЛЕЦ беседует с одним из известных арбитражных управляющих Санкт-Петербурга Петром Георгиевичем Михайлецом.

— Давайте для начала выясним, кто такой арбитражный управляющий и какова его роль в процедуре банкротства?

— Арбитражный управляющий — специалист, прошедший подготовку по антикризисному управлению, имеющий соответствующую лицензию и назначаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства. До того как продолжить, давайте выясним, что такое банкротство.

— Видимо, это неспособность рассчитаться с долгами.

— Близко, но неточно. В вашей формулировке не хватает ответа на вопрос, кем и как именно оценивается способность или неспособность должника рассчитаться с долгами.

Прежде чем разговаривать на эту непростую тему, нужно договоримся о терминологии. Несостоятельностью (банкротством) является признанная арбитражным судом неплатежеспособность должника и невозможность ее восстановления либо объявленная должником его неспособность в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Существует целый ряд обстоятельств, приводящих к банкротству. На мой взгляд, точнее всего причины банкротства определили дореволюционные русские юристы. По их официальной терминологии финансовая несостоятельность бывала «несчастная», «неосторожная», «злостная» или «злонамеренная». Лучше и не сформулируешь.

Итак, есть фирма, которая по тем или иным причинам идет ко дну. Идти ко дну можно тоже по-разному: медленнее или быстрее, в окружении спасательных шлюпок или алчущих крови акул. Начнем с того, что закон о банкротстве регламентирует скорость ухода на дно.

— Как именно?

— Основным поводом для возбуждения дела о несостоятельности является неуплата по своим обязательствам в течение трех месяцев с даты их наступления. Кстати, этот срок регламентируется законом как для юридических, так и для физических лиц. Это я на всякий случай, если ваш сосед вам должен уже четвертый месяц. Следовательно, до истечения трех месяцев о банкротстве говорить не приходится. Сумма долга, позволяющая кредитору обратиться в суд, также регламентирована законом как для юридических, так и для физических лиц.

Далее давайте зададим себе вопрос. Есть ли смысл объявлять банкротом, скажем, человека, который должен вам 100 руб. и не может их отдать, но при этом приезжает на встречу в дорогом автомобиле? То есть прежде чем говорить о банкротстве как физического, так и юридического лица, следует на самом деле выяснить, превышает ли сумма его долговых обязательств стоимость принадлежащих ему активов. Очевидно, что, продав свой автомобиль и вернув вам 100 руб., этот человек не может быть признан банкротом. В более масштабной ситуации, когда речь идет не о 100 руб. долга и одном автомобиле имущества, на сцену выходит арбитражный управляющий.

Его назначает суд. Он — ни на чьей стороне, или, вернее сказать, на стороне и должника, и кредитора, но соблюдает интересы обеих сторон исключительно в рамках закона. Основной задачей арбитражного управляющего является не только определение суммы задолженности и стоимости имущества фирмы, но и восстановление платежеспособности должника.

— Расскажите, пожалуйста, конкретнее, каковы профессиональные функции арбитражного управляющего?

— Существуют три основные фазы деятельности арбитражного управляющего. Итак, кредитор обратился в арбитражный суд с исковым заявлением, и решением арбитражного суда я направлен на предприятие-должник. Первая фаза моей работы — так называемое внешнее наблюдение. На этой стадии, которая по закону длится не более трех месяцев, я наблюдаю за деятельностью предприятия-должника, анализирую финансовую и техническую документацию, оцениваю стоимость активов предприятия, определяю общий размер его долгов — то есть выясняю, есть ли у предприятия шансы рассчитаться с долгами и остаться на плаву.

Я имею право наложить вето на любые операции руководства, связанные с отчуждением имущества предприятия и любой формой возникновения на предприятии дополнительных финансовых обязательств, при этом руководство фирмы обязано предоставить мне абсолютно всю запрошенную мною документацию и информацию, даже конфиденциальную. Кстати, в соответствии с законодательством на время внешнего наблюдения вводится мораторий по всем финансовым требованиям, адресованным должнику, то есть должник получает некоторый тайм-аут по своим долгам.

По завершении этой фазы я представляю отчет в арбитражный суд с рекомендацией: следует ли проводить на предприятии официальную процедуру банкротства или предприятие способно рассчитаться с долгами. Если выяснилось, что размер долгов значительно превышает размер активов предприятия-должника, арбитражный суд принимает решение проводить процедуру банкротства. Наступает вторая фаза моей деятельности — конкурсное управление.

Если же в банкротстве нет необходимости, внешнее наблюдение переходит в стадию внешнего управления, которая длится не более 18 месяцев. Впрочем, внешнее управление тоже может завершиться процедурой банкротства — если за эти 18 месяцев предприятие не смогло выправить свое финансовое положение.

— Арбитражный управляющий имеет право работать на предприятии любого профиля или есть некая специализация?

— Существуют три категории арбитражных управляющих. К примеру, не каждый арбитражный управляющий имеет право работать с банковским учреждением или с так называемым градообразующим предприятием. Это требует дополнительного обучения и получения лицензии более высокой категории.

— Читатели отчетливо представляют себе, где можно получить профессии врача, инженера или преподавателя, но вряд ли известно, где учат арбитражных управляющих. Где учились Вы, например?

— Исходно у меня — высшее техническое образование. В 1998 году окончил Международный банковский институт по специальности «Антикризисное управление», после чего, пройдя аттестацию в Федеральной службе по финансовому оздоровлению, получил лицензию арбитражного управляющего, дающую мне право на эту деятельность.

— Продолжая нашу профессиональную аналогию, врача мы бы попросили рассказать о профилактике той или иной болезни. У арбитражного управляющего хочется узнать, существуют ли некие профилактические меры, чтобы избежать банкротства?

— Да, профессионально и взвешенно действующая фирма может в достаточной степени обезопасить себя от встречи с арбитражным управляющим. Если вспомнить упомянутые мною ранее четыре типа банкротства, введенных в судопроизводство старыми русскими юристами, предприятию крайне трудно уберечься только от несостоятельности «несчастной», или, формулируя современным языком, форс-мажорной. Отдельная история — банкротство «злостное» или «злонамеренное». А вот «неосторожное» банкротство связано в основном с собственными ошибками и просчетами, которых можно было избежать.

Коротко формулируя, чтобы обезопасить себя от банкротства, надо стараться не иметь долгов или по меньшей мере их не накапливать. Но даже если я пришел на предприятие, этим подтверждая тот малоприятный факт, что его финансовое положение угрожает банкротством, моя основная задача — принять все возможные меры для финансового оздоровления предприятия-должника.

Антикризисные меры достаточно действенны: реорганизация, продажа части имущества, возможная смена руководства и изменение системы управления, мораторий на удовлетворение требований кредиторов на регламентированный законом срок, прерывание договоров, невыгодных предприятию, оказание должнику финансовой поддержки, договоры с кредиторами об отсрочке или рассрочке платежей, скидки с долговых сумм и иные методы, а как правило — их комбинация.

— Отличаются ли законодательства о банкротстве разных стран?

— Да, и существенно. К примеру, во Франции или США действует «продолжниковская» система банкротства, позволяющая должнику, попавшему в тяжелое финансовое положение, освободиться от долгов и получить возможность fresh start — нового старта. При этом американские и французские суды зачастую не беспокоятся об интересах кредиторов, которые вынуждены подстраиваться под условия, предлагаемые судом в целях восстановления платежеспособности должника. К примеру, американский кредитор охотно подпишет мировое соглашение с должником, в соответствии с коим он получит лишь 15—20 центов на один доллар долга, обоснованно (для американской системы) полагая, что лучше так, чем никак. В переводе на русский, с паршивой овцы хоть шерсти клок.

Напротив, в Европе (кроме Франции) с древних времен применяется «прокредиторская» система банкротства, приоритетной целью которой является наиболее полное удовлетворение требований кредиторов, когда зачастую не принимаются судом во внимание уже интересы должника. Главное в этой системе заключается в жестком контроле за сохранностью активов должника и их оперативной ликвидацией. По мнению европейских экспертов, все существующие системы несостоятельности могут быть условно разделены на пять категорий: от радикальных до умеренных и нейтральных. Новый российский закон, принятый в 1998 году, — это попытка найти некую золотую середину, учитывающую интересы и кредитора, и должника, поэтому он является более гибким и объективным, нежели радикальные «продолжниковские» и «прокредиторские» системы банкротства.

— Интересно, кем и как определяется порядок выплаты долгов? Вначале наиболее злобному кредитору, или более бедному, или по-братски — всем поровну?

— Разумеется, существует строгая очередность удовлетворения требований кредиторов, регламентируемая законом. Закон подразделяет кредиторов на пять групп. Первую группу составляют те граждане, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда их жизни и здоровью (например, работники, получившие тяжелую травму на данном предприятии). Во вторую очередь погашаются задолженности по выходным пособиям и оплате труда работников предприятия. Третья группа долгов — по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника. В четвертую очередь проводятся выплаты по обязательствам предприятия перед бюджетом и внебюджетными фондами. И наконец пятую группу составляют так называемые «другие кредиторы», а именно фирмы, имевшие некие финансовые взаимоотношения с данным предприятием.

— Предположим, предприятие способно вернуть долги только первым двум группам кредиторов. Им в этом случае выплачивается полная сумма долга или частичная, чтобы хватило и на остальных кредиторов?

— По нашему законодательству предприятие-должник вначале полностью выплачивает долги первой группе, затем полностью — второй и так далее, вне зависимости от того, хватит ли имеющихся средств остальным группам кредиторов.

— Что при этом происходит с теми группами кредиторов, на которых имеющихся у должника средств не хватило?

— Им не повезло.

— Как при этом действуют кредиторы, которым «не повезло»?

— По-разному. Встречались случаи и шантажа, и угроз, и реальных расправ, и даже самоубийств. Но многие кредиторы ведут себя адекватно, достойно и конструктивно.

— Что Вы называете конструктивными действиями кредиторов, которым «не повезло»?

— Правильно сделанные выводы. Анализ причин, приведших к финансовым потерям. Учет собственных ошибок и просчетов. Более тщательный выбор деловых партнеров. Упорядочение финансовых отношений с деловыми партнерами. Развитие и расширение собственной деятельности, чтобы восполнить понесенные убытки. И еще осознание, что финансовая потеря — это не конец света.

— И последний вопрос. В чем все же состоит основная задача арбитражного управляющего: правильно провести процедуру банкротства или не дать предприятию обанкротиться?

— Вы мне напомнили один забавный фильм, вроде бы американский. Там женщина-полицейский участвует в расследовании готовящегося преступления, которое, по сведениям полиции, должно произойти во время проведения конкурса красоты. Она для маскировки выступает в роли одной из конкурсанток. Ее дико раздражают эти красивые, но недалекие девушки и доводит до полного бешенства одна их стандартная фраза. Когда во время очередного тура члены жюри спрашивают каждую девушку, какова ее основная жизненная цель, все они в один голос, жеманно взмахивая приклеенными ресницами, отвечают: «Мир во всем мире». Преступление предотвращено, женщина-полицейский, уже сняв маску, дает интервью журналистам, один из них задает ей сакраментальный вопрос, какова ее основная жизненная цель, она уже готовится поразить аудиторию каким-то самобытным и ярким ответом, как вдруг ее ресницы начинают самопроизвольно взмахивать, а губы независимо от нее произносят набившую оскомину фразу: «Мир во всем мире»…

Извините за лирическое отступление. Основная задача арбитражного управляющего как специалиста по антикризисному управлению заключается в принятии всех возможных мер по восстановлению платежеспособности предприятия и как следствие — в подписании мирового соглашения между должником и кредиторами. То есть мир во всем мире!