Офшорная неправда

Недавно в нашу компанию обратился клиент, чей вопрос вызвал у опытных юристов недоумение. Клиент просил разъяснить, каким образом его компания, занятая в сфере производства и реализации потребительских товаров, может избежать уплаты НДС, открыв в России представительство офшорной компании.

При этом клиент ссылался на статью известного адвоката Павла Астахова «Все в полном офшоре», опубликованную в журнале «Деньги» в феврале 2001 года. При детальном знакомстве с этой публикацией оказалось, что она грешит многочисленными неточностями и ошибочными утверждениями, следуя которым предприниматель рискует подвести себя под суд.

ПЯТЬ ОШИБОК АДВОКАТА АСТАХОВА

В статье г-на Астахова утверждается буквально следующее: «Реальная работа предприятия начинается с момента регистрации и аккредитации в России представительства иностранной компании, которая в полном объеме осуществляет здесь финансово-хозяйственную деятельность, львиную долю доходов перераспределяя за пределами России. Таким образом, необходимость уплаты налога на добавленную стоимость отпадает».

Однако это заявление в корне противоречит российскому законодательству. По закону представительства не имеют права вести здесь финансово-хозяйственную деятельность в полном объеме. На то они и представительства. А льготы по НДС они получают лишь в случае ввоза в Россию имущества, предназначенного для собственных нужд. В остальном иностранные фирмы платят НДС в полном объеме. Следовательно, открытие в России представительства офшорной фирмы не поможет российским хозяйственникам избежать уплаты этого налога.

В статье обнаружилось и более смелое утверждение: со слов г-на Астахова получается, что деятельность по «сливанию» любых доходов через офшоры является абсолютно законной.

На самом деле подобная деятельность может расцениваться как притворная (или мнимая) сделка. То есть сделка, осуществленная с целью прикрыть другую. В случае же, если мнимость сделки доказана судом, она признается недействительной и тогда предпринимателю придется отвечать за сокрытие доходов по всей строгости уголовного права.

Г-н Астахов явно пренебрегает точностью формулировок. Он, например, упоминает, что на Кипре действует ставка налога на прибыль от операций с ценными бумагами для офшорных компаний в размере 4,5%. На самом деле такой ставки на Кипре нет. Есть общий налог на прибыль для офшорных компаний — 4,25%.

Кроме того, в статье упомянут некий Закон «О валюте», который якобы лишил российских граждан права иметь счета за рубежом. Вероятно, имеется в виду Закон «О валютном регулировании и валютном контроле». Однако этот документ, наоборот, впервые закрепил право россиян иметь счета в иностранных банках при условии их проживания за пределами страны. Кстати, этой «лазейкой» сейчас активно пользуются наши предприниматели, расселяющие членов своих семей за границей.

Неверно и то, что закон запретил переводить валюту на счета российских граждан. Пунктом 1 статьи 6 упомянутого акта установлено: «текущие валютные операции осуществляются резидентами без ограничений».

ЮРИСТЫ ПРЕДУПРЕЖДАЮТ

Изобличить предпринимателей, использующих офшорные компании, в уходе от налогов весьма не просто. Однако в принципе такая возможность есть. Например, в случае сотрудничества со следствием самого подозреваемого или кого-то из его окружения. Объектом воздействия органов может стать вчерашняя спутница жизни, недовольная разделом имущества при разводе, или бывший сотрудник компании, почитающий себя несправедливо уволенным.

В любом случае — даже если проблемы с законом маловероятны — юрист обязан предупредить клиента о существующей угрозе.

Офшорные схемы действительно популярны. Их в частности используют крупнейшие мировые корпорации, чьи обороты несравнимы с масштабами деятельности наших компаний.

10 лет назад юристы и аудиторы офшорных зон с большим энтузиазмом взялись работать с российским офшорным рынком, который тогда рос небывалыми темпами. Однако со временем они вернулись к старым клиентам, а к российским стали подходить с большой избирательностью. Вероятно, дело здесь, не в последнюю очередь, в том, что наши предприниматели научились игнорировать даже эфемерные налоговые ставки офшорных зон.