РЫНОК ОДНОГО ПОКУПАТЕЛЯ

Российская экономика находится на волосок от очередного кризиса — цены на нефть опять невысоки и неизвестно, какими будут завтра. Хотя по всем законам нефтяного рынка должны были бы подпрыгнуть до небес.

Всем старым законам главный потребитель нефти на мировом рынке — Соединенные Штаты Америки — отказал в праве на существование. Продемонстрировав тем самым, что законы были не чем иным, как американской индульгенцией арабским и иным нефтезависимым странам.

Теперь США не хотят их подкармливать, поскольку они «плюют в колодец», и фактически сами берутся регулировать цену на «черное золото». При этом ведут себя гуманно — не опускают цену слишком уж низко. Но гуманность не должна обманывать — сильные могут позволить себе быть добрыми.

В результате пересмотра правил игры на нефтяном рынке Россия, как и другие нефтезависимые страны, фактически попала под контроль США. При этом нашей стране, стоящей на двух экспортных ногах — сырье и поставках оружия, — приходится не так тяжело, как некоторым арабским и африканским странам, живущим только нефтью.

Впрочем, наш военно-промышленный экспорт также весьма проблематичен. Очевидно, что Америка использует все рычаги, чтобы исключить поставки оружия в недружественные ей страны. А заодно и вытеснить Россию с рынка вооружений вообще. И в этом смысле Отечеству ничего не остается, как быть слугой двух господ: подыгрывать как Америке, так и странам, не являющимся ее союзниками, а то и выступающим противниками США, чтобы продавать им оружие.

Наш оружейный экспорт сейчас пошел в гору: объявила о новых закупках оружия Индия, напуганная усилением связки своего злейшего врага Пакистана с США; блестяще для российских фирм прошла осенняя оружейная выставка в Малайзии: было объявлено о выпуске новой, малайзийской модификации Су-30 МК (Су-30 МКМ). И очевидно, что Россия не должна сдавать своих позиций в этой сфере под напором США.

Военно-промышленный комплекс мы, полагаю, должны усиленно развивать, опираясь на потребности и финансовые возможности китайской и индийской армий. Оружейный экспорт лучше сырьевого тем, что позволяет развивать высокие технологии. Но делать ставку только на него, думаю, неправильно.

Серьезное ограничение в извлечении дохода из продажи сырьевых ресурсов должно компенсироваться появлением нескольких точек опоры. Одна из них — использование интеллектуальных и производственных ресурсов машиностроительных предприятий для производства западной продукции — как бытового назначения, так и, например, гражданских самолетов.

Другая — ускоренное развитие гражданского ответвления военных производств по направлениям, в которых мы можем быть потенциально конкурентоспособны на мировом рынке. Речь может идти, например, о создании современных гражданских самолетов бизнес-класса, специальных видов вертолетов, некоторых типов морских судов…

Это поможет нам сохранить экономическую и политическую самостоятельность, если оружейный рынок превратится в рынок одного продавца.