«В моем бизнесе — все главное»

Президент издательского дома «Компьютерра» Дмитрий Мендрелюк — едва ли не самый молодой среди издателей компьютерной прессы. Но, пожалуй, самый удачливый — за почти восемь лет, что существует его бизнес, он сумел превратить еженедельник «Компьютерра» в ведущее российское компьютерное издание, имеющее множество региональных «дочек». Кроме этого еженедельника, издательство выпускает ряд разнопрофильных весьма успешных журналов, так или иначе связанных с информационными технологиями.

Дмитрий начинал с информагентства, потом занялся СМИ. Теперь очень увлекается мультимедиа. Своими планами г-н Мендрелюк поделился с нашим журналом

«ЭЛЕКТРОННОЕ» ЗАВТРА — В ТУМАНЕ

— Дмитрий, не планируете ли Вы «завязать» с «офф-лайном» и перейти в Интернет?

— Нет. Интернет — только одно из важных направлений нашей работы. Не меньшее внимание мы уделяем «бумажным» продуктам, радио, телевидению… Сегодня для того, чтобы медиа-структура успешно развивалась, недостаточно быть представленным на каком-то одном носителе. Все направления должны дополнять и развивать друг друга…

По правде говоря, мы только начинаем всерьез заниматься Интернетом, хотя «Компьютерра» имеет свой сайт с 1997 года. Просто до сих пор рекламных денег в Рунете было явно недостаточно, чтобы поддерживать хороший и самоокупаемый проект. Сейчас деньги там появляются…

— В какой мере Интернет-версии заменят печатные версии Ваших изданий?

— Наши сайты и печатные издания не очень пересекаются. Во-первых, «бумажный» номер того или иного издания «выкладывается» в Интернете с большой задержкой, чтобы не мешать розничным продажам.

Во-вторых, объем трафика, связанного с электронными версиями «бумажных» изданий, составляет всего 20 процентов от общего трафика. На сайтах господствует совершенно другой «контент» — оперативные новости, специальные материалы, «он-лайновое» общение. Посетители приходят, как правило, именно за ними…

Понимаете, многие посетители Интернета не читают статьи журнального формата полностью: только заголовки и первые два-три абзаца. Тем более статьи в «Компьютерре», в «Инфобизнесе» — их все-таки тяжело читать на бегу, с экрана. Поэтому Интернет предназначен скорее для оперативной информации, для обмена мнениями.

А «бумажные» материалы теперь предназначены скорее для более глубокого анализа тех или иных новостей или проблем. В этом отношении Интернет похож на телевидение: большинство людей смотрят новости по телевизору, но не бросают при этом читать газеты. Хотя новости там, по большому счету, одни и те же — просто степень глубины разная.

— То есть в решении проблемы привлечения читателей печатных СМИ сайт не может помочь?

— Только в плане увеличения аудитории за счет пользователей Интернета. Зачастую это совсем разные аудитории.

— А вообще печатные издания, на Ваш взгляд, сохранятся в новой эре — эре Интернета?

— Издания типа «Космополитена», «Домашнего очага» или «За рулем», несомненно, будут жить — это ведь не информационный ресурс, а чтиво. А все, что связано с информационными потоками, скорее всего перейдет в Интернет — печатные носители такого рода уйдут в прошлое.

Российская компьютерная пресса в том виде, в каком ее в свое время придумали американцы, вроде PC Magazine или Computerworld, умрет точно. Если помните, вначале Computerworld вообще представлял собой сборник необработанных пресс-релизов. Сейчас «контент» там чуть более проработан. Но кто будет покупать журнал за 5 долларов, когда те же пресс-релизы можно получать по электронной почте или читать в Интернете?…

Скорее всего отомрут ежемесячные информационные журналы. Так что всем уже сегодня надо думать о новых формах.

— Я смотрю, не жалуете Вы конкурентов.

— Просто высказал свою точку зрения… Вообще, чтобы говорить, кто умрет, а кто не умрет, надо понимать, какой носитель информации через 5 лет будет актуален. Может быть, в скором времени мы будем доставать экран, свернутый в трубочку, разворачивать его, немедленно связываться с помощью ближайшей «соты» с Сетью, голосом запрашивать все, что нужно, и работать.

С технологической точки зрения, нечто похожее на уровне опытных образцов возможно уже сейчас.

НЕКОМПЬЮТЕРНЫЕ ЖУРНАЛЫ О КОМПЬЮТЕРАХ

— Рынок компьютерной периодики был самым «продвинутым» среди рынков «отраслевых» СМИ десять лет назад, когда Вы начинали. Сейчас к нему подтянулись остальные рынки?

— «Продвинутый»? Было большое число изданий — это да. В момент появления «Компьютерры» на рынке было более десятка заметных изданий. В отношении же содержания «продвинутым» этот рынок не был никогда.

Только для того, чтобы определиться с аудиторией, на которую направлено издание, многим понадобились многие годы. А некоторые умерли, так и не определившись.

— Теперь соотношение количества и качества компьютерной прессы изменилось?

— Изданий стало меньше. А качество, на мой взгляд, не сильно улучшилось.

Вообще, мы, например, всячески уходим от понятия «компьютерная пресса». Когда газету «Компьютерра» читают американские коллеги, они говорят: «Ну какая же это компьютерная пресса?» Издание это с точки зрения формата «контента» слишком массовое для компьютерного в западном понимании. Но у нас в стране несколько иной характер информационных потребностей, иная аудитория, более интеллектуальная и менее прагматичная по сравнению с той же американской.

А еженедельник «Инфобизнес» — тем более не компьютерное издание. Это бизнес-издание, акцентированное на информационной проблематике. Журнал же Game.exe, посвященный компьютерным играм, — это вообще скорее сборник художественных произведений, описывающих игры.

— То есть для Вас первична «работающая» концепция издания, а не сегмент информационного рынка, на котором оно будет выходить?

— Да. Для хорошего актера не составит проблемы играть в комедии или в трагедии, в театре или в телерекламе.

— И если завтра появится интересная концепция автомобильного издания, Вы будете ее реализовывать?

— Может быть. Это бизнес, и на первом месте стоит коммерческий успех издания.

БЕРЕЗОВСКИЙ ИСПОРТИЛ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КЛИМАТ

— Вы в 1998 году начали делать «чистое» бизнес-издание — «Бизнес-журнал», в сотрудничестве с Форбсом. Проект «не пошел»?

— Первый номер «Бизнес-журнала» вышел 18 августа 1998 года. Мы выпустили и второй номер. Но потом взвесили свои силы, осознали, что начавшийся экономический кризис — надолго и журнал «в минус» нужно будет выпускать года два. Это первая причина.

Вторая — как раз на начало выпуска журнала пришлись разборки Березовского с Форбсом по поводу публикации в одной из газет о начале деловой карьеры Бориса Абрамовича. Статья называлась «Крестный отец Кремля», помните?

Это выяснение отношений сформировало у международного медиа-концерна негативное впечатление о российском рынке, России вообще. Они и раньше недолюбливали Россию. И небезызвестной Эстер Дайсон (автору знаменитой книги «Жизнь в эпоху Интернета», русское издание которой вышло в издательстве «Бизнес и компьютер». — Ред.), которая помогала мне в переговорах с Форбсом, стоило немалых усилий убедить его менеджеров в возможности сотрудничества с российским изданием. А после того как господин Березовский подал на Форбса в суд, наше взаимодействие перестало получаться вовсе.

На уровне среднего менеджмента корпорации Forbes мы стали встречать весьма прохладное отношение, тем более что тогда в ней происходили определенные пертурбации и реорганизации. Но это не главное — в конце концов, можно было выпускать журнал и без Форбса. Основная причина — конечно, кризис.

— От попыток сделать классическое бизнес-издание Вы, стало быть, отказались?

— Ничего подобного. Мы сейчас «Инфобизнес» развиваем в направлении как раз классического бизнес-издания. Тем более что если посмотреть современные западные деловые журналы, то они в большей части посвящены информационным проблемам. Весь бизнес движется в сторону информационных технологий. Можно даже сказать, что экономическая жизнь движется в сторону IT-бизнеса и настанет время, когда слово «бизнес» будет подразумевать «высокотехнологичный бизнес».

Наша страна движется в этом направлении, только мы попытались «встать в эту колею» сразу со старта, а не двигаться к ней окольным путем.

— То есть переименование журнала «Компьюнити» в «Инфобизнес» было связано именно со стремлением превратить его в бизнес-издание?

— Нет, не так. «Инфобизнес» — новый журнал. Просто мы «встали на плечи» старому, «Компьюнити», который по разным причинам решили закрыть.

Я думаю, звездный час «Инфобизнеса» настанет тогда, когда в нашей стране появится развитой фондовый рынок, — на нем hi-tech-компании играют ключевую роль. Это самые горячие «фишки» на биржевом рынке Америки и других стран. За ними все следят: и за Amazon.com, и за yahoo.com… Потому что в США большинство граждан — инвесторы.

— Но ведь эти Интернет-проекты в значительной степени — «МММ». Разве не так?

— Это небесспорное утверждение, но я сейчас говорю о спросе на информацию о таких фирмах. Спрос на ценные бумаги Интернет-компаний растет и постоянно увеличивается, а значит, растет спрос и на информацию об этих компаниях.

В США включаешь обычные теленовости, и половина выпусков — о hi-tech-фирмах. Мой друг, живущий в Америке и вложивший средства в различные высокотехнологичные компании, смотрит каждый раз новости, не отрываясь… В один день акции Amazon упали, и он ругается на телевизор на чем свет стоит: «черт, я потерял сегодня 20 тысяч долларов!» В другой день акции Cisco возросли в цене, и он радуется, как ребенок: «Я сегодня заработал 40 тысяч долларов».

Сейчас наш Интернет-рынок активно развивается. Не всегда устойчиво, но развивается. Волна эйфории схлынула, жизнь показала, кто есть кто, у кого какой потенциал. Время громогласных Интернет-гуру потихоньку проходит, и бизнес в Сети, слава Богу, становится похож на нормальный бизнес. Правда, с теми же проблемами: кадры, менеджмент, планирование. «Волшебных палочек» становится все меньше. Как бы ни хорохорились некоторые сетевые фирмы, они прекрасно понимают, что на рынок могут прийти компании из другой «весовой категории» — например, IBS, «Ай-Ти», дистрибьюторские компании — и расстановка сил быстро изменится. Это происходит уже и идет на пользу рынку.

«НЕДЖИНСОВЫЙ» СТИЛЬ

— А как Вы начали заниматься издательским бизнесом?

— Я после экономико-статистического института занимался маркетингом, в частности маркетинговыми исследованиями на рынке информационных технологий — для западных компаний. И создал информационное агентство: в 1990 году накопилось очень много информации по компьютерному рынку и были налажены контакты с ключевыми источниками таких сведений. Грех было не построить на основе этих ресурсов бизнес.

Вообще, в то время я много чего создавал — и компьютерную биржу на МТБ, и компании разные. Но главным постепенно стало именно информагентство.

Я пытался продавать новостную подписку по электронной почте — в те-то времена! Это оказалось слишком дорого. Людей, фирм, которые могли заплатить за полгода рассылки 100 долларов, набралось только двадцать. Их абонентской платы с трудом хватало, чтобы купить технику. И стало понятно, что окупать информацию надо другим способом — рекламой.

Мы в 1992 году стали искать носители для рекламы. Собственно, вариантов было не так много, потому и решили издавать газету «Компьютерра». Надо сказать, что в те времена издавать газету означало примерно то же, что иметь собственную авиакомпанию — по крайней мере для меня. Это было на грани невозможного и поэтому выглядело очень привлекательно.

— Сначала — газета, а потом начали заниматься другими «полиграфическими» проектами?

— Газета просто сразу же оказалась весьма успешной, с первого номера она уже была прибыльной…

— За счет дефицита информации о рынке?

— Она была не такой, как другие. Если Computerworld и «Софтмаркет» ориентировались на западную модель издания, то мы взяли отечественную модель, отработанную на газете «Коммерсантъ». Успех «Коммерсанта» был очевиден, и это была российская журналистика, очищенная от советских наслоений.

— Прошу прощения, но «Коммерсантъ» стал «Коммерсантом», потому что полностью отказался от модели СМИ с профессиональными журналистами.

— И у нас в «Компьютерре» никогда не было ни одного традиционного журналиста. Довольно быстро выяснилось, что вырастить из человека после журфака компьютерного журналиста просто невозможно. Сделать из технаря журналиста гораздо проще. Объяснения этому парадоксу я не нахожу.

— А что все-таки было причиной успеха «Компьютерры» буквально с первых номеров? Более высокий, чем у конкурентов, уровень «контента»?

— Ну в отношении «контента» мы были вне конкуренции: что могли противопоставить в основном переводные издания нашей «живой» информации? Мы делали то, что сразу было очень востребовано: мы старались создавать газету, а не сборник технических релизов. Я и сейчас уверен, что российскую компьютерную журналистику создает именно «Компьютерра».

И потом выход «Компьютерры» совпал с появлением компьютерного рекламного рынка. До этого не было компьютерной рекламы — что-то появлялось в «Мире ПК», но так, мелочи.

— Как же в те годы жили издания?

— Во-первых, с розничных продаж. Полиграфия и бумага стоили копейки. И еще «джинсу» продавали («джинса» — оплаченные заинтересованными лицами материалы под видом редакционных. — Ред.). А мы «джинсой» никогда не занимались.

— Простите, не верю.

— Тем не менее это действительно так. Но откройся мы на год раньше, возможно, и нам пришлось бы продавать заказные материалы.

В этом отношении «Компьютерре» просто повезло: российская компьютерная реклама появилась одновременно с нами.

Редакции и коммерческая служба в нашем издательстве жестко разделены: не дай Бог рекламодатель позвонит главному редактору «Компьютерры» с какими-то претензиями по материалам издания — он врага себе наживет на всю жизнь.

Благодаря этому мы и обеспечиваем качество продуктов: редакции не зависят от рекламного отдела, а рекламный отдел — от редакций. Редакции могут готовить какие угодно материалы (но, разумеется, объективные, не содержащие ложной информации) о каких угодно фирмах, в том числе рекламодателях.

— И никаких проблем не возникает?

— Нет, «разборки», конечно, бывают, причем не с солидными фирмами, а со всякими мелкими компаниями, которые считают себя пупами земли…

Хорошо политическим газетам: они «полощут» одних, а деньги получают от других. А у нас предметы внимания и рекламодатели — одни и те же фирмы и люди. Да еще и рынок наш компьютерный не очень твердо стоит на ногах…

Бывает, что рекламодатели обижаются на наши публикации и уходят. Но, как правило, возвращаются, потому что их интересует результат, а не абстрактная «дружба с редакцией».

— То есть принципами не поступаетесь?

— Поймите: это не эмоции. Это просчитано. Если один раз мы уступим, потом придется постоянно прогибаться. За примерами далеко за пределы компьютерного рынка ходить не надо: возьмите пяток компьютерных журналов наугад… Да и аудитория от нас отвернется.

КАЖДОМУ ГОРОДУ — ПО «КОМПЬЮТЕРРЕ»

— А «Компьютерра» вообще большое издательство?

— Сотни полторы человек в центральном офисе и франчайзинговая сеть: у нас есть еще региональные издания. Около 50 городов выпускают свои региональные «Компьютерры». Есть «Компьютерра-Израиль». И еще «Game.exe-Литва», например.

Дочерние издания выпускаются на принципах франчайзинга. Мы верстаем у себя весь «контент», а потом передаем им. Они его скачивают, добавляют туда свою рекламу, свои новости на выделенных для этого полосах (это 2—3 полосы) и печатают.

Региональные издания — это очень, очень успешный проект. Раньше «Компьютерру» читали 50 тысяч человек, а с появлением региональных «Компьютерр» тираж стал почти 200 тысяч экземпляров. Полугодовая накопленная аудитория у «Компьютерры» — более миллиона, и по этому показателю мы обгоняем многие общеполитические и деловые еженедельники.

Развиваем также радиопередачи — делаем их пока в Москве, а наши представители в регионах продвигают их у себя. То есть активно развиваем наш бренд, а он уже продвигает наши новые проекты.

ИЗДАНИЯ ПРИБЫЛЬНЫЕ И СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ

— Как издательство пережило 1998 год?

— Плохо пережило — как и все. До 1998 года было ощущение, что денег уже много и считать их не нужно. Можно делать то, что нравится. Казалось, что так будет всегда.

А после 1998 года пришлось все «сжимать», считать каждую копейку.

— И тем не менее, кроме «Бизнес-журнала», Вы никаких проектов не закрыли?

— Нет, это не так. Мы закрыли массу проектов: журнал про видеоигры, например, некоторые другие…

— Потому что они были нерентабельными?

— Да.

— То есть бесприбыльные издания закрываются?

— Такой жесткой зависимости нет. «Сатирикон» был бесприбыльным, и я его закрыл. Но если завтра будет неприбыльным журнал «Инфобизнес», я его не закрою, потому что для нашего издательского дома он, скажем так, социально значим. Как, впрочем, и вообще для компьютерного рынка.

Почему во многих издательских домах есть неприбыльные проекты? Например, политические ежедневные газеты в олигархических медиа-группах? Потому что такие издания обязательно нужно иметь, чтобы как-то влиять на рынок, обладать рупором. Это в некоторых случаях — элемент обязательного «джентльменского набора». Примерно та же ситуация и у нас.

ПРОЕКТЫ И ИНВЕСТОРЫ

— Каким Вы видите свой бизнес в ближайшие два-три года?

— Если ничего драматичного не произойдет в политике и экономике, реализуем несколько очень интересных проектов, связанных с большими инвестициями.

— Собираетесь инвесторов привлекать?

— Они сами собой привлекаются. Но если у тебя все плохо, тебе нужны деньги любой ценой. А когда ситуация нормальная, ты выбираешь, раздумываешь — инвестиции нужны не на любых условиях. Вот нам как раз нужны не на любых. Понимаете, с помощью сторонних инвестиций можно сделать что-то быстрее. Сделать же принципиально новое нельзя.

— Речь идет об участии в уставном капитале «Компьютерры»?

— Да. Контроль никогда не был для меня самоцелью. Развитие бизнеса всегда было более значимо. Кстати, у многих миллиардеров вроде Билла Гейтса доля в созданных ими компаниях сильно далека от контрольного пакета…

Беседу вел Александр ПОЛЯНСКИЙ