Страница редактора “БОССа”

Недавняя бурная дискуссия о государственном гимне (вне зависимости от того, как относиться к ее результату) будет иметь смысл только в одном случае — если станет началом разговора о том, что такое Российское государство и каким оно должно быть.

Почему, например, Российская Федерация? Чем похожа Ярославская область на штат Флорида? С какой стати плоды пропагандистского коммунистического интернационализма — АССР — объявлены национальными республиками?

Вопросы эти далеко не праздные. И имеющие прямое отношение к бизнесу. Потому что очень трудно заниматься бизнесом в нерационально структурированном государстве. Когда, например, Москва и Московская область (так же как Санкт-Петербург и область Ленинградская) представляют собой разные субъекты Федерации с разным законодательством. Проблематично строить стратегические планы компаний в стране, в которой таких планов на общенациональном уровне нет и в помине (несмотря на многомесячную кипучую деятельность центра Германа Грефа).

Кто-нибудь знает, что будет дальше? Реинтеграция постсоветского пространства? Или мы объявим святыней советские границы между союзными республиками, приватизированными под шумок московской борьбы за власть республиканскими партийно-хозяйственными элитами? Объявим так же, как объявили незыблемой Конституцию 1993 года, с ее политической системой, реагирующую только на сверхмощные сигналы обратной связи вроде знаменитого августовского кризиса.

Тезис о том, что рыночная экономика все расставит на свои места, — ложен. «Свободная рука» рынка может упорядочить ситуацию лишь до определенной степени — сама по себе она не обеспечит структурные реформы ни в экономике, ни в государственной структуре.

Очень обнадеживает то, что власть это понимает: взять, например, такой сильный ход, как образование федеральных округов весной прошлого года или лишение глав субъектов Федерации статуса сенаторов — первый шаг к совершенно закономерному, на мой взгляд, превращению их в глав субъектов, не имеющих элементов государственного суверенитета.

Следующим шагом было бы формулирование того, какой мы хотим видеть Россию и каковы должны быть шаги в этом направлении. Хотим ли сохранения нынешнего статуса одного из постсоветских государств или стремимся восстановить в той или иной форме Советский Союз? Будем ли мы отстаивать свои интересы на мировом рынке и в мировой политике или примкнем к тому или иному альянсу? Станем ли защищать интересы своего бизнеса или будем и дальше относиться к нему, как к неродному?

Я вовсе не уверен, что думать на эти темы нужно под музыку Александрова — гимн этот скорее должен служить напоминанием о том, что у России, как когда-то у СССР, должны быть стратегические цели. Но думать и говорить об этом пора.

Александр ПОЛЯНСКИЙ,

главный редактор