“Мы предлагаем свой “интеллектуальный дом” как кирпичик нового общества”

Президент компании ICS, специализирующейся на интеллектуальных зданиях, Юрий Королев весьма оптимистически оценивает программу «Электронная Россия».

— Юрий Юрьевич, какие Вы видите достоинства и недостатки новой программы?

— Это целевая федеральная программа. Слава богу, что она написана умнейшими людьми и в общем более или менее похожа на бизнес-план. Главный ее недостаток в том, что она не рассчитана на рынок: у нее есть цели, у нее есть собственный бюджет (соответствующие цифры там записаны), и этот бюджет она собирается расходовать. Я полагаю, что государство должно заниматься созданием средств производства, а не производством.

Хотя там есть и проведение тендеров, она не рассчитана на продукт, который создаст «Электронную Россию». Если правительство рассчитывает стать корпорацией «Россия», то для него очень важно понимать, что она должна занять свое четкое лидирующее место на рынке. Что такое рынок? Это свободное обращение обязательств, свободное предложение продуктов, конкуренция и так далее. Нужно сформировать систему, которая создаст «Электронную Россию». Из федеральной целевой программы это не следует, а следует план мероприятий по созданию некой инфокоммуникационной системы, которая и станет началом «Электронной России».

И еще. В рамках рассматриваемой программы очень плоха конвергенция с другими секторами экономики. Считается, что куратором данной системы является Министерство по связи и информатики под патронажем Министерства экономического развития и торговли. А где, простите, строительный рынок, а где энергетический рынок, где остальные рынки, они, что, не будут участвовать? Каждый из монополистов на сегодняшний момент работает над созданием параллельных информационных систем не обязательно для управления, но еще собственно и для их коммерческого использования. Взять, например, «ТрансТелеком» или РАО ЕЭС России, а ведь есть еще и планы развития многих других систем.

Если мы говорим о создании инфокоммуникационных систем, то это означает, что мы должны говорить о создании каналов связи, передаче информации и создании способов доступа к ней.

Во всех программах, которые я видел, отсутствует понятие продукта — что будет продаваться и кому. В бизнес-плане нужно четко указать, что такое продажа. Что собирается продавать электронное правительство? Как только возникает точное понимание целей и задач — достаточно четко и ясно возникает перечень того, что нужно сделать, чтобы можно было реализовать эти задачи, и как следствие возникают те люди, у которых есть деньги и которые готовы финансировать реализацию этих планов и задач.

После этого начинает работать достаточно простой механизм — для выполнения больших задач требуется проведение тендеров, что может осуществляться на очень хорошем уровне. На ряде министерских сайтов есть принципы проведения тендеров, и это уже достаточно хорошо. Там есть такие вещи, с которыми нельзя не согласиться: допускается участие определенных компаний на бестендерной основе по причине конфиденциальности, уникальности технологий и другим причинам.

В целевой программе нет продукта, о котором можно было бы объявить. И второе — если бы даже продукт был назван, не указан способ его сбыта, то есть не описаны каналы оптового распространения и точки розничной продажи.

Такие у меня появились замечания по прочтении этой программы. Я считаю, что и Греф, и Рейман опираются на бизнес, а не на старые структуры. Это и понятно, сейчас уже половина экономики контролируется представителями частного бизнеса.

Ясно, ругать может каждый, но что же мы предлагаем? Мы выступили с комплексным предложением под названием «Комплексное управление территориями». Идея наша звучит так: «Интерактивное пространство и инвестиционно привлекательные решения в области информационных систем».

— А достоинства у программы есть?

— Достоинства есть. Своим появлением программа продемонстрировала: реалии цифровизации общества таковы, что они уже принимаются в расчет на высоком государственном уровне, и приоритеты движения в данном направлении тоже указаны. Сам факт разговора о том, что сегодня «Электронная Россия» может стать способом управления государством, означает колоссальный прорыв. Другое дело, как практически все это будет выглядеть.

Я, например, очень положительно рассматриваю появление в целях и задачах программы такого пункта, как создание электронного правительства — совершенно уникального способа управления страной через реальные рейтинги, которые будут поступать от активных граждан России. В настоящее время на информационных сайтах министерств появляются письма от частных фирм с вопросами и предложениями своих услуг, и их переадресуют к конкретным лицам различных министерств. Все это очень смахивает на частную лавочку. Это неправильно. Правительство должно создавать рыночную систему таким образом, чтобы вопросы и предложения были адресованы ясно кому (потому что есть потребность) и ясно кем (потому что есть предложение). Они должны быть замкнуты в самой системе, каковой является рынок.

Что же из инфраструктуры должно остаться государству в управление? Мы ведь говорим о корпорации «Россия», поэтому следует рассматривать как выгодные те активы, которые рынок создать не может, а именно: атомные и гидроэлектростанции, железные дороги, может быть, и другие — это следует оценивать экспертам. В любом случае, это те предприятия, машины и оборудование, амортизация на которые исчисляется в 70—100 лет. В этом смысле государство может взять такие предприятия себе на баланс.

Коммерческие компании, в 70 процентах случаев срок жизни которых составляет три года, разумеется, приобретать такие большие долгосрочные активы не будут. Основная масса компаний, живущих недолго, будут покупать недорогую мебель, недорогие технические средства, недорогое программное обеспечение — для этих целей есть специальный рынок. Я взял крайности — государственный уровень и частнопредпринимательский, средний срок жизни которого составляет три года.

Советское государство прожило 70 лет, однако территория его никуда не делась, она может быть расчленена, перераспределена, но тем не менее… Государство должно содержать то, что живет долго, а регионы должны стать основными источниками поступлений в федеральный бюджет. Нашу страну нельзя не делить на регионы: мы находимся в восьми часовых поясах. У нас есть разные территории, как сырьевые, так и производственные. Принцип деления нашего государства продиктован здравым смыслом.

Получается так, что федеральный уровень должен заниматься сконцентрированным производством и созданием основных доходов, получая определенную часть из них.

— Это затратная программа, или все же предполагаются какие-то доходы?

— Я их там не увидел, может быть, Вам удастся там это вычитать. Я не понял, кто будет покупать и кому он будет перепродавать. Это важно, потому что государство может произвести продукт только очень высокого уровня. В силу того что мы ведем постоянную популяризацию нашего «Интеллектуального дома» как места, где проводим основную часть жизни, нам со всех сторон задают разного рода вопросы, и мы стараемся разъяснять самой различной аудитории условия нашего с вами существования. К примеру, мы все используем электроэнергию, используем газ, используем воду. За эти услуги мы платим деньги. При всем при этом не наступает самого цивилизованного элемента данной сделки — купли-продажи. Я не покупаю электроэнергию, мне ее дают, а я за нее плачу по тем тарифам, которые мне назначают. Рыночная система здесь не работает.

А как должно быть? Каждому оптовику (он ведь потребитель) нужно быть немного и производителем. Это значит, что сервисы движутся от производителя до потребителя следующим образом: они импортируются оптовым покупателем (из разных мест, замечу, — из Ярославской, Ленинградской или другой области), тот создает инфраструктуру и имеет собственное производство. У него есть дизель и газогенераторы, он сам производит электроэнергию, покупая топливо (газ, мазут, уголь), и экспортирует ее, продает за какие-то деньги. Он может осуществлять и транзитные продажи. Отсюда и отношение к торговле в целом.

Продукт, то есть ресурс, должен наличествовать. Безопасность тоже продукт. Я могу купить физическую безопасность, оплачивая услуги того, кто гарантирует мне, что я буду жив. Точно так же, когда плачу налоги, я покупаю услуги правительства. Это и есть купля-продажа.

Почему мы назвали наш проект «Интерактивное пространство»? Интерактивное пространство — способ создания рынка, с помощью которого методом простого регулирования можно создавать любой продукт. Это небольшая утопическая идея, но существуют потребности, и от этого никуда не деться. Мы занимаемся таким проектом, как «Интеллектуальный дом». Однако отдельно стоящих интеллектуальных домов не бывает. Сам по себе он социально незначим, поскольку всегда находится в какой-то инфраструктуре. Недостаточно и интеллектуального города, нужна интеллектуальная страна.

Вот эту мысль мы и стараемся озвучить. «Электронная Россия» должна распространяться и на строительный сектор, потому что он создает газоснабжение, водоснабжение, электроснабжение. А где еще одна розетка под названием «Телекоммуникации»? Я не понимаю, почему развивается параллельная элитарная программа, когда строительный сектор молотит как заводной. Другое дело, что у нас есть колоссальные претензии к строительному сектору, тем не менее он формирует инфраструктуру.

Инфраструктура проектируется на градостроительном уровне, а создается на строительном уровне. Градостроительный уровень должен обязательно быть пропитан новейшими достижениями в области информационных технологий. На нем должны планировать территории таким образом, чтобы среда стала электронной, чтобы в ней могло возникнуть то самое интерактивное взаимодействие.

— Вы говорили о безопасности. В программе в достаточной мере учитывается информационная безопасность?

— Если информационная безопасность будет прописана как продукт, если информации дадут цену, в этот момент мы сможем поговорить о ее защите. Сегодня информация — это нечто неопределенное. Пока живут такие чудесные люди, которые называются расхитителями интеллектуальной собственности, копировальщиками ПО и других элементов интеллектуальной собственности, пока существуют хакеры, мы не можем говорить о том, что есть концепция информационной безопасности. Ныне информация не имеет цены и никто ее не страхует. Если информация утеряна, кто-то должен платить. Какова цена информации, как считать: по байтам, по значимости? Если нет продукта, если невозможно его отцифровать, — значит, нет способа его защиты.

Мы снова приходим к высказывавшейся выше мысли, что правительство должно создавать не продукт, оно должно создавать средства производства этого продукта, условия, в которых данный продукт будет существовать, будет застрахован и страховка на него будет перестрахована. Здесь-то и требуется соответствующая законодательная база. Нужно создать правильные рыночные условия для возникновения продукта, тогда он появится сам.

О чем нужно позаботиться государству? Оно должно создать активного налогоплательщика — бедный человек ничего не купит. Однако помимо продукта необходимо, чтобы существовали средства его доставки, услуги. Если говорить об электронной торговле, то это — часть «Электронной России». У гражданина должно быть право покупать все, что ему захочется, — не только книжки, но и электроэнергию.

Кто сказал, что «Электронная Россия» должна строиться от Кремля? Кремль будет одним из медиа-центров в этой сети и производителем определенной части информации. Орган региональной власти тоже станет производить информацию, более того, в каждом жилище будет свой терминал, некое устройство, с помощью которого можно будет создать интерактивное взаимодействие. Когда домохозяйка захочет приобрести его, «Электронная Россия» будет построена за два года.

Самое правильное голосование — это голосование рублем.

— Допустим, программа пошла. Как, по-Вашему, изменится рынок информационных технологий?

— Прежде всего изменится инфраструктура инфокоммуникационных технологий. То, что есть сейчас, напоминает домик трех поросят: волк дунул — и он обвалился. Поэтому, я думаю, возникнет очень серьезная потребность в создании и модернизации телекоммуникационной инфраструктуры. Неочевиден пока терминал для интерактивного взаимодействия, способ получения и передачи информации.

С помощью развитой системы телекоммуникаций мы сможем создать новое общество. То правительство, которое мы имеем сейчас, в основном действует правильно. И общество в общем-то правильное. Мы предлагаем свой продукт — интеллектуальный дом как кирпичик нового общества.

Беседу вел Валерий ЮФА

ПРОЕКТЫ ICS: Автоматизированная система контроля
и управления терминала 2 международного аэропорта Шереметьево

Цель создания — замена
устаревшей системы АСУ

Предмет управления — инженерные системы и системы безопасности:

системы электроснабжения

— Подстанции 6 kV

— дизель-генераторы и УБП

— распределительные устройства на этажах

— преобразователи питания 400 Гц

— учет электроэнергии

системы освещения

— этажи здания и подвал

— лестницы и пути эвакуации

— перрон, территория и реклама

— навигационные огни

— системы причаливания ВС

механические системы

— лифты

— эскалаторы

— телетрапы

— автоматические двери

— багажные транспортеры

вентиляция, кондиционирование и отопление

— вентиляционные установки

— компрессорное оборудование

— тепловые пункты

сантехнические системы

— водоподготовка

— дренажные насосы

Фактический объем системы по 1-му этапу проекта — 850 точек контроля

— новая сеть оптической связи

по терминалу

— 37 коммутационных шкафов с оборудованием

— 13 сетевых контроллеров

— 159 модулей ввода/вывода

— 2 рабочих станции

— 32 графических экрана операторов

Планируемый объем системы по терминалу — 2200 точек контроля

— 15—18 сетевых контроллеров

— 280—300 модулей ввода/вывода

— 70 коммутационных шкафов с оборудованием

— 7 рабочих станций

— 60—70 графических экрана операторов

ПРОЕКТЫ ICS: Загородный жилой комплекс

Загородный жилой комплекс представлят собой объект, все инженерные системы которого объединены в единую интеллектуальную систему.

На объекте смонтирована и введена в эксплуатацию система пожарной сигнализации SecuriPro швейцарской фирмы SECURITON.

Система пожарной сигнализации состоит из приемно-контрольного прибора MCU-211, который через стандартную шину SecuriLan подключен к устройству индикации и управления MIC-732. Интеллектуальные адресные пожарные извещатели SSD 531(дымовые), UTD 531 (тепловые) и ручные пожарные извещатели FT 513, подключаются к многофункциональному шлейфу SecuriLine. Система пожарной безопасности содержит около сорока датчиков. Приемно-контрольный прибор предназначен для передачи информации от пожарных извещателей через шину SecuriLan к устройству контроля и управления MIC-732.

В настоящее время закончено проектирование и ведется монтаж оборудования системы управления климатом.

Данная система выполнены на базе оборудования фирмы ANDOVER CONTROLS серии Continuum.

В состав системы управления климатом входят: рабочая станция оператора, сетевой контроллер СХ9900, Infinet контроллер DCX250, 28 модулей ввода-вывода (типа UI-8-10-10v, MI-6, DO-4-R-O фирмы ANDOVER CONTROLS, DIM-6-VFC-V фирмы SONTAY ), два блока питания с функцией UPS, датчики температуры и влажности в помещениях жилого комплекса и вне его, датчики контроля параметров систем отопления, ГВС, ХВС, водоподготовки и устройства управления технологическим оборудованием.

ПРОЕКТЫ ICS: Центр коммутации ЗАО «Соник Дуо»

Автоматизированная система управления микроклиматом и безопасностью телекоммуникационной компании в помещениях общей площадью около 1000 кв.м.

Размер системы — 1 сетевой контроллер,

28 модулей ввода/вывода, 1 шкаф управления.

управление микроклиматом

— параметры температуры и влажности,

— управление чиллером и прецизионными кондиционерами через сухой контакт

— поддержание температуры теплоносителя (гликоль) в первом контуре — free cooling/chiller

— плавная регулировка насосов

и сухого охладителя

контроль систем энергоснабжения

— контроль фидеров питания

контроль и управление системами безопасности

— 13 дверей: контроль доступа

— интеграция пожарной сигнализации ESMI через драйвер и сухой контакт

— интеграция охранной сигнализации Hedengren

через сухой контакт