Новый этап большого пути

По степени «продвинутости» рыночных реформ среди государств СНГ Россия — на первом месте. В стране прошла приватизация, законодательство либо стало соответствовать рыночным требованиям (как, например, Гражданский кодекс), либо проходит процесс рыночной трансформации (земельное, трудовое, жилищное). В то же время рыночные процессы в России существенно отстают не только от центральноевропейских стран, но и от стран Балтии.

Сегодня мы становимся свидетелями новой попытки масштабного продвижения по пути рыночной трансформации. Впервые принимаются (хотя непоследовательно и противоречиво) меры по дерегулированию экономики. Составной частью нового этапа рыночных преобразований стала попытка ввести отношения между государством и бизнесом в более цивилизованное русло.

Начало новому этапу отношений бизнеса и власти положило избрание Владимира Путина президентом России в марте 2000 года. Произошло усиление президентской власти. Феномен «олигархии» практически исчез, поскольку бизнес-элита лишилась прежнего политического статуса, наделявшего ее политической автономией и позволявшего диктовать власти свои условия. В то же время большинство представителей крупного бизнеса сохранили позиции в экономике страны.

Сегодня власть стала значительно менее зависимой от большого бизнеса. Вместе с тем она не враждебна политически лояльному бизнесу, устами Владимира Путина подчеркнув отказ от пересмотра итогов приватизации. Отношения с лояльным бизнесом власть пытается строить в рамках новой модели. Это предполагает институциональное закрепление отношений между властью и бизнесом, перевод этих отношений в режим консультаций и «корпоративизацию», то есть подключение союзов и ассоциаций бизнеса в качестве посредника.

Наибольшей перестройке подверглись эти отношения на федеральном уровне. В 2000 году был создан Совет по предпринимательству при правительстве. Кремль санкционировал объединение крупного бизнеса в рамках Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Теперь крупные бизнесмены, вошедшие в бюро РСПП, периодически встречаются с президентом, разрабатывают предложения по ключевым вопросам экономической жизни страны (налоговая реформа, банковская реформа, вступление в ВТО и т. д.), становятся активными агентами в реформаторском процессе. Но доминирующие позиции в новой системе отношений сохраняются за государством.

В других областях взаимоотношения между властью и бизнесом характеризуются причудливым сочетанием старого и нового. Продолжают сохраняться тесные взаимоотношения между бизнесменами и госчиновниками, что дает основания для обвинений в коррупции. Правда, сейчас прямое лоббирование в пользу бизнеса со стороны госслужащих принимает, как правило, менее явные формы, чем в середине 90-х годов, но это касается только внешней стороны. Уровень коррумпированности чиновничества пока существенно не снизился, что представляет одну из наиболее серьезных угроз реформам.

Продолжается лоббистская деятельность представителей бизнес-элиты в Государственной думе. Помимо внешних лоббистов и различного рода экспертов крупные бизнес-структуры обладают в парламенте своими представителями («клиентами») из числа депутатов, общая численность которых оценивается в несколько десятков человек. В то же время сильное политическое влияние исполнительной власти в определенной степени ограничивает лоббистские возможности бизнеса в нынешней Думе.

В последнее время представители общероссийской элиты бизнеса все активнее участвуют в губернаторских выборах, причем не только традиционными методами — финансовой и организационной поддержкой кандидатов, но и непосредственно. Тем самым большой бизнес получает контроль над малонаселенными, но важными для себя (из-за природных ресурсов, географического месторасположения и др.) территориями. Это политически выгодно Кремлю: крупные компании с центром в Москве, тесно связанные с федеральной властью и политически ей лояльные, имеют интересы сразу в нескольких регионах и объективно заинтересованы в борьбе с «партикуляристскими» тенденциями.

Отличительной особенностью нового этапа взаимоотношений власти и бизнеса стало появление в них социальной составляющей. В России уровень легитимности предпринимательства явно выше, чем в других государствах СНГ. Но в предпринимателях, как правило, не видят социальную силу, способную обеспечить подъем национальной экономики.

Основное внимание уделяется сегодня реальному сектору экономики, в котором начали видеть ключ к экономическому росту. Таким образом власть стремится создать условия для реализации главных социальных функций, закрепленных за бизнесом в рыночной системе, а именно: быть источником занятости и доходов для массовых слоев населения. Кроме того, государство стало уделять внимание и иным проявлениям социальной роли бизнеса. Министерство экономического развития и торговли начало содействовать распространению наиболее передовых образцов «корпоративной культуры» на крупных предприятиях. Недавно принятый в первом чтении Трудовой кодекс заложил основу для социального партнерства между корпоративно организованным большим бизнесом в лице РСПП и ведущим профцентром в лице Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР).

Перспективы взаимоотношений между властью и бизнесом, будут заключаться прежде всего в укреплении арбитражной роли власти. Уже сейчас президентские и правительственные структуры выступают в роли инстанций, к которым апеллируют участники бизнес-конфликтов. И в тех случаях, когда в конфликтах нет политической составляющей, власть стремится соблюдать «равноудаленность» и учитывать интересы всех сторон. При этом «равноудаленность» пока что заключается не в создании унифицированных правил игры, а в учете интересов различных бизнес-структур.

Власть, без сомнения, стремится сохранить политический контроль над национальной экономикой. Но она не намерена полностью подминать под себя бизнес. Взяв в 2000 году курс на ограничение политической автономии бизнеса, власть ограничила эту линию федеральным уровнем. Здесь во взаимоотношениях власти и бизнеса можно ожидать расширения режима консультаций и подключения к нему новых отрядов корпоративно организованного бизнеса, на этот раз среднего и мелкого. Можно ожидать также новых шагов государства по институционализации социальных функций бизнеса.

В статье использованы материалы с информационного сайта политических комментариев http://www.politcom.ru