Страница редактора “БОССа”

Недавно было объявлено о проекте расширения полномочий налоговой полиции — превращения ее в полицию финансовую (см. обзор на странице 20). Полномочия полиции несколько месяцев назад уже были увеличены — поправками в УПК РСФСР подследственность ФСНП уголовных дел была существенно расширена.

Эта служба тогда получила право самостоятельно проводить расследование помимо собственно налоговых, еще и широкого спектра иных экономических преступлений. Следовательно, и без того весьма условная специализация ГУБЭП МВД, ГУБОП МВД, экономической контрразведки ФСБ, подразделений дознания ГТК и Федеральной службы налоговой полиции была по сути уничтожена.

Сейчас речь идет о новом расширении полномочий, причем без пропорционального сокращения прав Министерства внутренних дел и Федеральной службы безопасности. И в ближайшее время мы рискуем стать свидетелями острой борьбы между разными экономическими спецслужбами за «лакомых клиентов». Речь даже не о коррупции: общеизвестно, что эффективность деятельности органов по борьбе с преступностью оценивается политическим руководством, правительственными финансистами и всем обществом по «громким» делам.

Пока острых конфликтов между экономическими спецслужбами не наблюдалось (или о них не было известно широкой публике). Хотя недавние противоречия между ФСНП и МВД в оценке ситуации с объемом нелегального выпуска автомобилей на «АвтоВАЗе», — на мой взгляд, симптом как раз такой борьбы.

Эффективных рычагов сдерживания подобных противоречий не существует. Президента не хватит на все тайные и явные «разборки» между многочисленными подчиненными ему напрямую ведомствами. Совет безопасности, на который «де-факто» возложена координация правоохранительных органов, вряд ли с ней может справиться. Люди в погонах выполняют приказы только тех, кто «де-юре», а позиция Совбеза в российской системе власти не очень внятна.

Такой координатор неэффективен именно в ситуации с широкими, пересекающимися полномочиями спецслужб: при таком положении у правоохранительных структур нет и никакой потребности в координации. Объем законных возможностей у каждой из них вполне достаточен, чтобы вести работу без взаимодействия с коллегами.

Плюрализм экономических спецслужб — частный случай плохой организации системы исполнительной власти в целом. Такой же частный случай, как, например, несколько армий, существующих в России: Минобороны, «милицейская», эмчеэсовская и пограничная.

Устранение плюрализма, мне кажется, должно стать следующим этапом реформы власти, которую президент начал образованием федеральных округов и изменением состава Совета Федерации. Цель этого этапа должна, думаю, состоять в том, чтобы начать строить государственный аппарат с точки зрения политических задач, а не предоставлять его бюрократической самоорганизации.

Совершенно очевидно, на мой взгляд, что охрана правопорядка — это одна, единая политическая задача, а не три, и ей должно заниматься одно ведомство, а не МВД, ФСБ и ФСНП, как сейчас. Никаких разумных оснований для разделения ведомственными стенами МВД, ФСНП и ФСБ задач борьбы с общеэкономическими преступлениями, преступлениями налоговыми и преступлениями против государственной экономической безопасности не существует. Так же как и для разделения между МВД и ФСБ функций борьбы с организованной преступностью, в том числе чеченскими бандформированиями, и функций борьбы с терроризмом и политическим экстремизмом, в которых «милицейские» «чеченские бандформирования» фигурируют просто под другим названием.

Специализированные правоохранительные структуры, конечно, должны остаться, но в рамках единой организации. Мне кажется, нужно вернуться к идее формирования единого министерства, ответственного за охрану правопорядка, которая существовала в начале 90-х годов. При этом министерства, управляемого людьми, не связанными напрямую с так называемыми “чекистским”, “милицейским” и “полицейским” профессиональными сообществами.

Плюрализм в борьбе с преступностью должен быть устранен. Ведь очень трудно бороться за “чистую” экономику с помощью нынешнего расточительного и неэффективного правоохранительного механизма.

Александр ПОЛЯНСКИЙ, главный редактор