«Менеджерам необходима специальная подготовка»

Чуть больше года в России идет эксперимент по подготовке «мастеров делового администрирования» — российского аналога обладателей диплома MBA. К участию допущены 15 ведущих экономических вузов, в том числе, конечно, Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, ставшая кузницей управленческих кадров еще в советское время.

Вот что рассказал об MBA-подготовке в АНХ и важности этой программы для российских менеджеров ректор Института бизнеса и делового администрирования АНХ, вице-президент Российской ассоциации бизнес-образования доктор социологических наук, профессор Сергей Мясоедов.

— Академия народного хозяйства объединяет 16 школ бизнеса, в которых преподаются 13 различных программ MBA. Поэтому она шла в списке вузов — участников эксперимента под номером один. И именно академия во многом является носителем знания о том, что же такое MBA в России.

Вообще программа Master of business administration как явление образовательное и социально-экономическое в нашей стране не очень хорошо известна. Один из великих экономистов назвал эту программу, название которой правильно звучит «Магистр делового администрирования» (слово master все-таки следует переводить как «магистр») самым большим открытием в области образования.

Основная посылка программы проста, как все гениальное. Она исходит из того, что люди заканчивают множество специализированных вузов, приходят в практическую сферу, работают по той или иной специальности, а затем назначаются на управленческие должности. Они начинают управлять сотрудниками — в больнице, на торговом предприятии, в сталепрокатном цехе, конструкторском бюро, научном учреждении… И сталкиваются с немного другими задачами, чем те, которые их учили решать в вузе.

Им не хватает того багажа знаний, который дало базовое высшее образование, — чтобы стать полноценным менеджером, требуется специальное, дополнительное к высшему, образование.

— Это как в армии: чтобы стать старшим офицером и получить соответствующие «звездочки», нужно закончить военную академию вида Вооруженных Сил, а чтобы стать генералом — Академию Генерального штаба?

— Да, такая аналогия вполне уместна.

Из подобного подхода к образованию по программе MBA вытекает концепция обучения — специфическая как по содержанию, так и по форме.

Что касается содержания, то изучается прежде всего внешняя среда ведения бизнеса — юридическая и экономическая. Слушатели проходят экономическую теорию, гражданское право, изучают мировую экономику — только в той степени, чтобы понимать, куда движется человеческое общество, каково международное разделение труда и так далее. Затем идет блок основных дисциплин — общий менеджмент, стратегический менеджмент, управление маркетингом, бухгалтерский учет для менеджеров и так далее.

Зачем, спросите Вы, нужны маркетинг и бухучет — ведь MBA готовит менеджеров, а не бухгалтеров или маркетологов? Да, безусловно, программа «Магистр делового администрирования» готовит так называемых менеджеров-дженералистов, то есть менеджеров общего профиля.

Но квалифицированный управленец просто обязан знать бухгалтерский учет на уровне, достаточном для участия в мозговом штурме с бухгалтерами и аудиторами по оптимизации налогообложения, он должен понимать, как извлечь из учетных данных управленческую информацию. Учет изучается именно с этих точек зрения — преподавания техники бухучета программа MBA не предполагает.

То же самое с управлением маркетингом. В рамках MBA изучают не маркетологические техники, а проблемы сегментирования рынка, закономерности ценообразования, особенности потребительского поведения. То есть даются знания, затрагивающие область ответственности руководителей предприятия.

Большое внимание уделяется в основном блоке обучения такой дисциплине, как управленческие финансы. Откуда можно привлечь финансовые ресурсы, как их правильно разместить…

Но, конечно, главное место занимает изучение проблем управления людьми — квинтэссенция любого менеджмента. Изучаются такие дисциплины, как организационное поведение, групповая динамика, конфликтология, искусство презентации, собственно управление человеческими ресурсами. Все они предназначены для того, чтобы выпускник умел создать правильную мотивацию, избежать проблем в коллективе, сформировать в компании современную организационную культуру.

Третья часть программы посвящена углубленному изучению тех или иных менеджерских специализаций. Поскольку учатся не только президенты компаний, но и вице-президенты по разным направлениям, существуют специализации MBA по стратегии, маркетингу, финансам и так далее…

Выше я употреблял слово «изучаются», что, наверное, вызвало ассоциацию с традиционным вузовским обучением — лекции, семинары и прочее. Но в рамках MBA мало лекций в обычном понимании. Теоретическая подготовка вообще сведена к минимуму. Основу программы составляют разбор case study, тренинги, разного рода интерактивное обучение.

При этом, как правило, курсы MBA проходят «без отрыва от производства» — по вечерней или так называемой очно-заочной форме, когда слушатели на одну-две недели в квартал собираются для интенсивного обучения, а все остальное время занимаются самоподготовкой на основе учебников и интерактивных программ. (Хотя встречаются и очные курсы, обычно это junior MBA — для тех, кто только готовится стать руководителем или работает менеджером менее двух лет.)

Подобные формы подготовки продиктованы пониманием того, что учиться придут практики, которым нужно просто систематизировать свои представления об управлении, чтобы помочь избежать ошибок при принятии управленческих решений.

Я должен сказать, что само общение в рамках групп слушателей — тоже важный фактор обучения. Курсы MBA во всем мире дороги, отнимают у слушателей довольно много времени. А значит, их могут себе позволить только успешные менеджеры.

Среда общения, которая устанавливается между ними, анализ практических ситуаций на их предприятиях — важнейшие факторы, которые используются при подготовке по программе «Магистр делового администрирования».

Знаете, я учился в Warton Business School университета Пенсильвании — знаменитой школе «Уортон», которая постоянно спорит с не менее известной Нarward Business School за первое место.

Совсем недавно я был на ежегодной встрече выпускников «Уортона» в Москве. Это около 60 человек, среди которых есть и русские, и американцы, и европейцы. Такие клубы выпускников есть у всех бизнес-школ, в том числе и у российских.

— Но в смысле установления деловых связей учиться, наверное, лучше в западных школах?

— Я не скажу ничего нового, если замечу, что для работы в российской компании со всех точек зрения, в том числе и с этой, лучше учиться по российской программе MBA. Для работы же в западной компании лучше заниматься по западной программе — они есть как в иностранных бизнес-школах, так и в российских.

Обучение по иностранным программам предполагает, что слушатель работает по иностранным же учебникам, многие занятия ведут иностранные профессора и тренеры, экзамены принимают только иностранные профессора. Для западных бизнес-школ это франчайзинг, а они относятся к своей торговой марке, которую создавали столетиями, очень трепетно.

Но я должен сказать, что наши школы бизнеса сейчас работают как минимум не хуже, чем западные середнячки. Во-первых, они, разумеется, выполняют общемировые стандартные требования к обучению по программе MBA, во-вторых, учебники, преподавание в наших школах лучше за счет того, что они ориентированы на отечественную экономическую и правовую действительность — более сложную, чем на Западе.

— Как отличить плохую школу от хорошей?

— В хорошей школе есть свои учебники. Хорошая школа наверняка работает с той или иной западной на принципах франчайзинга и выдает как российский диплом MBA, так и западный. В хорошей школе ролевых имитаций, case study, психотренингов, компьютерных стимуляций — не менее 40—50 процентов учебного времени.

Я очень плохо отношусь к нашим рейтингам школ бизнеса, но все же хорошая бизнес-школа наверняка окажется в первой десятке этих рейтингов.

— В российской армии примерно 70 процентов старших офицеров имеют диплом военной академии, а 30 процентов — не имеют. Как обстоят дела с дипломом MBA в российском менеджменте?

— Один процент имеет диплом, а 99 — нет. Но лед тронулся: сейчас мы учим многих из тех, кто занимался в нашей школе в начале рыночных изменений на коротких курсах. Хотя раньше наши бизнесмены — по большей части «технари» — говорили: «Что нам нужно? Здравый смысл плюс математические навыки». Сейчас понятно, что нужно не только это.

Прежде часто смеялись над западными консультантами, которые по любому поводу задавали странные вопросы: а какова ваша миссия? каковы ваши цели? Сейчас и нашим менеджерам становится понятно, что вести бизнес без миссии, целей и системных знаний — значит обрекать свою фирму на внутренний разлад и «спотыкание» о множество неучтенных препятствий.

Беседу вел

Александр ПОЛЯНСКИЙ