“Олигархов” сменяют “иерархи”

В январе-феврале 2001 года были сделаны первые шаги на пути выработки новых правил игры во взаимоотношениях между государством и бизнесом. Это стало ясно после второй встречи Владимира Путина с ведущими предпринимателями.

Во-первых, объективно снизился статус Совета по предпринимательству при правительстве, а премьер и правительство утратили монополию на постоянный диалог с бизнесом. Вместе с тем пока нет оснований считать, что регулярные встречи с Президентом приведут к деградации совета при правительстве.

Во-вторых, была создана новая площадка для постоянного диалога бизнеса и власти. Президент пообещал, что встречи станут постоянными, а их периодичность увеличится до четырех раз в год. Это повышает статус элиты бизнеса в складывающейся иерархии нового истеблишмента.

В-третьих, власть продемонстрировала готовность реально учитывать интересы предпринимателей в проведении экономической политики. Владимир Путин лично предложил бизнесу позитивную программу по последовательной либерализации экономики. Законодательные инициативы, с которыми непосредственно перед встречей выступили лидеры прокремлевской фракции “Единство”, были призваны продемонстрировать решимость президента двигаться в обозначенном направлении и создавали необходимый фон для диалога с предпринимателями.

Вообще встреча руководства Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), одного из ведущих объединений бизнеса страны, с Владимиром Путиным позволила смягчить климат во взаимоотношениях власти и бизнеса. Представители правительства, судя по всему, получили указание «более чутко» относиться к пожеланиям бизнесменов.

Сразу же после встречи премьер Михаил Касьянов подверг открытой критике действия правоо хранительных органов, направленные против предпринимателей. Усилиями Германа Грефа удалось найти компромисс между правительством и нефтяниками. Власть сформулировала обязательства, которые она готова взять перед сообществом бизнеса, и дала понять, что взамен ожидает выполнения встречных обязательств. По существу от лица президента был предложен новый «социальный контракт», масштабы которого выходят далеко за рамки формулы «благоприятный предпринимательский климат в обмен на политическую лояльность».

Совокупность событий, предшествовавших встрече с президентом и последовавших после нее, позволяет предположить, что «новые правила игры» носят гораздо более широкий и жесткий характер. Главная особенность «нового социального контракта» со стоит в том, что он откровенно навязан бизнесу государством с позиций недавно обретенной силы.

Крупным предпринимателям по существу предложили новую социальную роль, причем сделали это в форме, исключающей возможность отказа. К экономическому, социальному и политическому поведению бизнеса предъявлены повышенные требования.

Общий административный режим, в котором придется действовать бизнесу, будет отличаться высокой регламентацией и жесткостью. Новая система обязательств начинается с требований безусловной «прозрачности» и выплаты налогов в полном объеме, но к этому не сводится. Она предполагает также переход к политике «направляемых инвестиций», при которой объем и векторы инвестиционной активности частного сектора согласуются с государством. Так выглядит альтернатива новой индустриализации.

Создание трехмиллиардного фонда помощи военнослужащим, о котором Владимир Путин объявил на встрече с предпринимателями, а также форма, в которой это было сделано, следует признать «знаковым» событием. Из добровольного мероприятия «социальная ответственность», обязательство бизнеса вносить средства на значимые для государства цели, превращается в условие предпринимательской деятельности.

Возможность заниматься бизнесом была поставлена в прямую зависимость от готовности время от времени брать на себя подобные «социальные обязательства».

Согласно результатам исследований Центра политических технологий, нынешняя трактовка политической лояльности подразумевает “политическое разоружение” перед государством, публичный отказ от претензий на самостоятельное политическое влияние и четкое осуждение «олигархической» практики недавнего прошлого. Новая власть ориентируется на новый тип отношений с бизнесом, исключающий само существование института «олигархов».

Отказ от борьбы с властью в политическом поле обменивается на членство в «избранном круге» предпринимателей, включенном в режим постоянных консультаций с властью. Для представителей экономической элиты само содержание привилегированного статуса изменилось. С известной долей упрощения можно сказать, что «олигархов» сменяют «иерархи».

Записала Анастасия САЛОМЕЕВА