“В России – дефицит менеджеров среднего звена”

Г-н Ахияров получил большую известность в отечественном компьютерном бизнесе как специалист по тонким технологиям менеджмента, в частности — управления персоналом. (Об этой его ипостаси рассказывал нашему журналу глава компании «1C» Борис Нуралиев. — См. «БОСС» № 5/2000). С некоторых пор Рустем занялся не просто тонкими, а виртуальными бизнес-технологиями — возглавляет холдинг электронной коммерции E-House. О тонкостях бизнеса и управления с ним беседует наш корреспондент.

— Как с Вашей точки зрения правильно мотивировать сотрудников, в частности — платить им зарплату?

— Зарплату нужно платить — и в E-House этот принцип реализован — исходя из допустимого уровня себестоимости продукта и средней зарплаты по отрасли.

Правда, в российском Интернете были примеры, когда фирмы, стремясь освоить деньги инвесторов за определенный период времени, предлагали вновь пришедшим высокие зарплаты. А потом либо увольняли часть сотрудников, либо закрывались совсем.

— Но есть такое понятие в западном бизнесе — halo effect: хорошего специалиста привлекают именно высокой начальной зарплатой.

— Знаете, в Америке мечтают заработать миллион, для нашего же человека признание важнее, чем деньги. К тому же я не считаю, что, если платить индивидууму в два раза больше, он будет работать в два раза лучше.

Например, под вашими окнами играют футболисты, а у вас «горит» срочная работа — статью, скажем, пишете для журнала «БОСС». Вы можете выйти, накричать на них, и, не исключено, они даже уйдут с площадки ненадолго.

Но можно воздействовать еще и по-другому. Дайте им по 10 рублей каждому за хорошую игру и попросите завтра играть еще лучше. И, если они будут играть назавтра изо всех сил, похвалите их, а вот денег выдайте рублей по пять, раза в два меньше. А на следующий день, сославшись на то, что нет денег, вообще ничего не давайте. И, уверяю вас, играть под ваши окна они больше не придут. Футболистам просто не захочется делать бесплатно то, за что они привыкли получать деньги. (Борис Нуралиев рассказывал нам эту историю в несколько ином варианте и иллюстрировал ею возможности умелого управления персоналом. — Ред.)

А ведь зачастую работодатель думает: «Я трачусь на зарплату и хочу получить отдачу», работник тоже старается соответствовать поощрению, начинает выкладываться и ошибки совершать. Я не говорю, что материальный стимул должен отсутствовать, но предложение неоправданно высокой зарплаты — это верный способ расстаться с человеком.

— Как же заставить сотрудников работать на фирму?

— Важен дух компании. Человек должен ощущать себя частью организации. И мы, топ-менеджеры E-House, стараемся как следует обосновать свои решения, прежде чем преподнести их сотрудникам.

— А как Вы обосновали решение купить агентство интернет-рекламы «Манифест»?

— Мы изобразили нашу прежнюю бизнес-модель, состоящую из двух цепочек: e-matrix — площадка для IT-индустрии, доступная для поставщиков и реcеллеров; price-matrix — открытая система, которая привлекала бы покупателей. И добавили к ней новую цепочку: e-реклама — площадка для привлечения другими продавцами покупателей…

Честно говоря, выстроена пока только первая цепочка: опт, розница, магазины, информация для покупателей. Две другие предстоит выстраивать по аналогичной схеме.

Но вернемся к «Манифесту». У нас следующая позиция. Мы покупали вполне работающий бизнес и к решениям, которые принимал менеджмент, не имеем претензий. Но согласитесь, что сегодняшний рынок интернет-рекламы — это уже не рынок 2000 года, нужны несколько иные подходы.

С одной стороны, не будет больше «шальных денег», но с другой — я не сомневаюсь, что рекламные бюджеты будут расти. И «Манифест», являясь владельцем системы «Баннербанк», останется среди ведущих игроков рынка эффективной интернет-рекламы.

— Как объяснить, что в Рунете удача сопутствовала тем, кто, казалось бы, не имел большого опыта освоения инвестиций в Сети? Например, основателям российских интернет-изданий?

— Во многом успех этих изданий был обусловлен предвыборной ситуацией и большим объемом вложенных денег. Но сегодня изданий, которые бы зарабатывали успешно рекламой и приносили прибыль, в Сети нет. Оправдывают финансовые затраты разве что те, которые распространяются по подписке или имеют бумажный вариант.

— А под Ваши проекты E-House охотно дают деньги?

— Все наши проекты мы сделали без привлечения инвесторов, хотя предложения были. Есть они и сейчас, в том числе и от иностранцев. Но хотелось бы, чтобы инвестор предлагал не только деньги, но и продвижение проектов компании, используя свои связи. Кроме того, пока еще не пришел к нам человек с деньгами, с которым у нас было бы совпадение взглядов. А идейные противоречия между партнерами могут погубить бизнес.

— Я заметила, почти во всех интервью Вы не устаете повторять: «Мы самые первые и самые лучшие».

— Мы действительно самые лучшие. Когда мы начали, на дворе стоял 1999 год. И тогда бытовало мнение, что заниматься электронной коммерцией в России невозможно.

К тому же понятие интернет-магазина тогда еще не устоялось. Ведь многие всего лишь «вывешивали» каталоги товаров и называли их магазинами. Была и еще одна проблема, на которую многие просто не обратили внимания, — на самом деле основная: отсутствие нормальной службы доставки.

Дорогостоящие международные службы, такие, как UPS, DHL, годились только для доставки особо ценных товаров. А в российской почте не мог устроить ни уровень сервиса, ни качество услуг, ни условия оплаты. Так что нам, например, пришлось организовать собственную службу доставки — «Скороход».

— Но кажется, эту проблему Вы так с тех пор и не решили. Достаточно вспомнить мытарства iOne (главного редактора журналов Издательского дома «Коммерсантъ», проводившего эксперимент по обеспечению себя из Интернета всем необходимым. — Ред.)…

— Да, iOne звонил в один из наших магазинов и просил ему доставить какую-то вещь в течение нескольких часов. Наши сотрудники сказали, что выполнить его просьбу невозможно, ко всем клиентам у нас подход одинаков. Есть определенный процесс, сроки. Кстати, условия поставки товара, помещенные у нас на сайте, я считаю вполне удовлетворительными…

Некоторые считают, что с точки зрения PR наш отказ был неправильным шагом, что нужно было ублажить столь важного клиента, тем более что он представился. Но я думаю, для PR прежде всего важно реальное положение вещей, а не эксклюзивный уровень обслуживания, который оборачивается для большинства покупателей очковтирательством.

Некоторые покупатели полагают, что электронная коммерция — это когда еще не успел кнопку нажать, в сайт войти, а у двери уже стоит курьер с товаром и сюрпризом от магазина. Но на самом деле между приемом заказа и доставкой товара проходит определенный период времени.

Между прочим, мы тоже, как и «Коммерсантъ», проводили эксперимент: делали покупки в Америке. И уверяю Вас: товар, заказанный в ведущем интернет-магазине США, доставляют по Америке не быстрее, чем товары магазинов нашего холдинга — по России.

Впрочем, основной наш конкурент, конечно, не американский Amazone.com, а российские офлайновые магазины. Кстати, в нашей стране нет ни одного офлайнового магазина, который бы предоставлял такой ассортимент книг, музыки, всего, чем мы торгуем, какой есть у нас.

— Конкуренция, судя по всему, проходит в горячих битвах. Ваши XXL.ru, lozhka.ru уже покинули поле боя…

— Понимаете, в Интернете можно продавать те товары, которые отвечают неким стандартам качества. А в типичном российском продуктовом магазине яблоки или колбаса одного и того же сорта, только что привезенные или уже успевшие полежать, отличаются очень сильно. И поэтому почти весь товар люди предпочитают посмотреть, пощупать, понюхать и только после этого приобретают.

— Что определяет успех проекта в области электронной коммерции?

— Когда владельцы одной сети магазинов спросили меня, как сделать, чтобы проект интернет-магазина окупился, я ответил: «Вы должны немедленно закрыть свою офлайновую сеть магазинов». Мой опыт показывает: невозможно держать под одной крышей эти две разные сферы бизнеса. Кстати, мы тоже в свое время, открыв магазины в Интернете, закрыли свой офлайновый магазин компьютеров.

— Справедливо ли высказывание, что интернет-бизнес в России приобрел опыт в результате экспериментов?

— Да, я с ним согласен. Никто же нас не вел за руку. Но сейчас в этом сегменте рынка маленькая маржа, а значит, он неплохо развит.

— Три года назад такое вряд ли можно было представить?

— Аналитики предполагали, что оборот интернет-коммерции в России будет не больше одного миллиона долларов. Но оборот одного из наших интернет-магазинов (по-моему, dostavka.ru) в первый же год работы превысил эту цифру. Правда, не все в это поверили. Однако большая часть экспертов переменила свое мнение о российском Интернете. Прогнозы стали оптимистичнее.

— Рынок растет, проектов появляется все больше, хватает ли специалистов?

— К сожалению, нет. Есть много талантливых разработчиков, топ-менеджеры неплохие появились, а вот вести проекты некому. В российских командах в отличие от западных недостает способных менеджеров среднего звена.

— В чем заключается Ваша концепция управления холдингом E-House?

— Трудно сказать в двух словах. Знаете, я выпускник МФТИ, а в Физтехе нас учили не бояться никаких задач. Потом я долгое время был разработчиком.

Беседу вела Фрида ГУДИМ