“Создается братство по оружию”

После некоторого падения вновь растет курс доллара США. Падают нефтяные фьючерсы на мировых рынках. Эти два факта свидетельствуют о том, что катастрофа, потрясшая Вашингтон и Нью-Йорк, несмотря на свой драматизм, все же не в состоянии произвести революционные потрясения на мировых рынках. То же самое относится и к политической парадигме.

Слова о начинающейся Третьей мировой войне, прозвучавшие в первые часы после терактов, можно воспринимать как отражение глобальной эмоции, охватившей не только США, но и значительную часть мира. Однако чем дальше от нас будет этот день, тем больше мы будем понимать, что из его последствий окажется скоротечным, а что приведет если не к изменению, то хотя бы к корректировке мировой политической парадигмы.

Судя по всему, теракты в Вашингтоне и Нью-Йорке, несмотря на тысячи жертв, все же не повлияют на основные принципы расстановки сил в мире. Главные игроки останутся при своих интересах вне зависимости от того, разбомбят американцы Афганистан или нет. Всеобщего объединения Севера против Юга не произойдет, хотя бы потому, что «южные» лидеры типа Арафата и Каддафи, повинуясь голосу рассудка, решительно отмежевались от террористов, высказав сочувствие американцам.

Произойдет другое — психологически страны Севера начнут в большей степени воспринимать свою общность в борьбе с терроризмом, использующим зеленое знамя. Ощущаться это будет в более жестких интонациях при ведении диалога с Югом, в большем сближении с теми, кто противостоит терроризму. Еще недавно израильское руководство было объектом для жесткой критики (вперемежку с судебными обвинениями) со стороны значительной части европейской общественности. На ближайшее время эта тема отошла на десятый план, уступив место явному отрицательному отношению к «тем, кто взрывает дома». А это, как предполагают сейчас сотрудники американских спецслужб, люди с арабскими фамилиями. И даже если данные догадки будут опровергнуты, осадок все равно останется. Так что отношение к Арафату немного ухудшится. А Шарона будут в большей степени воспринимать как «своего».

Соответственно, с третьего на десятый план в мировых информационных потоках уйдет и «чеченская» тема.

Россия сейчас сделала несколько знаковых ходов навстречу американцам. Отменены учения российских ВВС, которые могли отвлечь службы ПВО США от противодействия террористам. После совещания Владимира Путина с силовиками было принято решение не принимать чрезвычайных мер безопасности, которые могли бы рассматриваться как возможная угроза США (в ответ на судорожные действия американских военных). Скорее всего эти жесты в США оценят, хотя в умиление и не впадут.

Однако если американцы решатся нанести удар по Афганистану, не имея стопроцентных доказательств вины талибов и Бен Ладена (а такие доказательства добыть вряд ли удастся), то Россия окажется перед нелегким выбором — поддерживать их или нет.

Если Россия все же выступит единым фронтом с США, изменения мировой политической парадигмы в ее российской составляющей будут более значительными. «Братство по оружию» хотя и отдаленно, но напомнит дух времен Второй мировой войны. Однако для того чтобы такой сценарий был реализован, российской власти придется отказаться от многих стереотипов, которые свойственны и российскому общественному мнению последних лет, и части правящей элиты.

С другой стороны, для США российский фактор пока не является основным. Для американцев куда важнее лояльность Пакистана, за которую заплачено обещанием отменить санкции, введенные против этой страны (как и Индии) в 1998 году после ядерных испытаний. Теперь США стоят перед проблемой участия в операции Саудовской Аравии, которая начала колебаться — не исключено, что это часть торга.

Однако чем больше будет появляться ограничителей в отношении Пакистана и Саудовской Аравии, тем существеннее будет роль России. Пока она позиционирует себя как сила, способная контролировать доступ Запада на аэродромы центральноазиатских стран СНГ, а также является основным партнером Северного альянса (в том числе и в военной сфере). В том случае, если «северное» направление операции станет приоритетным (а это возможно в случае эскалации протеста в Пакистане и неудачи торга США с саудитами), позиции России в диалоге с американцами существенно укрепятся.

Записала Анастасия САЛОМЕЕВА

При подготовке текста использованы материалы сайта www.politcom.ru