Деньги из тумбочки

Отмечаемый многими наблюдателями рост вложений в российскую экономику кажется важным, но неоднозначным признаком улучшения инвестиционного климата в стране. Тот факт, что инвестиции увеличились, безусловно, внушает оптимизм. Но финансировались они прежде всего за счет российских источников — объемы прямых иностранных инвестиций и банковского кредитования пока минимальны. И это делает тенденцию к росту очень уязвимой, так как для российских компаний такие расходы являются дорогостоящими и могут быть быстро сокращены при снижении прибыльности корпоративного сектора или в результате изменения ожиданий относительно структурных реформ.

ИНВЕСТОРОВ ПИТАЮТ НАДЕЖДЫ

1999 год стал переломным для инвестиционных тенденций. В четвертом квартале — в первый раз с начала 90-х годов — объемы вложений в экономику увеличились. В результате по итогам 1999 года их рост составил 5%, а в прошлом году этот показатель вырос на 17,7%.

Среди факторов, благоприятно сказавшихся на динамике инвестиций, в первую очередь следует выделить снижение политической нестабильности. Формирование новой, центристской Думы, выборы президента и, главное, создание либерального экономического блока в правительстве содействовали формированию положительных ожиданий по поводу будущей политики кабинета.

Важную роль сыграла и предложенная правительством реформа налоговой системы. В июне 2000 года были приняты четыре главы из части 2 Налогового кодекса РФ. Хотя общее уменьшение бремени составило в конечном счете всего 1,3% ВВП, ощутимый выигрыш от реформы получил именно корпоративный сектор — через снижение оборотных налогов и социальных отчислений. Кроме того, правительство не раз декларировало и более долгосрочные планы по снижению корпоративного налогового бремени. В частности обещало к 2003 году снизить до 35% отчисления в казну с ВВП (в 1999 году они составляли 41%).

Помимо перспектив, видение которых сложилось под влиянием этих заявлений, главным фактором улучшения инвестиционного климата стал рост доходов предприятий. Девальвация рубля позволила компаниям, работающим на внутреннем рынке, увеличить объем продаж. А для экспорто-ориентированных компаний она означала значительное сокращение издержек, которое в сочетании с ростом цен на мировых рынках сырья позволило увеличить прибыльность в нефтяной, газовой, металлургической и химической отраслях промышленности.

Значительный рост денежной массы в результате положительного сальдо платежного баланса фактически разрешил проблему неплатежей и расширил финансовые возможности компаний по финансированию инвестиционных расходов.

ИНОСТРАНЦЫ ОСТАЛИСЬ ЗА ГРАНИЦЕЙ

В то же время рост инвестиций пока не подкреплен структурными изменениями. Поэтому устойчивым он считаться не может.

В первую очередь это связано с тем, что, несмотря на возросшую ликвидность российской банковской системы в целом, участие банков в инвестициях оценивается лишь на уровне 3% их общего объема. Это связано с тем, что основной рост их кредитного портфеля происходил за счет краткосрочного кредитования, в основном ориентированного на потребности предприятий в оборотных средствах.

Очевидно, что в условиях возросшей платежеспособности реального сектора объяснение низкой кредитной активности банков следует искать в структуре их балансов. Например, одной из главных причин можно считать тот факт, что в конце 2000 года 90—95% обязательств банков составляли средства со сроками менее года (до кризиса 1998 года на долю таких средств приходилось 75—80%).

Кроме того, низкая капитализация банковского сектора (совокупный капитал банков — на 20% ниже докризисного уровня) также накладывает ограничение на более активное кредитование реального сектора.

Другим важным признаком того, что рост вложений в экономику пока не связан с улучшением инвестиционного климата, являются по-прежнему низкие объемы прямых иностранных инвестиций.

Суммарный объем полученных Россией в прошлом году иностранных денег составил около 10 млрд. долларов. Это всего 1% мирового объема. Из них на прямые инвестиции пришлось только 4,4 млрд. долларов, и эта сумма ничтожно мала по сравнению с потребностями российских предприятий. При этом она всего на 3% превышает вложения, сделанные годом раньше.

Таким образом, получается, что около половины вложений в экономику в 2000 году было профинансировано из собственных средств предприятий. В значительной степени это можно считать положительным сдвигом, так как такой рост свидетельствует о повышении доверия национальных производителей к политике правительства. В частности в 1999—2000 годах рост инвестиций происходил на фоне снижения утечки капитала, что является весьма обнадеживающим сигналом.

В то же время примерно 50% всех инвестиций в 2000 году пришлось на долю нефтeгазового сектора, который по сравнению с другими секторами обладает наименее изношенными фондами. Кроме того, в этой отрасли финансирование роста из собственных средств является очень дорогостоящим и снижает норму прибыли предприятий.

ВОПРОС В ЗЕМЛЕ

Данные промышленного производства в январе 2001 года показали, что тенденция к росту очень неустойчива. При этом можно с уверенностью утверждать, что в нынешнем году именно инвестиции станут определяющим фактором экономического развития. Ведь падение чистого экспорта в результате снижения цен на нефть и роста импорта уже не вызывает сомнений, а высокая инфляция подрывает конечный спрос.

В то же время есть несколько тревожных сигналов, свидетельствующих о возможном замедлении активности в инвестициях.

В первую очередь дело в том, что перспективы дальнейшей налоговой реформы сейчас кажутся призрачными. Так, например, изменения к закону о налоге на прибыль, закрепляющие право на льготное налогообложение, если прибыль направляется на инвестиции, отражают интересы лишь представителей экспортных отраслей, имеющих возможность инвестировать из собственных средств.

Кроме того, неспособность правительства договориться о реструктуризации долгов Парижскому клубу фактически означает, что в ближайшие годы у России появится необходимость обеспечивать более высокий первичный профицит бюджета. В таких условиях власть вряд ли пойдет на дальнейшее снижение налогового бремени, и реформы могут быть отложены как минимум до тех пор, пока не прояснится вопрос о реструктуризации внешней задолженности.

Необходимость обслуживать внешние долги в ближайшем будущем приведет и к более масштабным государственным заимствованиям на внутреннем рынке. В результате доходность по долговым обязательствам вырастет, вложения в финансовые инструменты станут для банков более привлекательной альтернативой по сравнению с кредитованием реального сектора, что приведет к росту ставок по кредитам.

Однако есть и ряд положительных моментов. Например, правительство сейчас явно педалирует принятие Земельного кодекса, что станет хорошим стимулом для инвестиций. Свободная купля и продажа производственной земли повысит правовую определенность, важную для реализации новых проектов.