Деревянный союз

В России почти вся мебельная промышленность приватизирована. И большинству предприятий уже хорошо знакома оборотная сторона независимости от государства. Значительная часть проблем, с которыми им приходится сталкиваться, носит общеотраслевой характер. Попытки решать их самостоятельно, напрямую общаясь с властями, в большинстве случаев бесперспективны.

Именно по этой причине в марте 1998 года была создана Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России. Ее учредителями выступили четыре предприятия: мебельная компания «Шатура», АО «Свобода» (Рыбинск), АО «Севзапмебель» (Санкт-Петербург) и деревообрабатывающий завод «Большевик» (Новосибирск).

БОЛЬШИЕ И СМЕЛЫЕ

Заместитель генерального директора ассоциации Андрей Шнабель отмечает, что привлечение новых членов не является для этой организации самоцелью: «Руководитель предприятия должен до мозга костей прочувствовать необходимость членства в ассоциации. Он должен для этого созреть».

И, как показала практика, прежде других «созревают» крупные, утвердившиеся на рынке компании. Независимое, некоммерческое ведомство необходимо таким предприятиям для представления их интересов на уровне государства.

За три года существования Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России в нее вступило 57 компаний. На их долю приходится до 60% выпуска российской мебели. И если учесть, что всего мебельных предприятий в стране около 3 тыс., то получается, что в объединении мебельщиков состоят самые успешные российские компании.

Более мелкие предприятия отрасли нередко относятся к членству в ассоциации с опаской. «Многие директора думают, что мы хотим узурпировать их бизнес, командовать ими. Это их пугает и тем самым удерживает от вступления в ассоциацию», — сетует Андрей Шнабель. Однако он все же считает, что в перспективе мебельщики поймут: этот «профсоюз» не претендует на их независимость, и начнут вступать более активно.

КОНКУРЕНЦИЯ СПЛОТИЛА

Рыночные интересы членов ассоциации мебельщиков подчас диаметрально противоположны. Однако это не мешает конкурентам мирно уживаться в рамках единой профессиональной структуры.

Ассоциация, отмечает Андрей Шнабель, представляет собой рыночный механизм, призванный в условиях так называемого дикого рынка и свободной конкуренции объединять и лоббировать интересы производителей отрасли. Благо таковые всегда имеются.

В частности, хороший повод для консолидации — конкуренция с западными производителями. Наши мебельщики сходятся во мнении, что европейские фирмы и их российские дилеры сильно «давят» на правительственные органы с тем, чтобы устранить или в значительной степени снизить таможенные пошлины на ввоз в Россию готовой мебели. А отечественные предприятия заинтересованы в том, чтобы сохранить таможенные барьеры еще на пять—восемь лет — за это время они окрепнут и будут готовы к открытой конкурентной борьбе с западными фирмами.

Со своей стороны российские мебельные и деревообрабатывающие предприятия тоже заинтересованы в тех или иных изменениях законодательства: зачастую несправедливые нормативные акты препятствуют развитию их бизнеса не меньше, чем действия конкурентов. А в круг полномочий ассоциации как раз и входит работа с разными ведомствами, представление интересов отрасли в правительстве, официальное оформление и дальнейшее продвижение документов по инстанциям.

Ассоциация уже не первый год борется за снижение ввозных пошлин на качественные материалы и комплектующие. И надо сказать, небезуспешно. А каждое снижение пошлины дает предприятиям экономию оборотных средств, то есть вполне осязаемую прибыль.

Безусловно, в процессе общения с властными структурами у ассоциации возникает потребность подкрепить свои доводы фактическими данными. И данные эти запрашиваются непосредственно у предприятий. Между тем разглашение тех или иных сведений в кругу коллег-конкурентов, хотя и идет на пользу общему делу, может оказать самой фирме медвежью услугу.

И все же, утверждает Андрей Шнабель, подобных проблем у ассоциации не возникает. Дело в том, что здесь принято заранее согласовывать, какую информацию о себе члены готовы предоставлять, а какую они считают коммерческой тайной.

Кроме «войны» с органами власти ассоциация мебельщиков ведет и другую деятельность: занимается организацией выставок в стране и за рубежом; по заявкам предприятий ищет и сводит потенциальных партнеров. А еще сотрудничает с другими аналогичными структурами (в том числе и зарубежными) по вопросам, представляющим обоюдный интерес.

ПОРЯДОК В ДЕЛАХ

Законодательные инициативы ассоциации могут исходить как «сверху» — от ее руководящих органов, так и непосредственно от заинтересованных предприятий. В любом случае решение обратиться во властные структуры принимается только после обсуждения на президентском совете.

Раз в год члены ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности съезжаются на общее собрание.

Мероприятие преследует сразу несколько целей: обмен опытом (для этого встречу организуют на одном из состоящих в ассоциации предприятий), обсуждение планов и выборы управляющих органов — президента, генерального директора и президентского совета. При этом каждый член ассоциации имеет один голос — вне зависимости от размера предприятия и его членских взносов.

Избранный генеральный директор подбирает кадры и формирует исполнительную дирекцию в соответствии с утвержденной общим собранием сметой.

Четыре раза в год ассоциация выпускает информационные бюллетени со сведениями о развитии производства, различных официальных акциях, выставочной деятельности, зарубежной конъюнктуре. Рассылаются эти издания как ее членам, так и некоторым другим предприятиям отрасли с целью их привлечения. Кроме того, 15—20 компаний, которые не состоят в ассоциации, но проявляют интерес к ее работе, обычно приглашаются и на общее собрание.

Чем больше членов, тем сильнее влияние. У ассоциации, представляющей интересы не только отдельных предприятий, но и целой отрасли, больше шансов «достучаться» до властных структур. К тому же через ассоциацию государство имеет связь с конкретным производителем и получает представление об отрасли в целом. А это обстоятельство, отмечает Андрей Шнабель, существенно облегчает ее работу.

Ассоциация мебельной и деревообрабатывающей промышленности России является членом Европейской федерации производителей мебели. Ежегодные взносы в этой организации устанавливаются отдельно для каждой страны в соответствии с ее объемами производства. Россия платит 1200 евро в год и занимает 16-е место в общем списке.

Для сравнения: германские мебельщики платят за членство в Федерации около 80 тыс. евро в год, а итальянцы — 60 тыс.

Процедура вступления в ассоциацию довольно проста. Для внесения в реестр членов предприятию надо подать заявление и заплатить вступительный и годовой взносы. Причем эти суммы дифференцированы в зависимости от объемов реализации продукции того или иного предприятия.

Например, научно-исследовательские и проектные организации платят ассоциации около 8 тыс. руб. в год. А предприятия-гиганты, у которых объем продаж превышает 1 млрд руб. (например, «Шатура»), отдают в общую казну до 100 тыс. руб. Вступительный взнос составляет половину годового взноса.

Новичок получает свидетельство, подтверждающее его принадлежность к ассоциации.

А в случае желания выбыть из ее рядов вся процедура сведется только к подаче соответствующего заявления.