Химия пахнет нефтью и долларами

Как вы думаете, какой запах у химического производства? Аммиака, нашатыря, бензина?

Ответ на этот вопрос для большинства российских промышленных холдингов очевиден — оно пахнет деньгами. Крупнейшие компании, сфера деятельности которых, казалось бы, весьма далека от химии, вкладывают огромные средства в этот сегмент рынка.

В 1999 году рост в химической и нефтехимической промышленности составил 22% — это был самый высокий показатель в российской промышленности (общий ее рост выразился всего лишь скромной цифрой 8%). В прошлом году, согласно данным Госкомстата, химическая отрасль вместе с топливной промышленностью, цветной металлургией и электроэнергетикой лидировала по динамике промышленного производства. Темпы ее роста составили 14,9%. Тенденция сохраняется и в 2001 году — за первые два месяца сего года химическая промышленность увеличила общий выпуск продукции еще на 6,5%.

Хорошие перспективы у химической отрасли и на мировом уровне. Основные рынки конечных продуктов этой отрасли сегодня дают львиную долю в мировых продажах — 200 млрд. долларов. Например, на нефтехимическую продукцию, по оценкам экспертов, до 2006 года в мире спрос возрастет на 106 млн. тонн и достигнет уровня в 290 млн. тонн в год.

Влияние России на мировом химическом рынке в целом невелико — на долю нашей страны приходится около 2% мирового химического производства. С одной стороны, это лишь 10% от объема производства США. Но с другой — некоторые подотрасли, например производство аммиака и карбамида, обеспечивают до 15% мирового выпуска и примерно 30% мировой торговли этими продуктами.

«СИБУР», ДИТЯ «ГАЗПРОМА»

Первым перспективность химического производства понял «Газпром». Еще в 1995 году, когда большинство предприятий отрасли лежало на боку, он выступил инвестором Сибирско-Уральской нефтегазохимической компании («Сибур»), а в позапрошлом году купил контрольный пакет акций компании.

Благодаря деньгам «Газпрома» «Сибуру» удалось стать крупнейшим нефтехимическим холдингом. Послекризисный подъем в химической промышленности он встретил, будучи безусловным лидером как по числу контролируемых предприятий (90 заводов в 1999 году), так и по объемам производства.

В 2000 году предприятия «Сибура» произвели в общей сложности 506,4 тыс. тонн продукции. Выручка от ее реализации составила 2,5 млн. рублей. При этом экспорт предприятий «Сибура» в страны СНГ и дальнего зарубежья вырос на 40% по сравнению с 1999 годом и достиг 127,4 тыс. тонн товарной продукции. А за первые месяцы 2001 года объем переработки сырья на заводах холдинга увеличился на 55,6% и составил 514,5 тыс. тонн.

Для холдинга характерна максимальная информационная закрытость, поэтому точно не известно, как именно организованы взаимоотношения его предприятий с головной компанией. Известно только, что с большинством дочерних фирм «Сибур» работает по так называемым процессинговым схемам.

Такие схемы очень удобны для производителей. Суть их в том, что производственное предприятие получает сырье и рассчитывается за него готовой продукцией. Таким образом, перед ним стоит только одна задача — организовать производственный цикл.

НЕФТЯНИКИ ИДУТ В ХИМИЮ

После кризиса на химический рынок ринулись другие игроки: нефтяные компании и производственные концерны из других отраслей, благо не все сегменты химического рынка были заняты «Сибуром».

Компания «Татнефть» занималась нефтехимией, как и «Сибур», с докризисных времен: ей еще в начале 90-х правительство Татарстана передало в управление крупнейший в стране нефтехимический комплекс «Нижнекамск-нефтехим». Компания эта несколько лет назад решила увеличить свою долю нефтехимического рынка: в 2000 году приобрела Ефремовский завод синтетических каучуков, тоже один из крупнейших производителей нефтехимии в России. Эти два предприятия позволили «Татнефти» создать комплекс — конкурент «Сибура».

До покупки Ефремовского завода «Татнефтью», он, отказываясь покупать сырье у «Сибура», приобретал его в Финляндии. Это обходилось заводу недешево, теперь же его поставщиком стал «Нижнекамскнефтехим».

«Сибур», однако, серьезно осложнил татарскому нефтехимическому конгломерату выход с его сырьем на внутренний рынок, замкнув технологическое кольцо своих предприятий от поставки сырья до конечной продукции. Но при этом допустил стратегическую ошибку, «не застолбив» экспорт сырьевых продуктов, что тут же использовала «Татнефть». В прошлом году объемы экспорта объединенного «Нижнекамскнефтехима» удвоились.

Еще одна нефтяная компания, в последнее время активно занимающаяся нефтехимией, — «Лукойл». Его дочерняя структура «Лукойл-Нефтехим», включающая предприятия «Ставролен», «Саратоворгсинтез» и «Ставропласт», стремительно наращивает объемы выпуска, рассчитывая утроить производство в течение пяти лет.

Настойчивый интерес к химическому производству проявляют и другие нефтяные фирмы. В частности «Сургутнефтегаз» купил «Киришиоргсинтез», производящий один из видов сырья для синтетических моющих средств. Башкирская топливная компания владеет комплексом «Башнефтехим». Российско-белорусская компания «Славнефть» планирует в скором времени приобрести ряд нефтехимических предприятий в Белоруссии. Во всех трех случаях производство имеет сильную экспортную ориентацию.

Экспансия нефтяных компаний в химическую отрасль связана с диверсификацией их бизнеса.

За счет диверсификации производства можно решить целый комплекс задач: поддержать или стимулировать рост производства, увеличить размеры и стоимость компании, получить дополнительные прибыли.

Диверсификационная стратегия НК обусловлена динамичным ростом нефтяной отрасли, который наблюдался на протяжении последних нескольких лет. В результате теперь на этом рынке конкуренция остра, а возможности дальнейшего роста ограничены. В отличие от химической отрасли, которая только встает на ноги.

Большую активность в химической промышленности проявил металлургический холдинг «Северсталь». На острове Высоцкий в Ленинградской области сейчас строится первый в России специализированный терминал для перевалки химических продуктов, в частности метанола и аммиака. «Северсталь» принимает едва ли не самое деятельное участие в этом проекте.

Стоимость строительства терминала оценивается в 75 млн. долларов. Но инвесторов это не пугает. Пока что наши производители пользуются услугами портов в Вентспилсе и Одессе (Латвия и Украина). И это обходится им в круглые суммы. Предполагается, что услуги нового терминала будут дешевле, а потому именно через него продукция большинства российских химических предприятий будет отправляться за границу. На основе этого прогноза сроки окупаемости проекта оцениваются в 6 лет.

«СИБУР» НАВЕРСТЫВАЕТ УПУЩЕННОЕ

В «Сибуре» поняли свою ошибку с экспортом и обосновываются в экспортной нише. Для начала внешней экспансии выбрана Восточная Европа. Компания приобрела венгерское химическое предприятие BorsodChem, а в ближайшем будущем хочет присоединить к нему другую крупнейшую венгерскую химическую компанию — TVK.

Таким образом, «Сибур» станет лидером и в экспортном секторе химического рынка.