“Правительство не пойдет по статье “преступная халатность”

Экономическая ситуация в России определяется по-прежнему ценами на нефть. Цены не упали — спасибо новой администрации США с ее «гуманитарными» бомбардировкам и Ирака. Посему ситуация осталась более или менее стабильной.

Но, к сожалению, политической воли для того, чтобы использовать нефтяную паузу для структурных реформ, создания механизмов роста пока не видно. И несмотря на стихийное формирование этих механизмов — например, в сфере ВПК — наше будущее выглядит отнюдь не радужно.

Хотя можно было бы использовать для прорыва многие наши внутренние и экспортные возможности. Военно-техническое сотрудничество, скажем, сейчас активно развивается, ситуация в нем хороша как никогда, несмотря на очередную перетряску, связанную с преобразованием «Росвооружения» и «Промэкспорта» в «Рособоронэкспорт». Российское производство во многих отраслях поднимается…

А цены на нефть, несомненно, вскоре упадут, потому что основной потребитель нефти — американская экономика — входит в фазу спада. Это означает, что не за горами новый кризис российской экономики. И есть опасность, что этот кризис в отличие от позитивного в целом краха экономики 1998 года издания окончательно превратит нас в Африку.

Особенность африканского типа стагнации состоит в том, что страны с такой стагнацией совершенно не подвержены развитию. Этакая прореха на человечестве.

Близкий спад американского народного хозяйства означает и мировой экономический кризис. Достоинство нашего положения состоит в том, что мы не успели в полной мере интегрироваться в мировую экономику. И поэтому новый всемирный экономический коллапс ударит по нам не больно — лежачего трудно свалить.

Если вспомнить школьную задачку про бассейн с краном, мы почти не связаны с мировой экономикой «вливным» — только «выливным». То есть все, что заработано, тут же уходит из России: ничего не задерживается. Потому что в стране нет нормальных экономических и правовых условий, чтобы валютная выручка, полученная нашими экспортерами на мировом рынке или средства, полученные российскими производителями самых разнообразных товаров, которых после кризиса 1998 года изготавливается в России великое множество, вкладывались в родную страну.

Знаете, в недавнем выступлении Михаила Касьянова в Италии были названы шесть совершенно правильных шагов, которые необходимо предпринять. То есть правительство понимает ситуацию, знает, что надо делать, — но ровным счетом ничего не предпринимает.

После римской речи Касьянова у кабинета нет оснований претендовать на статью УК «Преступная халатность» — они пойдут по статье «Преступные намерения». И сейчас, когда в Думе раздаются голоса, мол, дайте же правительству поработать, у меня возникает вопрос: кто не давал кабинету работать целый год, что он находится у кормила экономической власти?!

Ситуация может развиваться по двум сценариям: создание, наконец, механизмов инвестирования и роста экономики или новый кризис. Первый сценарий реализуется, если появится, наконец, воля для осуществления структурной политики. Но пока предпосылок для этого не видно. Значит, будет новый кризис, и лучше бы он произошел побыстрее, потому что без него, чувствую, власти не начнут проводить разумную экономическую политику.

Записал Александр ПОЛЯНСКИЙ