«Стремимся к общей пользе»

Проект нового Трудового кодекса проходит подготовку ко второму чтению в Государственной думе. Как и первое чтение, оно не будет легким и бесконфликтным, поскольку само содержание кодекса затрагивает и трактует вопросы не только принципиальные с политической точки зрения, но и жизненно важные для каждого гражданина России.

Как шел процесс согласования, что удалось изменить во всем нам известном КЗоТе, каковы перспективы начать трудовые отношения по новым правилам? Об этом — наша беседа с Олегом Еремеевым, генеральным директором Координационного совета объединений работодателей России (КСОРР).

— Олег Витальевич, история работ по реконструкции правовой базы взаимоотношений работников и работодателей насчитывает всего-то года два. А страсти кипят нешуточные. Чем Вы и представляемые Вами общественные структуры руководствуетесь, вырабатывая свою позицию и линию поведения в Трехсторонней комиссии?

— На сегодня главная задача (по крайней мере я так ее вижу) — привести Трудовой кодекс в соответствие с веяниями времени и состоянием экономики, а также трудовых отношений в этой экономике. И поменять как содержание самого кодекса, так и идеологию регулирования трудовых отношений.

Ведь работодатели и наемные работники сейчас руководствуются КЗоТом, принятым почти три десятилетия назад. Принципы построения отношений между трудом и капиталом в России явно устарели и дестабилизируют экономику в целом. Что бы там ни говорили на митингах, в России строится цивилизованный капитализм. Хотя говорить об этом как-то не принято. Появились реалии, которых не было еще десять лет назад. И перед всеми заинтересованными сторонами стоят новые задачи.

Какие это «заинтересованные стороны»? Их три: государство, предприниматели, профсоюзы. Отношения внутри этой «тройки» тоже претерпели некоторые изменения. Иной становится роль государства — ранее крупнейшего работодателя. Претензии трудящихся обращаются теперь отнюдь не к нему. Предприниматели как реальная сила в экономике тоже только-только сформировались.

К осени прошлого года жить по-старому на рынке труда стало совсем невмоготу. Тогда уже существовало (или по крайней мере было известно мне) пять вариантов нового Трудового кодекса. За каждым вариантом стояли определенные авторы и заинтересованные стороны. Но два основных имели совершенно разную «идеологию».

Это правительственный вариант и вариант, представленный профсоюзами (во всяком случае так их позиционировали в кулуарах Госдумы).

— Что-то тут незаметна роль бизнесменов. Они ведь и к государству не нанимаются, и профсоюзам служить не спешат… Ситуацию проглядели или не смогли сориентироваться? Может своего «рупора» не имели?

— Наверное, и то, и другое, и третье. Потому как все предыдущие годы у нас, предпринимателей, были вопросы более актуальные и горячие: налоговое законодательство, судебная реформа, реформирование правовой системы в целом… Это нас волновало в первую голову, потому что было связано, как Вы понимаете, с сохранением бизнеса.

— И получилось, что при обсуждении и выработке нового Трудового кодекса бизнес оказался вне игры?

— Не совсем так. Не играл, возможно, слишком активной роли, хотя пытался влиять через Российскую трехстороннюю комиссию. Тем не менее правительственный вариант в его первых редакциях отражал реальную позицию и был адекватен чаяниям бизнесменов. Потом уже, под нажимом профсоюзов, правительственный вариант стал претерпевать существенные изменения. Вплоть до того, что вступил в противоречие с Законом об акционерных обществах.

Появилась запись о том, что профсоюзы имеют право решающего голоса в вопросах отчуждения собственности, например. А ведь профсоюзы акционерами не являются и в советах директоров не представлены.

Подобные нормы есть в некоторых европейских странах, таких, как Норвегия, но у нас они, полагаю, преждевременны. Там интересы производства и профсоюза достаточно сблизились: это рост производства, рост производительности и эффективности труда. Как следствие — рост заработной платы. Включение представителя профсоюзов в состав советов директоров в этих странах — добрая воля предпринимателя или акционера, который право представлять свои интересы может делегировать профсоюзному лидеру. И только!

К тому же Россия сегодня пока еще в другой стадии развития, когда вот этот пресловутый конфликт между трудом и капиталом недостаточно стерт хорошими компенсационными выплатами в социальном пакете.

— Что же было дальше?

— Были парламентские слушания в Государственной думе в октябре прошлого года… Сидим в огромном зале заседаний. В президиуме — руководители профсоюзов, думского Комитета по труду и социальной политике, один за другим выходят на трибуну выступающие…

И вдруг я понимаю, что идет хорошо отлаженный процесс. В зале находятся большей частью отнюдь не случайные приглашенные, и они устраивают обструкцию и правительству, и работодателям. В то же время зал активно поддерживает явно популистские, чисто советские идеи и положения.

Вместе с тем, я осознаю, что мы попали в безвыходную ситуацию: не наберут популистские варианты большинства голосов, как не наберут их и дистиллированно рыночные. А значит, рассмотрение кодекса затянется на многие месяцы.

Я попросил слова, вышел на трибуну и предложил не рассматривать пять вариантов, а сесть за стол переговоров и выработать шестой, новый, более или менее консенсусный.

— Это ведь Вы лично предложили. Держали «камень за пазухой»?

— Честное слово, нет. Я даже и не готовился заранее. Но, понаблюдав два часа, к чему ведет дискуссия, понял: надо что-то кардинально менять в ходе самого процесса обсуждения. И как координатор со стороны работодателей Российской трехсторонней комиссии сказал о том, что профсоюзный вариант не устраивает нас по определению, потому что он просто застопорит нам бизнес. А правительственный — потому что стал конформистским, и некоторые его положения прямо противоречат законодательству. Примерно то же и с остальными тремя.

В итоге премьер-министр попросил Госдуму снять с повестки дня вопрос о слушаниях по новому Трудовому кодексу. Дума пошла навстречу, вопрос сняли, одновременно создав рабочую группу. Она и занялась разработкой следующего, уже согласованного, варианта. При активном консультировании и экспертной помощи со стороны и профсоюзов, и работодателей, и правительства. Эти три стороны возглавили Михаил Шмаков, Александр Починок и ваш покорный слуга. Эксперты трудились буквально каждый день, вместе собирались два раза в неделю, очень активно работала возглавлявшая группу первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска.

С самого начала мы приняли решение: не брать за основу ни один из пяти имевшихся вариантов. Структуру закона приняли ту, что предлагали профсоюзы. Затем приняли те положения и те статьи, что не вызвали ничьих возражений.

А потом стали нарабатывать вопросы, требовавшие разрешения (спорные, конфликтные, острые). Еженедельно, по пятницам, рабочая группа депутатов рассматривала уже более или менее готовые варианты. И к началу нынешнего лета мы проделали, без преувеличения, огромную работу. А первое чтение согласованного варианта кодекса хоть и прошло бурно, но голосовали депутаты в основном «за». Хотя до второго чтения работы еще немало.

— Что же новый кодекс даст бизнесу, трудящимся и профсоюзам?

— Он приведет трудовые отношения в соответствие с новой экономической ситуацией, что даст возможность интенсивнее развивать и производство, и производственные отношения. Отмечу, что сохраняются все социальные гарантии, прописанные в прежнем кодексе и рекомендуемые Международной организацией труда (МОТ). И если Вы услышите разговоры о том, что новый кодекс что-то отнимает у рабочих, знайте — все это блеф и политические спекуляции. К примеру, по вопросу о легализации сверхурочных работ.

Это положение дает рабочему возможность зарабатывать. И не в «черном нале», а официально. А значит, в выигрыше и государство (оно получит больше отчислений), и сам рабочий, пополняющий разного рода внебюджетные фонды, из которых ему же будут делаться социальные выплаты.

Были большие споры по поводу срочных трудовых договоров. Работодатели обеими руками за широкое их применение. Зачем круглый год содержать весь штат завода, перерабатывающего свежие фрукты? Кончается сезон — и человек может подыскать заранее себе другую работу. А не сидеть без зарплаты, только формально числясь работающим. Это опять-таки позволяет вывести «из тени» существующие трудовые отношения, когда рабочих берут на несколько месяцев — и без оформления.

Удалось, наконец, отказаться от старого положения об участии трудящихся в управлении предприятием. В наше время это нонсенс. Однако по «рабочим» моментам, вроде согласования рабочего графика, графиков отпусков, трудового распорядка, за работниками оставлен совещательный голос в управлении предприятием.

В документе хорошо описаны причины и признаки увольнение работников. Сейчас работодатель не может уволить лентяя-разгильдяя. Работник не работает, плохо работает, гонит брак, дисциплину не соблюдает. А ты терпи. Он будет ходить по судам, приводить тысячу и одну причину, почему он должен продолжать числиться сотрудником и получать зарплату, а ты мирись с этим. Теперь этому может быть положен конец.

— А что новый кодекс даст государству и правительству?

— По мере развития общества, при его демократизации, останутся только два социальных партнера: профсоюзы и работодатели. Государство в их отношения вмешиваться не должно. Пока же партнеров у нас трое, включая государство, которое играет двуединую роль. Для бюджетников оно — работодатель. А для внебюджетной сферы — социальный партнер, влияющий на правила игры. Так что у государства будут все те же выгоды, что и у частного работодателя, и возможность отойти от несвойственных ему функций, тем самым упростив государственный аппарат.

— Как готовился проект Трудового кодекса ко второму чтению в Государственной думе?

— До 1 октября принимались предложения и замечания по тексту. Их не сотни — тысячи. Они систематизируются. Значительная их доля, скорее всего, будет после рассмотрения отсеиваться. Поскольку концептуальная часть уже принята.

Со всеми остальными работа будет строиться по старой схеме: собираются эксперты, обсуждают наиболее рациональные и здравые предложения, голосуют, вносят на рассмотрение рабочей группы.

Надеюсь, что до конца года проект нового кодекса пройдет еще одно чтение в Государственной думе. За процессом следит вице-премьер Валентина Матвиенко. И это понятно: любая власть должна иметь обратную связь и знать, что волнует «низы», «верхи» и всех прочих. Эту связь мы и создаем, доводя наше мнение через РСПП, РТК до органов государственного управления и исполнительной власти. Думаю, для общей пользы всех участников процесса.

Беседу вел
Леонтий БУКШТЕЙН

СПРАВКА «БОССа»

Олег Витальевич Еремеев — выпускник экономического факультета МГУ, кандидат экономических наук. Работал в банковских структурах. Один из инициаторов создания негосударственных пенсионных фондов. В качестве председателя правления Профессиональной лиги негосударственных пенсионных фондов принимал участие в разработке Закона «О негосударственных пенсионных фондах». Председатель правления финансового холдинга «Интеррос—Финком», член совета директоров ОАО «Интеррос». Является членом бюро правления и вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей, где возглавляет рабочую группу по новому Трудовому кодексу. Координатор стороны работодателей Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений (РТК).