«Сделать удалось все, что было запланировано»

Заместитель генерального директора Горно-металлургической компании «Норильский никель» смотрит на будущее обновленного холдинга весьма оптимистично.

— Алексей Юрьевич, каким, по-Вашему, был объявленный с сентября 2000-го год перемен? Все ли удалось сделать так, как хотелось?

— Сделать удалось все, что было запланировано, и в те сроки, которые изначально отводились на преобразования.

Начиная преобразования, мы ставили перед собой несколько задач. Во-первых, нам предстояло повысить инвестиционную привлекательность «Норильского никеля» и мы сделали это, обеспечив доступ акционеров к основному производственному активу группы, тем самым повысив прозрачность корпоративной структуры компании и ее финансовых показателей.

Во-вторых, упростили систему выплаты дивидендов. Раньше распределению прибыли дочерних обществ между акционерами холдинговой компании РАО «Норильский никель» предшествовало перечисление этой прибыли в РАО в виде дивидендов от дочерних предприятий. Естественно, что такая процедура удлиняла срок распределения прибыли между акционерами РАО на два года.

Облегчить ситуацию могли промежуточные дивиденды, чем РАО в то время пользовалось, однако закон «Об акционерных обществах» запретил их выплату. С новой же корпоративной структурой «Норильского никеля» процедура выплаты дивидендов значительно упрощается. Прибыль ГМК «Норильский никель» будет распределяться в виде дивидендов ее акционерам сразу, минуя этап холдинговой компании.

В-третьих, требовалось снизить издержки, возникающие при налогообложении дивидендных выплат. Поскольку прибыль перечислялась в виде дивидендов дважды, дважды начислялись налоги. Единственный выход — упрощение процедуры их выплаты.

Кроме того, акционеры «Норильского никеля» неоднократно ставили перед руководством группы вопрос об интеграции в структуру холдинга собственной зарубежной сбытовой сети. Для формирования адекватной маркетинговой политики компании нужна разветвленная торговая сеть. А учитывая то, что более 90 процентов продукции «Норильского никеля» экспортируется за рубеж, торгово-сбытовая сеть должна строиться за рубежом. Поэтому у нас и вызвала такое пристальное внимание перестройка системы трейдеров.

— На вас дважды подавали в суд. Из-за чего?

— Судебных процессов действительно состоялось два. Один — по иску миноритарного акционера, другой — по иску ФКЦБ. Но помимо этого были другие попытки жалоб, по тем или иным причинам не принятые судами.

Такая глобальная задача, которую мы ставили перед собой, не могла решиться безболезненно. Именно из-за этого и возникали временные трения с некоторыми акционерами. Но через все это мы прошли в самом начале процесса реструктуризации. Акционеры просто боялись, что из заявленных нами нескольких этапов мы реализуем только один.

Теперь же, по завершении четырех этапов, все акционеры успокоились и, наоборот, боятся, как бы, не дай бог, что-нибудь не повернулось вспять. Компания все делала юридически правильно, поэтому никаких правовых шансов на то, что кто-то сумеет «разрулить» ситуацию обратно, просто нет.

Сейчас не только наши акционеры, но и самая объективная аудитория — аналитики инвестиционных банков очень позитивно оценивают проведенную нами реструктуризацию.

— Ранее контрольный пакет акций «Норильского никеля» принадлежал группе «Интеррос». Кто теперь может быть назван собственником ГМК «Норильский никель»?

— Реструктуризация не оказала существенного влияния на структуру акционерного капитала, так как всем акционерам предоставили право обменять свои акции по схеме «один к одному». Отличием является то, что в результате инкорпорирования зарубежной торгово-сбытовой сети в структуру ГМК «Норильский никель» капитал новой компании увеличен по сравнению с капиталом РАО «Норильский никель» на 11,5 процентов. Партнером-контролером и консультантом при реструктуризации выступил Deutsche Bank — он имел право выйти из партнерства при обнаружении каких-либо существенных нарушений закона или прав акционеров. Однако он этого не сделал.

ФКЦБ — ПРОТИВ

ФКЦБ не удовлетворена ходом реструктуризации «Норильского никеля». Председатель Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Игорь Костиков заявил, что необходима «государственная защита интересов миноритарных акционеров и всестороннее обеспечение их прав в соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах».

ФКЦБ утверждает, что сделка по приобретению долей участия в ООО «Интеррос-Пром» является крупной и совершена с нарушением федерального закона «Об акционерных обществах». А именно, без разрешения общего собрания акционеров РАО «Норильский никель».

В подтверждение своих доводов ФКЦБ представила заключение ООО «Росэкспертиза», из которого следует, что стоимость 100 процентных долей ООО «Интеррос-Пром» составила 234 млн долл. (6 млрд 697 млн 80 тыс. руб. на момент совершения сделки). Балансовая стоимость активов РАО «Норильский никель» в то время составляла 12 млрд 752 млн 473 тыс. руб.

По мнению юристов ФКЦБ, такое решение противоречит положениям статьи 78 Федерального закона «Об акционерных обществах», где сказано, что стоимость имущества определяет совет директоров общества в соответствии со статьей 77 Федерального закона. То есть цена акций определяется по рыночной, а не по номинальной стоимости. А значит, руководители холдинга сознательно пошли на то, чтобы занизить стоимость имущества.

Однако Арбитражный суд Москвы и Федеральный арбитражный суд Московского округа не согласились с доводами ФКЦБ. Юридический департамент ФКЦБ утверждает, что суд принял решение по недостаточно исследованным материалам дела и без учета положения Федерального закона «Об акционерных обществах».

8 октября 2001 года заинтересованные стороны были уведомлены о том, что заместитель председателя Высшего арбитражного суда РФ В. В. Витрянский вынес протест на решение Арбитражного суда г. Москвы и на постановление Федерального арбитражного суда Московского округа по делу против «Норильского никеля». В протесте говорится о том, что дело необходимо направить на новое рассмотрение в первую инстанцию арбитражного судопроизводства.